Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Память

Валенки для младенца. На вырост

Какие вы молодцы, уважаемые сотрудники редакции газеты «Владивосток», что придумали и организовали такую нужную акцию «Я помню. Помните и вы». Не должно быть забытым и канувшим в безвестность то, как жило наше поколение в страшные годы войны… Я родился ровно за месяц до начала войны и, конечно, многого помнить просто не могу, но помню рассказы мамы о том времени.

И похоронки, похоронки…

22 июня 1941 года мама и я лежали в больнице и как раз принесли женщинам малышей на кормежку. И тут передали известие о войне. Мама вспоминала, что чуть не уронила меня, когда услышала эту новость. Она-то думала, что мой отец, который был офицером и служил на Балтике, вот-вот приедет в отпуск. А тут какие уж отпуска…

Жили мы тогда в городе Шарья Костромской области – у маминых родителей, бабушки и деда. Военных действий, к счастью, у нас не было. Не дошла к нам война.

В первые дни войны ушел на фронт добровольцем мамин брат, мой дядя. Ушел, несмотря на то что у него была бронь, так как он работал на железной дороге. Прошел всю войну танкистом и сгорел в танке под Будапештом в начале 1945 года.

А мама моя с первых дней войны моталась по области, занимаясь организацией детских домов и приютов для детей, оставшихся без родителей, детей-беженцев. Так что я рос под присмотром бабушки и деда.

Дед мой Егор Степанович работал машинистом на железной дороге и был постоянно в поездках, водил на запад составы с войсками и военной техникой. В одну из таких поездок он простудился и вскоре умер. Остались мы с бабушкой Прасковьей Ивановной одни.

Время было голодное и трудное. И похоронки, похоронки… Бабушка говорила, что первые месяцы войны они приходили едва ли не каждый день.

Карточек на хлеб у нас тогда не было, но продавали хлеб строго по норме на каждого члена семьи, а значит, надо было стоять в очереди всем – и детям, и взрослым. Хорошо помню эти очереди, занимать которые мы все вместе ходили в шесть утра. Чтобы не было путаницы, каждому на ладошке писали номер химическим карандашом. Пока ждали хлебовозку, взрослые вели разговоры, а ребятня играла, во что могла: зимой, например, ледышку, как мяч, гоняли. Хлебовозка обычно приезжала к восьми утра – грузовая машина с хлебной будкой, из которой шел невероятно вкусный запах свежего хлеба. Я частенько, в четыре-пять лет, когда нес хлеб домой, съедал потихоньку самое вкусное – корочку, за что мне и влетало от взрослых.

Хорошо помню окончание войны и День Победы: как ликовали все, буквально все, как плакали и целовались с незнакомыми людьми.

Пальцы в кровь от кирпичей

Не менее тяжелыми были и послевоенные годы, которые я помню уже лучше и о которых хочу рассказать.

В 1948 году я пошел учиться в школу-семилетку. Был большой недобор учеников, поэтому мы учились в одну смену. О новых учебниках и речи не шло, мы передавали из класса в класс еще довоенные учебники и относились к ним максимально бережно, подклеивали, оборачивали газетами. Тетрадей не хватало – писали на оберточной бумаге. Что такое чернильницы-непроливайки и перьевые ручки, сегодня, наверное, ни один школьник и представить не в силах, а мы каждый день носили чернильницы в школу и обратно в мешочках, которые нам специально шили мамы.

Помню, когда учился во втором классе, нас всех собрали, посадили в машины и повезли в колхоз «Рассвет» – собирать колоски ржи после покоса. Построили всех цепочкой, дали мешок из рогожи на двоих и по стерне через все поле отправили собирать…

А после четвертого класса я устроился на первую свою реальную подработку – надо было помогать маме и бабушке. Работал на кирпичном заводе – занимался штабелевкой кирпичей на поддоны. Кирпичи были не совсем остывшие, так что вскоре подушечки пальцев у меня были стерты до крови. Нет, конечно, нам выдали рукавицы, но на детских руках они были безразмерными, носить в них кирпичи было ужасно неудобно. Дома бабушка мазала мне руки гусиным жиром, а потом сшила рукавицы по размеру. Через две недели работы я получил свою самую первую и самую настоящую зарплату. Как я был горд!

Время было голодное, постоянно хотелось есть. Ловили рыбу в речушке. Летом много времени проводили в лесу, собирали грибы и ягоды: рыжиков, голубики, клюквы росло столько, что успевай – не ленись. Мы даже продавали ягоду на станции. А мимо нас неслись вагоны с военной техникой – трофейной, нашей, новой и раскуроченной. Нам, мальчишкам, было очень интересно, и, если состав останавливался, мы как саранча лезли на платформы, откуда гоняла нас охрана.

Игры у нас были самые простые и незатейливые: к примеру, мяч для игры в футбол мы делали из носка, который набивали опилками и завязывали. Мы были, как все пацаны во все времена, немного непослушны, немного проказники. Но мы не курили, ни за что и никогда не взяли бы чужого. Мы рано повзрослели и изо всех сил помогали старшим, чем могли.

Одевались во что попало, чаще – донашивали вещи за старшими, реже – носили что-то сшитое мамиными или бабушкиными руками. Помню, дедушка мне, еще младенцу, сшил на вырост валенки из обрезков транспортерной ленты. Сносу тем валенкам не было, сколько лет я их носил…

Валерий КОРОЛЬКОВ, Владивосток

«Я помню. Помните и вы»

Мы продолжаем, уважаемые читатели, публиковать письма, приходящие от вас на акцию «В». В них труженики тыла, дети войны делятся воспоминаниями о том, как пережили Великую Отечественную. А вы помните, КАК это было? Помните, как жилось тогда, что люди говорили, что делали, как выносили это неимоверно трудное время?

Расскажите нам о том, что вы помните. Этого нельзя забывать, эти воспоминания не должны уйти и кануть в безвестность.

Расскажите! Мы не имеем права забыть эти четыре страшных года – с 1941-го по 1945-й.

Ваши мама, папа, бабушка или дедушка рассказывали вам, как жилось во время войны? Поделитесь с нами, со всеми читателями «В».

Наш адрес: 690014, Владивосток, Народный проспект, 13, газета «Владивосток», акция «Я помню. Помните и вы».

Для электронных писем: news@vladnews.ru с пометкой «Акция «В».

comments powered by Disqus
В этом номере:
Пока мы едины, мы непобедимы
Пока мы едины, мы непобедимы

Владивостокцы вышли на улицы, чтобы вместе отметить главный государственный праздник

Хронограф Победы

Из сводок Совинформбюро с 30 октября по 5 ноября 1944 года

Ты кто, Желток или Счастливчик?
Ты кто, Желток или Счастливчик?

В Москве проходит фестиваль Русского географического общества, участники которого выбирают имя для леопарда, живущего в расположенном в Приморье заповеднике.

Зарплатное банковское рабство отменяют

В ближайшее время работники российских предприятий получат возможность самим выбирать для открытия счета банки, куда будет перечисляться их заработная плата.

Моржи поплыли навстречу холодам

Первые в этом сезоне заплывы моржей прошли во Владивостоке в минувшие выходные.

Последние номера
газета
газета
газета
газета