Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Ситуация

Русские своих не бросают?

Вынужденные переселенцы с Украины не знают, как им жить дальше… в Приморье
Русские своих не бросают?

Наш край, по последним данным, принял более полутора тысяч беженцев, в основном из Донецка, Луганска и прилегающих к ним районов. Граждан Украины, бежавших от ужасов войны, оставивших на родной земле своих близких и все имущество, расселили в 53 пунктах временного размещения (ПВР), расположенных на территории 18 муниципалитетов Приморья.

Дары не помещались

Шахтерский поселок Липовцы Октябрьского района приютил 59 переселенцев, в том числе 20 детей – от младенцев до школьников. Об этом редакции «В» сообщил по телефону местный житель. Он уверял, что в этом поселке беженцы живут в ужасных бытовых условиях. Что у вынужденных гостей нет ни работы, ни денег, ни продуктов. Зато среди них есть больные и даже нуждающиеся в срочном хирургическом вмешательстве, но медицинскую помощь люди получить не могут. Потому как они – не россияне. Кроме того, в ближайшее время их якобы собираются выселить из занимаемого помещения. Но иного жилья у них нет, а на календаре октябрь…

Этот звонок был сродни сигналу SOS. И не отреагировать на него мы не могли. В этот же день (а это был четверг) информация о бедственном положении граждан Украины в селе Липовцы вышла в эфир наших коллег – радио «Лемма» и радио VBC. Кроме того, мы вывесили в Интернете на городском родительском портале Владмама объявление о сборе гуманитарной помощи для переселенцев. Плюс кинули аналогичный клич среди наших сотрудников.

Горожане отреагировали на наш призыв мгновенно. К вечеру пятницы холл первого этажа здания редакции «В» был заставлен сумками, коробками и разномастными пакетами. Жители города несли женские и мужские теплые куртки и пальто, одежду и обувь для взрослых и детей, предметы личной гигиены и продукты питания длительного хранения. Многие вещи были в фирменных пакетах, с магазинными бирками и ярлыками. А если и б/у, то в очень хорошем состоянии. Те, кто не мог по какой-либо причине принести гуманитарку сам, просили приехать к ним домой. И мы не отказывались. При этом дарители не оставляли своих данных. В лучшем случае называли имя и отчество. Чистосердечный порыв горожан был столь масштабен, что в понедельник, в день нашего отъезда в Липовцы, пришлось нанимать дополнительный автобус: все дары в редакционный «микрик» не помещались.

Жить в больнице опасно

Переселенцы нас ждали. Но не только из-за нашего груза. Хотя он действительно был к месту, особенно актуальными оказались теплая верхняя одежда, зимняя обувь и свитера. Как выяснилось, корреспонденты «В» были едва ли не единственными, кто приехал в приморскую глубинку с «большой земли», чтобы выслушать беженцев и помочь им в решении накопившихся проблем. Конечно, по мере возможности.

Чиновники из департамента труда и социального развития Приморского края, ответственные за «организацию временного социально-бытового обустройства лиц, вынужденно покинувших территорию Украины и находящихся в пунктах временного размещения», в этих краях ни разу не появлялись. По крайней мере, люди их не видели.

Беженцы из Донецка прилетели в Приморье 27 сентября, ближе к вечеру. В три часа ночи их привезли в Липовцы, где поселили в заброшенном 4­этажном здании липовецкой участковой больницы. Правда, холодная вода и электричество здесь имелись. Ютиться новоселам не пришлось: пустых палат хватило на всех. Каждая семья получила по комнате на втором и третьем этажах. Только радости от новоселья не было. Осень в Приморье хоть и теплая, но сырая. Первые же осадки показали, что нормально жить в этих «хоромах» невозможно. Даже опасно. Хотя само здание бывшей больницы еще крепкое, пусть и продуваемое ветрами, – ему только 31 год.

За два дня до нашего визита некоторые районы края, в том числе и Октябрьский, накрыл дождь. Его последствия нам показали… на четвертом этаже, где во многих комнатах на полу, в лужах, стояли тазики, ведра, кастрюли и банки. Это были «средства спасения» от дождевой воды, скопившейся на плоской крыше.

– Дождь начался вечером, а третий этаж затопило уже ночью. Мы не были готовы к такой ситуации. В спешке хватали любые емкости – все, что попадалось под руки, и бежали наверх. А на четвертом этаже темно, освещение только естественное – через окна. Ведра и тазы ставили почти на ощупь, ориентируясь по звуку падающих струй, – рассказывали вынужденные переселенцы.

Мужчины опустошали емкости и снова ставили под струи льющейся воды до самого восхода, но с потопом все-таки справились. А когда рассвело, испугались. Спасая от воды свой нехитрый скарб, они были на волосок от гибели. На отсыревшем потолке и стенах висела электропроводка, местами оголенная. Не исключено, что она была под напряжением. Больница-то не обесточена! Вода также попала в разбитый и открытый электрощит. Кроме того, по потолку четвертого этажа, как и по всему зданию, тянулся провод и были установлены датчики недавно смонтированной (и действующей!) противопожарной сигнализации. Если бы произошло замыкание, то трагедии не миновать. К счастью, обошлось.

14 сентября в Липовцы приезжали Владимир Миклушевский, на тот момент еще и.о. губернатора Приморья, и вице-губернатор Павел Серебряков. По словам местных жителей, Серебряков осмотрел все здание бывшей участковой больницы и ушел разочарованным. Он все понял. Тем не менее пункт временного размещения переселенцев с Украины в Липовцах все одно запустили. Видимо, иного помещения, более подходящего для жилья, в Октябрьском районе не нашлось.

Позже автор этих строк рассказал начальнику районного отдела УФМС Сергею Белецкому о не самых лучших бытовых условиях, в которых оказались вынужденные переселенцы с Украины. И он столь безысходной ситуации не удивился. По его словам, жителям Донецка еще повезло. Да, здание заброшенное, но зато у каждой семьи есть свой угол. А в поселке Михайловка, это Михайловский муниципальный район, беженцев разместили в спортзале детско-юношеской спортивной школы.

Ваши деньги закончились

Первые дни пребывания в Приморье переселенцев кормили три раза в день. Блюда были полноценными, пища – сытной, люди были довольны. Согласно постановлению администрации Приморского края от 25 июля 2014 года, на их социально-бытовое обустройство из краевого бюджета выделялось 800 рублей на человека в сутки. Из расчета: 400 рублей – оплата временного проживания, 250 рублей – на питание и 150 рублей – транспортные расходы. Но 1 октября беженцев сняли с пищевого довольствия. По крайней мере тех, кого разместили в Липовцах. А ведь среди них дети.

– Нам сказали, что деньги, выделенные на нас, закончились. Спасибо местным жителям, они привезли нам продукты, крупы. Мы их разделили между семьями и готовим сейчас самостоятельно, – рассказала одна из жительниц пункта временного размещения Людмила.

Можно, конечно, сходить в магазин либо на рынок. И квартиру в поселке тоже можно снять, но кошельки у граждан Украины пустые. И заработать здесь негде. Местные уезжают на заработки в Уссурийск, Артем, Владивосток. Это в былые годы Липовцы славились своим опытно-экспериментальным керамическим заводом, которого сейчас нет. И Липовецкое шахтоуправление, здешнее градообразующее предприятие, в рабочих руках не нуждается.

Чтобы как-то выжить, в огородную пору беженцы за гроши нанимались копать картошку, помогали жителям поселка по хозяйству.

– Наши парни втроем разгрузили вагон угля и получили по пятьсот рублей. Разве ж это деньги? Разве на них можно семью прокормить?! – спрашивает меня профессиональный водитель Игорь Марченко.

Я с ним соглашаюсь, плата за каторжный труд действительно копеечная. Узбеки за эту же работу наверняка получили бы больше. А здесь скупой работодатель явно сэкономил на переселенцах, пользуясь их безвыходным положением. Бог ему судья. Такая же история и с арендой жилья. Еще недавно ухоженную квартиру с мебелью в Липовцах можно было снять за 5-6 тысяч рублей. После приезда жителей Донецка рента этой же квартиры подскочила до 10 тысяч плюс коммунальные услуги. Некоторые хозяева задирают цену до 15 тысяч рублей. Вот уж, действительно, кому война, а кому мать родна.

Кстати, в поселке Михайловка тоже попытались лишить переселенцев централизованного питания. Как объяснили украинцам, из-за отсутствия финансирования. Но там этот номер не прошел. Беженцы собрали сход и пригрозили главе района, что обратятся с жалобой к губернатору. И проблема была тут же закрыта.

– Мы общаемся с земляками, размещенными в других районах. И везде переселенцев кормят. А нам почему-то отказали, – рассказывают жители Донецка. Теперь уже бывшие жители.

Потенциал не используется

У Игоря Марченко водительское удостоверение с категориями A, B, С, D. Ему 45 лет – самый продуктивный возраст для мужчины. И разрешение на временное проживание у него есть. Но на работу по специальности его не берут: у него водительские права на украинском языке.

– Так что ж мне теперь, переучиваться? Да я бы пошел, но за учебу надо платить, а где брать деньги? – говорит Игорь и в сердцах машет рукой. И я не знаю, что ему ответить. Круг замкнулся.

От безысходности у здорового, крепкого мужика настроение минорное. Тем не менее на стакан он не подсел. Как, впрочем, и его товарищи по несчастью. В общине переселенцев сухой закон. Не время сейчас проблемы заливать водкой, да и не по карману.

Между тем среди донецких беженцев – специалисты с высшим и средне-специальным образованием. К примеру, есть автослесарь, электрогазосварщик 6-го разряда, слесарь механосборочных работ, шлифовщик МДФ, инженер связи, кондитер, тракторист-механизатор, следователь, юристы, экономисты, главный бухгалтер, инженер-программист, специалист по прикладной математике, врач скорой помощи, медсестра. Плюс продавцы пром– и продтоваров, повара, парикмахеры, кондитеры… Причем их не надо обучать русскому языку. Они говорят на нем. Кроме того, наши новоявленные земляки – православные. И этим многое сказано.

– Мы выехали из зоны тяжелой промышленности. Донецк и Луганск – это крупные индустриальные центры, где заводы и фабрики стоят буквально бок обок. Там невозможно сидеть сложа руки. Если ты не будешь работать, ты не будешь жить. Мы привыкли работать и мы хотим работать, – уверяют беженцы.

У них на руках документ, который дает право находиться на территории России в течение года. И, самое главное, позволяет работать без специального разрешения. Эту справку с фотографией и печатью они получили еще в Крыму от Регионального управления федеральной миграционной службы РФ вместо паспортов граждан Украины, временно изъятых. Более того, для таких, как они, власти РФ отменили квоты на трудоустройство в нашем регионе.

Чтобы начать зарабатывать, вынужденным переселенцам надо лишь заключить договор с работодателем. И все! Соответствующая информация есть на сайтах всех муниципальных образований Приморского края. В том числе и Октябрьского района. По крайней мере, должна быть. В свою очередь, глав районов обязали провести разъяснительную работу с предпринимателями, чтобы они с пониманием отнеслись к людям, которые фактически начинают жизнь с нуля.

Напомним, что, по последним данным, в Приморье более 3,45 тысячи вакансий для граждан Украины, из них почти 900 – с предоставлением жилья. Но дело было на бумаге…

– С картами временной регистрации нас на работу не берут. Куда бы ни обращались, нам культурно отказывают по любой причине. Мы общаемся с начальником отдела кадров по телефону. Нас просят перезвонить через 15 минут, чтобы уточнить наш статус. Перезваниваем через 15 минут, через 20, через полчаса – на другом конце провода либо вообще не берут трубку, либо говорят, мол, извините, место уже занято. Центр занятости предлагал нам список вакансий с проживанием. Но практически везде дают койко-место в общежитии, и то только работнику. А как быть, если в семье восемь человек? Значит, муж будет жить отдельно, а жена с детьми отдельно? Это же не нормально. Как такое может быть? – удивлялись украинцы.

Они не понимают, почему мы не используем их потенциал, а наоборот, отторгаем. И даже, как они считают, выталкиваем их обратно на историческую родину.

Мы денег не видели

Крыша над головой – это проблема номер один, помимо работы, для переселенцев. И здесь тоже появилась неопределенность. На минувшей неделе сотрудник местного муниципалитета, ответственный за работу ПВР, предложил, по словам украинцев, «пошевелиться», чтобы как можно быстрее освободить помещение. Поскольку в пункте временного размещения они могут находиться только 30 дней, то есть до 28 октября. На этот срок был заключен договор между руководством Октябрьской центральной районной больницы и администрацией Октябрьского муниципального района на аренду здания бывшей липовецкой участковой больницы. Хотя до приезда украинцев оно длительное время стояло пустым и медленно приходило в негодность: нерентабельно содержать лечебницу в поселке с населением чуть более шести тысяч человек. В районном центре, в селе Покровка (это в 25 километрах от Липовцев), действует районная больница. Впрочем, руководство больницы понять можно: за свет и воду кто-то должен платить, а у районной здравницы миллионных доходов явно нет. Но…

– Куда мы пойдем? – вопрошают гости поневоле. – В Уссурийске для нас очень много работы по профессии. Но, во-первых, как туда попасть? От Липовцев это далеко и дорого. Чтобы уехать, на билет надо 100­150 гривен. Простите, рублей. Во-вторых, деньги нужны, чтобы снять квартиру и как-то прожить первое время. По поселку ходят слухи, что мы каждый день получаем по 800 рублей, поэтому можем не работать. Отсюда и соответствующее отношение к нам у части местного населения. А мы этих денег не видели! Вы так и напишите в газете, НЕ ВИДЕЛИ! Потому что у людей нет информации, кто мы такие, зачем сюда приехали, отсюда и непонятные разговоры, – напутствовали корреспондентов «В» переселенцы.

Вспоминая Экзюпери

Мы планировали быстро выгрузить гуманитарную помощь, переговорить за жизнь и рвануть домой, чтобы вернуться во Владивосток засветло. Но задержались почти на три часа: не могли уехать, не выслушав людей. Вопросов у переселенцев было много, и почти все требовали безотлагательных ответов, которых у нас, понятно, не было.

Например, срок действия медицинского полиса у них истекает 28 октября. И что дальше? Смогут ли они воспользоваться бесплатной медицинской помощью после этой даты?

У многих украинцев на родине остались близкие, а связи с ними нет. Даже телефонной, не говоря уже об Интернете. Потому что по справкам, которые у них на руках, в салонах сотовой связи sim-карты не продают. Хотя это незаконно.

По той же причине они не могут получить денежные переводы от родственников. Более того, с них, как с граждан Украины, будут вычитать 30 процентов из официальной заработной платы. Таков закон.

– А жить тогда на что? – негодуют переселенцы, считая, что к ним относятся несправедливо, поскольку они оказались в России не по своей воле. Конечно, можно ответить, что и к нам их никто силком не тащил, но вопросов-то не станет меньше.

Мы пообещали через нашу газету непременно донести их просьбы до тех, от кого зависит будущее вынужденных переселенцев, кто должен решать их проблемы в силу своих служебных обязанностей и согласно вышеназванному постановлению администрации Приморского края. А это прежде всего сотрудники департаментов гражданской защиты, труда и социального развития, финансов. Мы в ответе за тех, кого пригласили. И вспоминать поговорку про незваных гостей здесь неуместно. Это мы взяли ответственность на себя и привезли их в Приморье. Граждане Украины не рвались в наши края. Они могли переждать тяготы войны, например, в Калининграде, где вынужденным переселенцам предоставили благоустроенное жилье. Правда, не всем, а только 137 семьям. Остальных беженцев разместили в пунктах временного проживания на два года бесплатно.

– Мы не надеялись, что нам по приезде предоставят благоустроенное жилье. И мы ничего не требуем и не просим. Мы не привыкли, чтобы нам давали. Но все упирается в деньги, которых нет, и в документы. Дайте нам нормальные документы, материальную помощь для старта и какое-нибудь жилье. Можно даже общежитие, но чтобы не делить семьи. И мы сами сможем заработать. Мы все сможем сделать сами, – говорили наши новоявленные соотечественники, когда мы расставались.

Сегодня в Липовцах проживает 41 гражданин Украины, включая детей. Остальные разъехались по России, не дождавшись лучших времен. Но те, кто остался, пока верят, что русские своих не бросают. И не только в кино.

Комментарий

Начальник районного отдела УФМС Сергей Белецкий:

– Когда переселенцы пересекали границу Украину в экстренном массовом порядке, они обратились в Крыму в миграционную службу с заявлением о предоставлении временного убежища. И оно им было предоставлено. На основании этого решения они могут находиться на территории РФ в течение года на законном основании. Их паспорта были изъяты в соответствии с законом и подколоты к их личным делам, которые заводятся одновременно с предоставлением временного убежища. Сейчас их паспорта либо еще в дороге, либо там, где их изымали. Все это я им разъяснил еще 28 сентября, на следующий день после их прибытия в Липовцы. Документы, которые у них имеются на руках, удостоверяют их личности и дают право работать. Мы договорились почти со всеми работодателями, чтобы они не боялись принимать на работу людей с такими документами. Для них этот документ как паспорт.

Справка «В»

Согласно постановлению администрации Приморского края от 25 июля 2014 года, на социально-бытовое обустройство вынужденных переселенцев с Украины из краевого бюджета выделяется 800 рублей на человека в сутки: 400 рублей – оплата временного проживания, 250 рублей – питание и 150 рублей – транспортные расходы.

   

Автор : Сергей КОЖИН

comments powered by Disqus
В этом номере:
Вот, новый разворот
Вот, новый разворот

Приморской столице добавят дорог и съездов

Хронограф Победы

Из сводок Совинформбюро с 9 по 15 октября 1944 года

Небо над городом раскрасили змеи
Небо над городом раскрасили змеи

Центральная площадь Владивостока в прошедшее воскресенье стала территорией красочных летательных аппаратов. Здесь состоялся 4-й фестиваль воздушных змеев «Все выше и выше».

Экспресс для фанатов притормозит на «Фетисов-арене»

Пригородный электропоезд № 6001/6002 сообщением Владивосток - Партизанск, более известный как «Приморочка», отправление в 18.49, уже делает остановку на станции Спутник в 19 часов 16 минут. Как сообщили в пресс-службе ОАО «Экспресс Приморья», обновленный график продлится до конца года. Но если остановочный пункт будет востребован, то его оставят в расписании пригородного сообщения и в новом году.

Прямая линия газеты «Владивосток»

Мамы и папы нынешних и будущих девятиклассников, если ваше чадо еще не выстроило свои планы на будущее, этот час для вас… Редакция «В» проводит прямую линию для родителей будущих выпускников.

Последние номера
газета
газета
газета
газета