Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Парк культуры

Жаль и белых, и красных

Почему белоэмигранты не могли простить бывшего колчаковского офицера Павла фон Ольбриха

Арсений Северный, историк, сын знаменитого писателя Павла Северного, посетил Владивосток уже второй раз. В зале библиотеки имени Горького он провел творческую встречу, на которой рассказывал о творчестве отца, о своей семье, которая оказалась тесно связана с Владивостоком, и о том, как причудливо переплетаются судьбы на перекрестках истории.

Немец с русской душой

Павел Северный, по рождению фон Ольбрих, был сыном обрусевшего немецкого барона. В петровские времена немало немцев осело на Урале, где нужны были специалисты в горном и металлургическом деле.

Александр фон Ольбрих был одним из лучших уральских горных инженеров, управлял большим заводом в Верхнем Уфалее. Там и родился его сын Павел.

Когда началась Первая мировая война, Павел – человек глубоко русский душой, но немец по крови – счел, что не имеет права быть в стороне. В 16 лет он добровольцем ушел на фронт защищать Россию.

Революцию Павел фон Ольбрих не принял, воевал в армии Колчака и переходил вместе с ней Байкал зимой 1920 года. Это была трагедия. Ледяной ветер и снег собрали много жертв: в поход вышло 26 тысяч человек, а на другой берег озера добралось около 15 тысяч…

В Китае, где Павел осел после того перехода, он впервые попробовал себя в литературном творчестве. И со временем стал одним из самых ярких, известных и издаваемых писателей русского зарубежья. Писал он под псевдонимом Северный. А когда в 1954 году, уже вместе с женой и сыном, вернулся в СССР, псевдоним стал фамилией. Оставаться фон Ольбрихом в социалистической послевоенной стране, да еще при этом с клеймом белоэмигранта было совсем небезопасно…

– Писательский взлет отца всегда меня изумлял, – говорит Арсений Северный, – ведь он никогда не учился литературному творчеству, был в буквальном смысле самородком. Не так давно мне удалось найти самую первую отцовскую рукопись. Отец, кстати, скрывал существование этой книги от меня, и его можно понять: в СССР не одобрили бы подобной темы…

Мне рассказали, что в православном монастыре недалеко от Нью-Йорка хранится книга Павла Северного о последних днях жизни императора Николая Второго. Я списался с монастырем, они выслали мне хранившуюся у них реликвию, а это оказалась не книга, а рукопись. Представляете, какая удача! Выяснилось, что полную гнева и боли повесть о расстрелянном императоре отец написал в 1922 году. Но он тогда был еще так молод…

Мучительна тоска по родине

В Китае Павел Северный стал не только известным писателем. Там он нашел и личное счастье: женился на красавице Тамаре Купер, стал отцом.

– У него никогда не было ненависти к СССР, – вспоминает Арсений Северный. – Наоборот, любил покинутую родину, страдал. Помню отцовскую фразу: «Мне жаль и белых, и красных – все они потеряли Россию». Многие представители Белого движения не могли простить отцу этих слов.

Отец следил за событиями на родине и откликался на них всей душой. Не так давно, кстати, я нашел в архивах Союза писателей письмо консула СССР из Шанхая. Он писал Николаю Тихонову, который в послевоенные годы был председателем союза, что есть в Шанхае талантливый русский писатель Северный. Он дарит свою сказку «Про беличье царство Векшин посад» для издания в СССР и просит все деньги от продажи книги направить в помощь детям, чьи отцы погибли на фронте. Ответа на письмо не было…

Когда жить в Китае стало невозможно, отец решил, что мы не поедем ни в США, ни в Австралию, а вернемся в Россию.

Жизнь в Стране Советов для бывшего белогвардейца не была легкой, но со временем Павел Северный вернулся к литературному творчеству. В СССР у него вышло несколько романов, в том числе знаменитая «Косая мадонна» о Наталье Гончаровой и изрядно порезанный и побитый цензурой «Ледяной смех» – о том самом переходе армии Колчака через Байкал.

– Урал, уральские сказы, люди Урала всегда вдохновляли отца, – говорит Арсений Северный. – Он написал «Сказание о старом Урале» – это роман о тамошних мастеровых людях. В состав романа вошла книга «Камешек Ерофея Маркова» о человеке, который вопреки заявлениям иноземных рудознатцев, что, мол, в России нет и быть не может залежей золота, первым нашел золотые жилы на Урале. Недавно эту книгу, кстати, переиздали…

В родстве с нашим Купером

Арсений Северный с 2006 года занимается изучением и популяризацией творчества своего отца, собирает сведения о семье. Во Владивосток его привели именно задачи популяризации отцовского наследия. Но оказалось, что семья историка тесно связана с нашим городом.

– Увидев во Владивостоке на каком-то рекламном щите название «Мыс Купера», я онемел, – рассказывает Арсений Павлович. – Фамилия моей матери – Купер. Мама никогда не рассказывала мне о своих корнях, о том, из какой она семьи. Это можно понять: я стал интересоваться историей нашего рода, когда мы уже жили в СССР, а в то время многие вещи лучше было скрывать. Вот мама никогда и не говорила, кто такие были Куперы…

Именно во Владивостоке, обратившись к краеведам, историкам, в музей, Арсений Северный узнал, что его мать родом из семьи купца Карла Генри Купера, человека, который много сделал для развития Владивостока и вошел в его историю. Куперова падь, дом Купера – эти названия и сегодня на слуху у владивостокцев.

– Но самое интересное в том, что этот обмен сведениями оказался обоюдным, – говорит Арсений Северный. – Семья Купер была большой, о ее жизни в Китае, куда потомки Карла Генри бежали от революции, информации у ваших историков и музейщиков было мало. Я подарил музею фото бабушки, мамы. С единственным условием: не запихивать их в фонды, а повесить в экспозиции. Жаль, что к моей просьбе не прислушались…

Владивосток не стал для Арсения Северного второй родиной, но занял особое место в его сердце. Как место, где родилась его мать. Поэтому он приехал сюда еще раз, привез в библиотеку имени Горького новые материалы о своем отце, о маме.

Рассказал Арсений Павлович и о том, с каким трудом удается осуществлять издание отцовских книг:

– В Оренбурге и Екатеринбурге выпустили не так давно и «Косую мадонну», и «Ледяной смех», и сказки отца. Но для продажи магазины берут их неохотно. К примеру, магазины Владивостока отказались. А жаль. Но я прилагаю все силы, чтобы книги моего отца не канули в вечность. Уверен, они важны, интересны и сегодня. 

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Вот, новый разворот
Вот, новый разворот

Приморской столице добавят дорог и съездов

Хронограф Победы

Из сводок Совинформбюро с 9 по 15 октября 1944 года

Небо над городом раскрасили змеи
Небо над городом раскрасили змеи

Центральная площадь Владивостока в прошедшее воскресенье стала территорией красочных летательных аппаратов. Здесь состоялся 4-й фестиваль воздушных змеев «Все выше и выше».

Экспресс для фанатов притормозит на «Фетисов-арене»

Пригородный электропоезд № 6001/6002 сообщением Владивосток - Партизанск, более известный как «Приморочка», отправление в 18.49, уже делает остановку на станции Спутник в 19 часов 16 минут. Как сообщили в пресс-службе ОАО «Экспресс Приморья», обновленный график продлится до конца года. Но если остановочный пункт будет востребован, то его оставят в расписании пригородного сообщения и в новом году.

Прямая линия газеты «Владивосток»

Мамы и папы нынешних и будущих девятиклассников, если ваше чадо еще не выстроило свои планы на будущее, этот час для вас… Редакция «В» проводит прямую линию для родителей будущих выпускников.

Последние номера
газета
газета
газета
газета