Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Экономика, финансы

Проблема “северных территорий” есть не только у японцев

Самолетом, автомобилем, вертолетом - именно такая транспортная последовательность необходима, чтобы добраться, а затем и попутешествовать по Тернейскому району. Можно, конечно, пренебречь самолетом и 12 часов “пилить” на автомобиле. Но вот вертолет такого отношения к себе не потерпит: на доброй половине территории района единственный способ передвижения - по воздуху. Тернейский район свое название получил в честь французского адмирала де Тернея благодаря французскому же мореплавателю и первооткрывателю Лаперузу. На этом и без того призрачная связь с Европой обрывается. Особенно убеждает в этом вид в иллюминатор вертолета - сопки и море, море и сопки...

Самолетом, автомобилем, вертолетом - именно такая транспортная последовательность необходима, чтобы добраться, а затем и попутешествовать по Тернейскому району. Можно, конечно, пренебречь самолетом и 12 часов “пилить” на автомобиле. Но вот вертолет такого отношения к себе не потерпит: на доброй половине территории района единственный способ передвижения - по воздуху. Тернейский район свое название получил в честь французского адмирала де Тернея благодаря французскому же мореплавателю и первооткрывателю Лаперузу. На этом и без того призрачная связь с Европой обрывается. Особенно убеждает в этом вид в иллюминатор вертолета - сопки и море, море и сопки...

Лесной Кувейт?

Это несколько спорное определение, услышанное из уст одного из руководителей, говорит о главном богатстве района - лесе.

Есть такое понятие - расчетная лесосека. Это ежегодный прирост, т. е. то количество леса, которое можно ежегодно безболезненно выбирать. Если этого не делать, то лес стареет и пропадает. В Тернейском районе эта цифра составляет около 2 миллионов кубов в год. Много это или мало? Немало, это точно.

Другой вопрос в том, что выбирать это количество леса ежегодно именно в Тернейском районе крайне сложно. Помимо неудобного расположения леса - на сопках - подводит еще и климат.

В последнее время продавать древесину стало труднее - сказывается падение цен из-за азиатского кризиса. Портпункты в Светлой и Амгу завалены лесом. Ель, стоившая 120 долларов за куб, сейчас идет от 50 до 80. Приходится работать себе в убыток. Единственный выход - строительство мощностей по переработке древесины. В Пластуне глубокой переработкой занимается, причем довольно успешно, совместное российско-японское предприятие “Текно вудз”.

Как бы то ни было, лес в районе - основной ресурс. Поэтому местные депутаты на недавнем заседании муниципального совета проголосовали против организации в Тернейском районе Кема-Амгинского национального парка. Основная причина - территория парка покрывает существующие лесосеки, останутся без работы жители того же Амгу.

Подтверждением прибыльности лесоразработок является АО “Тернейлес”, успешно работающее в районе. Это здесь единственное предприятие, которое не только работает, но и успешно развивается, - с 1993 года темпы роста объемов производства составляют порядка 10 процентов в год.

Рубить, конечно, нужно, вопрос в том - как. Когда корреспонденту “В” довелось проехать по лесовозной дороге в районе поселка Амгу, то поразила картина - обочины дороги были “украшены” свалившимся с лесовозов круглым экспортным лесом. В придорожных канавах валялись деревянные “доллары”.

Будущее у севера - есть или нет?

Тернейский район относится к территориям, приравненным к Крайнему Северу. Но в нескольких тернейских поселках жизнь гораздо суровее, во многом из-за транспортной проблемы - добраться до них можно только на вертолете. Раньше было морское сообщение, но вот уже 4 года как пассажирские пароходы в здешних водах не появляются. Сообщение с поселками Светлая, Самарга, Единка, Перетычиха, Унты, Агзу без вертолета сейчас невозможно.

Жизнь на севере однообразна. Есть поселки, где основным средством выживания стали охота и рыбалка. Деться просто некуда - чтобы съездить на “большую землю”, нужны деньги. Они есть только у бюджетников, и то небольшие.

Трудности - у кого их нет? Однако у северных территорий они свои, специфические. Взять хотя бы завоз топлива. Каждый год это целая эпопея. Завозить приходится исключительно по зимникам. В Агзу, например, топливо завозится раз в год. А оно для северных сел бесценно, и не хватает его постоянно - практически во всех селах энергоснабжение режимное. Дают свет утром, днем и вечером до полуночи.

Цены на многие товары оказались в Агзу завышенными.

- Будем разбираться, - пообещал руководитель Приморского территориального центра “Госкомсевер” Владимир Трофимов, - ведь льготные кредиты, выделяемые “Госкомсевером” под завоз продуктов, как раз и должны препятствовать завышению цен. Сейчас нами прорабатывается вопрос о создании комиссии по проведению тендера на завоз продуктов. Появится реальная возможность снизить на них цену.

...Прибрежная полоса, скрывающаяся за линией горизонта, - таким запомнился пейзаж у северного поселка с красивым названием Самарга. Работы в поселке нет.

- Рубить надо лес, - вздыхает глава самаргинской администрации Григорий Удовенко, - единственный выход! Прибрежное рыболовство не поднять.

Сделать же Самаргу перспективной пытались, и не раз. Сначала горнорудная компания “Восток” строила здесь профилакторий. Он воспринимался и как плацдарм для освоения окрестных недр, разведанных геологами. Сейчас об этой грандиозной задумке напоминают оставшийся в одиночестве сруб да несколько скелетов грузовых автомобилей. Вторая попытка по результативности была не лучше. Хотели построить цех по переработке мехсырья. Построили. Почему решили, что строить этот цех вдали от каких-либо дорог - дело выгодное? Видимо, надеялись, что морские перевозки будут всегда незыблемы. Не вышло. Это до перестройки себестоимость морских грузов была до смешного низка, сейчас же этот вид транспорта - золотой.

Выходит, что лес - единственный козырь в сложившейся ситуации. Глава Тернейской администрации Владимир Усольцев в разговоре с корреспондентом “В” пообещал запустить в самаргинские леса малайзийцев. Тех самых “Римбунан Хиджао”, по поводу которых не так давно было много шума. Объемные лесозаготовки и строительство дороги через самую северную точку Приморья - Агзу, вот что, по мнению Владимира Усольцева, способно оживить этот район. В самом же Агзу идея строительства дороги энтузиазма не вызывает.

- Для поселка, большинство жителей которого живут охотой и рыбалкой, освоение здешних лесов не принесет ничего хорошего, - говорит директор агзинской школы Ольга Суляндзига.

Но есть и другой взгляд на будущее самаргинских лесов. Это идея устойчивого развития этих территорий, инициатором которой выступает группа активистов из Хабаровского и Приморского краев. На прошедшем не так давно в Киото представительном международном симпозиуме по проблемам глобальной климатической катастрофы много говорилось о необходимости сокращения выброса углерода в атмосферу. Дело в том, что развитые страны, потребляя большое количество энергии, выбрасывают в атмосферу огромное количество углерода, что ведет к глобальному потеплению и различным природным катаклизмам. Японцы с их постоянными тайфунами обеспокоились сложившейся ситуацией и заявили, что намерены к началу будущего столетия снизить выброс углерода в атмосферу на 8 процентов. Кроме того, есть правительственная структура поддержки международного развития Official Development Assistance (ODA), которая намерена выделять деньги под сохранение больших лесных массивов на Дальнем Востоке. Ведь неосвоенные леса Самарги - огромный естественный “углеродозаборник” и источник кислорода. На японские деньги уже подготовлен менеджмент-план по использованию недревесных продуктов леса (грибы, ягоды, травы, орехи; предусмотрены также рыбалка и охота), что может помочь району подняться экономически. Естественно, эта программа не исключает разумное лесопользование; предполагается, что лесозаготовительные компании будут уживаться с компаниями, которые станут работать по менеджмент-плану.

Природа дарит здоровье. Но не всегда

Природы в Тернейском районе в изобилии. Чистый воздух способен вскружить с непривычки голову. Однако он вовсе не является залогом крепкого здоровья. Об этом свидетельствуют проблемы здравоохранения в районе. На заседании муниципального совета, где был корреспондент “В”, районному здравоохранению была поставлена оценка “неуд”. Основная же проблема - больницы. В фонд медицинского страхования в Дальнегорске уходят из района большие деньги. И ни копейки не возвращается, поскольку для получения средств из фонда необходимо, чтобы та же пластунская больница была с лицензией. Получить же лицензию можно, только проведя в больнице если и не капитальный ремонт, то приличный косметический. А на это нет денег - такой вот замкнутый круг получается. Депутаты решили его разорвать и приняли решение: в этом году все средства аккумулировать на доведение “до ума” больницы в Пластуне.

Но есть место, побывав в котором, можно забыть не только трудности с медициной, но и собственные болезни, попросту избавиться от них. Спецлечебница “Теплый ключ”, что в 13 километрах от Амгу, - настоящая оздоровительная жемчужина. Знаменита же она своей водой: теплый подземный источник обладает поистине чудодейственной силой. “Сильная вода”, - говорят о ней те, кому она помогла. А помогла водица многим - есть масса историй, рассказывающих о всяких чудесах, связанных с волшебными свойствами воды. Львиная их доля повествует о заживлении ран. Сюда приезжали люди со страшными ожогами - и уезжали исцеленными. Глава амгинской администрации Николай Некрасов вспоминает, как привез в лечебницу человека, у которого вся голова, за исключением одного уха, была покрыта страшной коркой - взорвалась паяльная лампа. Так этот человек через неделю уже порывался бежать из лечебницы. Нет, не от страшных мук - зажило все вчистую, даже волосы потом отросли.

От ожогов не остается никаких шрамов, кожа нарастает вновь. Можно добавить о лечении водицей заболеваний опорно-двигательного аппарата, нервов и многого другого. Корреспондент “В” в целях эксперимента принял одну ванну. Необычное чувство легкости в теле дало понять, что вода действительно непростая.

В лечебницу едут уже сейчас со всего Приморья, главная же проблема - отсутствие средств для развития оздоровительного комплекса. Новый корпус был почти достроен, но затем у инвестора, лучегорского “Бора”, возникли проблемы с финансированием. Корпус же стоит и потихоньку растаскивается вороватыми гражданами.

- Были бы средства, - говорит Николай Некрасов, - природа уж не подкачала бы.

* * *

Все кончается в этом мире, командировки - не исключение. Приехав во Владивосток, корреспондент “В” направился в администрацию края, в приморский территориальный центр “Госкомсевер”. Именно на эту структуру продолжают надеяться приморские северяне.

- Основная проблема - деньги, - считает руководитель центра Владимир Трофимов. - Причем проблема эта с каждым годом усугубляется, поскольку уменьшается социальная поддержка северных территорий. За прошлый и позапрошлый годы правительство уже задолжало более 6 миллиардов. Есть ли смысл ехать в Москву и в этом году выбивать деньги? Наверное, да. Нужно пытаться. Если удастся выбить пусть не все, пусть часть - это уже решение многих проблем.

Остается надеяться. На что? Или все-таки уехать? Льготы при переезде с севера существуют - на то есть российский закон “О государственных гарантиях и компенсации для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях”. Но будет ли возможность найти после переезда работу? Таких гарантий никто не даст. Если существует закон, значит, государство все-таки намерено переселять граждан с севера. Но ведь всех-то не переселят, значит, этим территориям необходимо развитие. Проектов хватает, будь то рубка леса или нетрадиционное лесопользование. В любом случае развитие северных территорий связано с первоначальными вложениями. С деньгами, которых на севере нет.

Автор : Артем ПРОНИН, "Владивосток"

В этом номере:
Новый карьер Ярославского ГОКа

Взрыв, прогремевший в окрестностях поселка Ярославского, означил открытие нового крупного карьера - Кировского. Именно отсюда будет теперь поступать руда на Ярославский горно-обогатительный комбинат для производства плавико-шпатового концентрата - основного сырья алюминиевой промышленности.

Проблема “северных территорий” есть не только у японцев

Самолетом, автомобилем, вертолетом - именно такая транспортная последовательность необходима, чтобы добраться, а затем и попутешествовать по Тернейскому району. Можно, конечно, пренебречь самолетом и 12 часов “пилить” на автомобиле. Но вот вертолет такого отношения к себе не потерпит: на доброй половине территории района единственный способ передвижения - по воздуху. Тернейский район свое название получил в честь французского адмирала де Тернея благодаря французскому же мореплавателю и первооткрывателю Лаперузу. На этом и без того призрачная связь с Европой обрывается. Особенно убеждает в этом вид в иллюминатор вертолета - сопки и море, море и сопки...

Полиэтилен старую трубу превращает в новую

Совместно с “ДАКС Компани” к широкомасштабным работам по прокладке полиэтиленовых трубопроводов и капитальному ремонту магистральных сетей водоводов и канализации приступили во Владивостоке специалисты “Водоканала”.

Свободная зона для приморской науки

Возможность создания в Приморье свободной экономической зоны научно-технического типа обсуждалась на встрече председателя краевой думы Сергея Дудника с руководителями Дальневосточного отделения Российской академии наук.

Первая частная... налоговая

В Арсеньеве начала действовать первая частная налоговая контора, основателем которой стал Степан Грициев. Главная ее задача - оказывать всестороннюю помощь, прежде всего в виде консультативных услуг, представителям малого бизнеса.

Последние номера