Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Персона

Павел Табаков: Когда дают серьезную роль, жалеть о волосах не имеет смысла

Молодой актер увез из Владивостока приз зрительских симпатий

Платочки, платочки, платочки… Они нервно комкались в руках, пока фильм «Звезда» шел на экране, ими промакивали слезы зрительницы в финале ленты… И, смахнув слезу, зрители отдавали волонтерам кинофестиваля «Меридианы Тихого» бланки голосований, в котором говорили безусловное «да!» киноленте «Звезда» режиссера Анны Меликян. И нет ничего удивительного в том, что фильм получил приз зрительских симпатий.

Историю о причудливом соединении судеб пустой лощеной подруги олигарха, бунтаря – сына олигарха и начинающей, но не слишком талантливой актрисы представлял зрителям (и приз в итоге получил на церемонии закрытия фестиваля) 19-летний исполнитель главной роли Павел Табаков. Молодой артист, сын Олега Табакова и Марины Зудиной. Студент школы-студии Олега Табакова, актер МХТ и вот после «Звезды» – звезда кино.

– Анна Меликян, – рассказывает Павел Табаков, – увидела мое лицо на афишах МХТ. И решила, что это именно тот типаж, который ей нужен.

– И вам пришлось ради съемок расстаться с прекрасной шевелюрой…

– А у меня когда-то была короткая стрижка. И вообще актерская профессия заставляет перевоплощаться в разных персонажей, так что жалеть о волосах просто не имеет смысла.

– Вы легко вошли в кинобудни?

– Сначала все было необычно и волнительно, а потом… Потом привык. Анна Меликян — очень мягкая, многое в фильме подвергает разбору, разговаривая с актерами, поэтому с ней легко. Я в каком-то смысле даже чувствовал себя в театре, где много говорят о роли, читают. Так вот у нас было так же. Мы долго репетировали сцены в офисе, а потом после небольшой подготовки начали снимать.

– Что было самым сложным во время работы над фильмом?

– В физическом плане — сцена на мосту, где мой герой пытается покончить жизнь самоубийством. Шесть часов мы провели на мосту, было тяжеловато стоять на краю. И знаете, за шесть часов, пока я то и дело стоял на кромке моста, мимо постоянно проезжали машины. И только одна – одна! – остановилась, оттуда вышел мужчина и сказал: «Пацан, не прыгай, не надо!» Это было трогательно и важно для меня, потому что все остальные просто проехали мимо, им было все равно. Грустно видеть такое человеческое безразличие к другой человеческой жизни, понимать, что людям плевать.

А с психологической точки зрения самой сложной была финальная сцена в лифте с Северией Янушаскайте. Там мой герой сначала просто не понимает происходящего, а потом на него обрушивается такая правда… И все это нужно было сыграть только глазами, мимикой, потому что слов зритель не слышит.

– Как вам работалось на площадке с двумя прекрасными девушками — Тинатин Далакишвили и Северией Янушаскайте?

– Хорошо, легко. С Северией чуть легче, потому что она профессиональная актриса. А Тинатин, хоть и не изучала актерское мастерство, была очень органична и естественна. Северия абсолютно заслуженно получила приз за лучшую женскую роль за этот фильм на «Кинотавре», она так удивительно сыграла перемены в своей героине, показав как бы две стороны одной личности! А это, на мой взгляд, сложнее, чем просто сыграть милого доброго жизнерадостного человека.

– Ваш герой много ездит на скутере, у вас уже был такой опыт?

– Нет. Однажды отец сказал: любой двухколесный транспорт в доме, кроме велосипеда, только через мой труп. Поэтому у меня и в мыслях не было просить купить скутер или мотоцикл. Да и к тому же я сам много видел аварий с участием скутеров, не было желания повторить судьбу их владельцев. Но езду освоил быстро. Правда, по сценарию предполагалось, что у меня будет мопед более древний, но мы взяли новый, современный и просто покрасили под старину.

– Вот, кстати, интересно. В фильме у вашего героя и его отца сложные, конфликтные отношения. У вас же, судя по всему, иные отношения с отцом…

– Да. Авторитет отца для меня – нечто нерушимое. Отец – нечто большее, чем просто родственник, это друг. Его воле не надо перечить, поскольку он знает больше тебя во всех вопросах.

– Хорошо, когда твой отец Олег Табаков. Но отцы бывают разные…

– Я отца не выбирал. Но скажу, что и в семьях моих друзей я не видел таких противоречий, такого острого конфликта и ненависти, как в фильме. Да, отцы бывают разные, но все равно… Отец — опора для сына. И даже в фильме мой герой любил и любит своего отца. Просто любовь проявляется по-разному.

– Коль уж речь зашла об отцах, о семье. Вы родились в семье, к которой всегда было пристальное внимание прессы. И к вам тоже. Как вы с этим справляетесь? Не утомляет?

– Нет. А внимание, которое пресса проявляет ко мне после выхода «Звезды», даже немного льстит. Я же еще учусь, я очень начинающий артист, и такое внимание дает право надеяться, что я двигаюсь в правильном направлении и не бездарность. Такое внимание — своего рода психологическая опора.

– Вы чувствуете себя продолжателем династии?

– Династии? Не знаю. Для меня династия – это что-то более близкое к другим семья, например, семье Янковских, где с кино свою жизнь связали и родоначальник Олег Янковский, и его сын Филипп, и внук Иван. Вот это — династия. У меня же перед глазами пример брата Антона, который в 30 лет забил на кино и занялся совсем другим делом, ушел в бизнес. Я не могу быть уверенным в том, что стану продолжателем династии, уверенным на все сто, что актерство – это мое навсегда. Да, я думаю, что в ближайшие три-четыре года буду учиться, играть в театре, идти по этому пути. Но далеко вперед не загадываю. Пока мне это дело нравится, буду им заниматься, но, если оно станет в тягость, начну искать нечто другое, иное призвание. Если работа не приносит удовольствие, какой же смысл ею заниматься?

Понимаете, пример брата у меня всегда перед глазами, и я не могу дать зарок, что всегда буду артистом. Но у меня есть младшая сестра, и если ничего не выйдет у меня, может, у нее получится…

– Чему отец научил вас в первую очередь?

– Как раз вот этому: надо любить то, чем ты занимаешься. А если ты это не любишь, то какой смысл заниматься? Я считаю, что это самый важный урок и самая главная мудрость, которой он мог меня научить. И хочу сказать спасибо папе за то, что он никогда не пытался мне ничего вдолбить прямолинейно, жестко, в лоб. Его советы и уроки всегда были тактичными, завуалированными, он направлял меня в нужное русло очень деликатно.

– Когда вы пришли в кино и понадобилось искать новые формы работы с ролью, потребовались советы, вы обращались к отцу или к маме?

– Нет. Я считаю, что надо делать то, что хочет режиссер, а не то, что тебе советуют другие, неважно, кто это – отец, мама. Ведь во время съемок актер находится в подчинении у режиссера и должен делать то, что говорит он. Я так и поступал.

– А как оценил фильм и вашу работу Олег Павлович?

– Он картину еще не видел. А мама посмотрела и сказала, что фамилию я не посрамил. Это было очень приятно. Это высшая оценка, которую можно получить! И брат меня обнадежил, сказал, что его друзья из кинобизнеса, которые посмотрели фильм, тоже хорошо отзываются о моей работе и о самом фильме.

– История, рассказанная в «Звезде», достаточно банальна. Но она сделана таким небанальным образом, так душевно. В чем секрет, как вы думаете?

– У Ани все главные герои – женщины. Этот фильм – о женской судьбе. Аня понимает своих героинь, любит их, сочувствует им. Поэтому и кино получилось таким – проникновенным, душевным.

– Вас как представителя сильной половины человечества не удивляет тот факт, что сегодня так много женщин-режиссеров? Ведь совсем недавно кино было мужским делом.

– Мне как зрителю все равно, кто снял фильм – мужчина или женщина, главное, чтобы это было душевно, умно, красиво, чтобы несло содержание. Мы же не в Средние века живем, когда красивых и умных женщин сжигали на кострах, правда? Если такие женщины, как Аня Меликян, как Софи Коппола, могут и хотят снимать настоящее кино, то это же прекрасно. Пусть снимают. У них получается ничуть не хуже, чем у Люка Бессона или Андрея Звягинцева.

– Ваш отец был президентом первого фестиваля «Меридианы Тихого». Он рассказывал вам про Владивосток? Про наш фестиваль?

– Нет, но я не первый раз в вашем городе. Не так давно, летом, приезжал вместе с МХТ на гастроли. А про «Меридианы Тихого» мне рассказывали друзья и знакомые киношники. Мне говорили, что здесь показывают замечательное кино. И я в этом убедился, когда приехал.

Я вообще второй раз в жизни принимаю участие в кинофестивале как участник, как гость, а не просто как зритель, поэтому оказаться во Владивостоке в этом качестве – честь для меня.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

В этом номере:
​У тигра стало втрое больше друзей
​У тигра стало втрое больше друзей

Город с размахом отметил праздник краснокнижного зверя

Хронограф Победы

Из сводок Совинформбюро с 25 сентября по 1 октября 1944 года

​Осень заявила свои права. Но бабье лето обещала вернуть
​Осень заявила свои права. Но бабье лето обещала вернуть

Резкое изменение погоды в последний день сентября связано с тем, что в ночь на вторник на Приморье налетел холодный атмосферный фронт, а вслед за ним с севера пришла волна холода. Об этом корреспонденту «В» рассказал дежурный синоптик Приморского территориального управления гидрометеорологии.

Очередной ливень может вызвать сброс воды из водохранилищ

Единая дежурная диспетчерская служба (ЕДДС) и управление по делам ГО и ЧС администраци Владивостока сообщают: по данным Примгидромета, днем в четверг, 2 октября, ожидается сильный дождь с количеством осадков 15-35 мм за 12 часов и менее.

Русский остров собрал Дипломатический клуб

Выездное заседание Дипломатического клуба Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) состоялось в конце сентября в кампусе ДВФУ на острове Русском. Почему Владивосток? Потому что в сентябре Россия вступила в права председателя ШОС, а наш город уже признан российским центром в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Последние номера
газета
газета
газета
газета