Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Культура

Пять минут славы Алексеева

Один из самых ярких фильмов в программе кинофестиваля «Пасифик Меридиан» – «Кино про Алексеева» – неоднозначно принимался зрителями. Те, кто шел в кино, мечтая увидеть нечто в стиле комедийных «Рассказов» – предыдущей ленты Михаила Сегала, были разочарованы. Те же, кто ждал ленты умной, даже ироничной и заставляющей оглянуться на свою жизнь, выходили из зала в полном восторге. Таких, кстати, было большинство.

– Вся история фильма, – говорит Михаил Сегал, – происходит в настоящем. Просто главному герою много лет и, обращаясь в фильме к каким-то эпизодам его молодости, мы автоматически попадаем в 60-70-е. Был бы он гораздо старше, мы бы обратились к 40-м… Так что время, частично показанное на экране, отдельно как эпоха меня не интересует.

– Почему из всех актеров советской плеяды вы выбрали именно Александра Збруева?

– Ну, вообще-то не так много сегодня осталось известных советских актеров, любимых зрителями и вызывающих ассоциации с идеалистическим поколением 60­-70-­х. Скажу честно, когда я писал сценарий, то держал в голове совсем другого актера. Но когда я показал ему сценарий, он отказался от проекта. И мне пришлось менять видение, думать об Александре Збруеве, перенастраиваться. Но в итоге все к лучшему, верно?

– В картине есть момент воссоздания советского прошлого, воссоздания реалий и эмоций СССР. Вы молоды, сложно ли вам было?

– Да, было сложно, особенно с визуальной точки зрения. Я опирался в этом смысле на фотографии, на документальные кадры, но тут есть одно «но». Не так много изменилось. В США проще: покажешь всю улицу в старых авто – ясно, что это 70­-е. Покажешь всех в шляпах – ага, 40-е… А у нас люди сегодня живут в тех же квартирах, в которых жили 30 лет назад. «Жигулей» полно ездит. И это сложно…

Если говорить об эмоциональной составляющей, я не старался показать людей того времени «ясноглазыми-голубоглазыми», полными светлых идей, такими романтиками, знаете ли. Старался, чтобы люди себя вели по-человечески.

– В фильме несколько песен а-ля барды 70-х, но по-настоящему впечатление производит только одна: «Мама, я дезертир»…

– Это было сделано специально. Песню написали мои друзья – композитор Филипп Шияновский, поэт Игорь Гольцов. Эта яркая песня, понимаете, она единственная по-настоящему стоящая в жизни героя, его единственная удача. Все остальное, что он пел и писал, было так себе – не бездарно, но и не гениально, никак, средне. А эта песня – его взлет… Вот потому она и выделяется. Думаю, мы даже снимем – перед выходом фильма на большой экран – клип на эту песню.

– Как вы думаете, она сегодня особо актуальна?

– Фильм снимался год назад, и песня тогда имела просто общечеловеческое звучание. Сегодня – остро-социальное.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

В этом номере:
Город стал столицей. Строек
Город стал столицей. Строек

Во Владивостоке ежегодно сдается в эксплуатацию около 400 тысяч квадратных метров жилья

На суда навалимся всем кластером

Редкий случай чиновничьей оперативности – всего за полтора месяца правительство страны подготовило и утвердило документ о создании в Приморье судостроительного кластера. Предложения были разработаны министерством промышленности и торговли.

Санитарную авиацию края поддержат вертолетами Bell

В Приморье завершена процедура запроса предложений на право заключения договора поставки двух вертолетов для санитарной авиации.

Сложная операция стала процедурой

Жители края имеют возможность избавиться от серьезного офтальмологического заболевания – катаракты – совершенно бесплатно. Все дорогостоящее лечение с применением хрусталика высокого качества оплачивает территориальный Фонд обязательного медицинского страхования.

Дом, который стал родным
Дом, который стал родным

В Приморском краевом центре народной культуры проходит выставка рисунков и фотографий «Дом, который построили мы!».

Последние номера
газета
газета
газета
газета