Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Проекты

Когда к нам пришли леопарды

Две грандиозные идеи – перенос устья реки Амур и строительство активной дамбы через Татарский пролив – вызвали бурную дискуссию в научном сообществе Дальнего Востока. Ученые в целом признали перспективность проектов, при этом указав, что не только дамба должна иметь железобетонную основу, но и обоснование проекта должно быть таким же – железобетонным, подкрепленным комплексными исследованиями. То, что еще вчера вызывало улыбку у скептиков, вышло в пространство делового разговора.

Приморью предлагают вернуться на семь тысяч лет назад. Климатически

Течениями пренебрегать нельзя

Скептицизм во многом держался на том, что защищает проект уже долгие годы депутат Думы Владивостока Александр Приходько. Казалось бы, это дело экспертов. К тому же где Владивосток, а где Татарский пролив? Однако, по словам депутата, воплощение этих планов в жизнь смягчит климат в Приморском крае, приведет к потеплению среднегодовой температуры на пять градусов, сделает жизнь более комфортной.

Свою инициативу депутат представил на круглом столе, состоявшемся на прошлой неделе. К дискуссии были привлечены представители ДВО РАН, Думы Владивостока, администрации города.

Все-таки было нечто странное в том, как депутат, встав у экрана проектора, водил рукой по карте Дальнего Востока, разъясняя гидрологические, океанологические и биологические детали собравшимся академикам.

– Семь тысяч лет назад вследствие землетрясения Сахалин отделился от материка, – говорил Александр Приходько. – До этого момента на территории нынешнего Дальнего Востока были другие климатические условия. Сюда пришли тигры, леопарды, птицы и прочая биота, характерная для теплых стран. Животные и растения остались здесь благодаря своим адаптивным способностям. Сейчас нам нужно вернуть тот климат, который был тысячи лет назад. Подтянуть остров к материку мы не сможем, но если установить дамбу, то мы создадим приблизительно то, что было семь тысяч лет назад. Нужно возобновить те условия, когда к нам пришли тигры и леопарды.

Здесь нет моих собственных домыслов. Я взял данные, которые есть в открытом доступе, изучил, почему в 1961 году проект дамбы был отменен. Выяснилось, что доводы противников проекта сейчас уже неактуальны. Одним из главных их аргументов было предположение, что на климат в регионе влияют в большей степени перемещение воздушных масс и солнце. А течения – в той степени, которой якобы можно пренебречь. С тех пор наука сделала шаг вперед, ученые подтвердили влияние моря на климат.

Почему у нас так холодно?

– Когда я представлял идею в министерстве регионального развития, – продолжал депутат, – то чувствовал отношение к себе: дескать, приехал какой-то «медведь» издалека нас уму-разуму учить. Но уже через 15 минут мне сказали, что потепление на пять градусов приведет к 20-процентному росту экономики. А в завершение выступления меня стали спрашивать, почему до сих пор по этому поводу ничего не делается, почему мы не стучим во все двери.

Почему у нас холодно? Здесь как в коммунальном хозяйстве: когда жители дома жалуются на холодные батареи, надо искать источник проблемы. В данном случае теплопотери происходят в Татарском проливе. Вода к нам приходит «на обратке». Теплое Цусимское течение, дойдя до Южного Сахалина, смешивается с глубинной холодной водой и направляется в Приморский край. Совместная реализация проектов переноса устья реки Амур из Амурского лимана в Охотское море и строительство дамбы в Татарском проливе окажет положительное влияние на климатические условия региона и Владивостока в частности.

По идее, если нужно кому-то дать тепло, то у кого-то его придется забрать. Мы находимся в уникальном положении: нам, чтобы что-то дать, не нужно ничего забирать. Просто предотвратить поднятие глубинной холодной воды в Татарском проливе. Это приведет к потеплению и у наших соседей. В худшем случае у них все останется по-прежнему.

Одна из идей, почему отказывались строить дамбу, это опасность ее быстрого разрушения. В этом месте 180 дней в году стоят льды. Для мореплавания Татарский пролив полгода непригоден. Что нам даст перенос устья Амура? Мы уберем пресную воду из Татарского пролива в Охотское море, где влияние реки будет незаметно. Дальше, допустим, на объекте можно будет установить гидро­электростанцию.

Мы не уйдем от минусовой температуры. Любители подледного лова по-прежнему смогут ходить на зимнюю рыбалку. Просто зима будет теплее. И те деньги, которые идут из бюджета Владивостока на ликвидацию последствий зимы, уборку снега, закупку песко-соляной смеси и прочее, можно направить на благоустройство.

Увеличение температуры воды в море может привлечь в Приморье акул. Но ученые говорят: если у нас будут акулы, то им, во-первых, будет что исследовать. Во-вторых, с точки зрения экологии люди будут купаться на санкционированных пляжах, перестанут загрязнять территории всего побережья. В-третьих, с точки зрения экономики части акул широко используются в косметологии. В Таиланде, например, водятся все виды акул, и там борются за право их вылова. Акульи аукционы – доход в бюджет.

Сихотэ-Алиньский хребет отделяет наш климат от остальной материковой части. Там, за хребтом, не поменяется ничего. Это точечное, региональное изменение.

Одобрение и критика

Озвученные идеи нашли отклик среди научного сообщества. В частности, Борис Преображенский, доктор геолого-минералогических наук, главный научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН, отметил, что Сахалин, по палеографическим данным, действительно не являлся раньше островом.

– В третичном периоде здесь существовал сухопутный мост – торфяники, – соединяющий остров с материком, – сказал он. – В то время климат был мягче. Флора, которая имеется на Дальнем Востоке, во многом наследие старых теплых времен.

Подтвердил он и гипотезу о том, что перенос устья Амура исправит ледовую обстановку в Татарском проливе.

– В Амурском лимане возникает ледяная гора, которая препятствует движению морских вод. Перенос устья Амура на север мог бы действительно эту проблему решить, – отметил ученый. – Произойдет понижение базиса эрозии, усилится скорость движения реки, не будет больших наводнений, река осядет.

Борис Преображенский также сделал замечание по поводу дамбы.

– В Сибири в течение долгих лет топчется на одном месте, переминаясь с ноги на ногу, гигантский антициклон, – заметил он. – Это вращение воздушной массы по часовой стрелке с подгоном воздуха из стратосферы к земле. В стратосфере температура воздуха минус 50-70 градусов. Станут ли у нас зимние ветры теплее? Конечно, нет. А вот море, может быть, да. Если поставить дамбу, то Цусимское течение может крутиться на поверхности акватории. Но это всего лишь предположения. Необходимо лотковое моделирование, создание физической модели.

Владимир Раков, доктор биологических наук, главный научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института, предложил автору проекта обновить данные по проекту.

– Автор использует много устаревшей информации, – сообщил он. – Схема течений приведена по атласу Сахалина за 1963 год. За это время она сильно изменилась. Необходимо учитывать, что между Амурским лиманом и южной частью Татарского пролива находится достаточно узкий пролив Невельского. Не совсем правильно трактуются не только схемы течений, но и степень их воздействия. Климат в Японском море большей частью определяется Цусимским течением, которое Южного Сахалина достигает лишь отчасти. В Татарском проливе формируется своя водная масса.

Юрий Кульчин, академик, доктор физико-технических наук, директор Института автоматики и процессов управления ДВО РАН, подчеркнул, что проект интересный, но вызывает много вопросов.

– Каково будет влияние на соседние страны? Каков экономический эффект? Не лишатся ли работы наши порты? – озвучил сомнения ученый. – Если переместить устье Амура, не приведет ли это к обмелению реки, не подорвет ли судоходство? Проект требует детального осмысления. Мы готовы взяться просчитать последствия, возможности, смоделировать потоки. Но должен быть государственный заказ. А времени, как я понимаю, не так много.

Комплексное решение

Действительно, сроки поджимают. Дело в том, что на правительственном уровне уже есть принципиальное решение о строительстве железнодорожного моста через Татарский пролив. Определен и год строительства – 2016-й. Мост свяжет Сахалин с материком.

– Есть одно место, где этот проект можно осуществить, – отметил Александр Приходько. – Если будет построен мост, то дамбу там уже не поставишь.

– Проект я поддерживаю, но его прохождение будет трудным, поскольку это проблема частная, региональная, – отметил Пулат Аббасов, академик РААСН, директор государственного Дальневосточного научно-исследовательского, проектно-конструкторского и технологического института РААСН. – А проблемы надо решать в комплексе, программно.

В 2013 году на Дальнем Востоке произошло масштабное наводнение, было затоплено шесть регионов. Каждый субъект РФ разработал собственную, отдельную программу по борьбе со стихией, по сбросу избыточной воды. Но все мы, дальневосточники, по сути, живем в бассейне реки Амур и ее притоков. Амурская область сбросит воду в Приморье, Приморье – в Хабаровский край и так дальше по цепочке. У нас в этом году уже были наводнения в Якутии и Магадане. Так нельзя решать. Должна быть единая программа, которая бы учитывала все нюансы. Нужно установить для всех водохозяйственных объектов нормативный уровень эксплуатации, который бы не мешал судоходству, разведению рыб и так далее. А когда появляется избыточная вода, из любого водохранилища она должна быть удалена не в ущерб другим регионам. Тогда эту программу можно представить на любом уровне. А уже в рамках этой программы как одна из частей может быть и дамба, и Амур, и прочие мероприятия по решению проблем конкретных территорий. Но все должно работать на конечный результат.

Словом, большинство участников круглого стола сошлись во мнении: сама идея интересна, однако требует серьезного изучения – прежде всего с точки зрения науки, экологии, глобального влияния на природные процессы в регионе, а также с точки зрения экономики. Такого рода исследования требуют крупных финансовых вложений, поэтому нужны механизмы продвижения идеи на уровне администрации края, Законодательного собрания и, конечно, федеральной власти. «В» будет следить за развитием событий.

Автор : Михаил НЕЩЕДРИН

comments powered by Disqus
В этом номере:
Строить для себя и потомков
Строить для себя и потомков

Архитекторы Владивостока не дают покоя Орлиной сопке, мечтают сделать из Эгершельда Сидней и проектируют еще один спорткомплекс на Спутнике. Эти и другие проекты обсуждали эксперты на градостроительном совете, заседавшем на прошлой неделе в администрации города.

Хронограф Победы

Из сводок Совинформбюро с 21 по 27 августа 1944 года

Владивостоку поручили особую миссию
Владивостоку поручили особую миссию

Столица Приморья официально назначена территорией опережающего экономического развития. Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев 18 августа подписал решение о создании во Владивостоке особой экономической зоны промышленно-производственного типа. Она станет первой на Дальнем Востоке территорией опережающего развития.

Ландскнехты и лучники – вовсе не тени прошлого

На днях во Владивостоке на острове Русском, рядом с фортом Поспелова, пели тугие стрелы и звенели мечи. Это любители ролевых игр и исторической реконструкции провели турнир «Цитадель», в котором соревновались лучники и ландскнехты.

Гордость как мотив для субботника

Торжественные мероприятия и акции в честь окончания Второй мировой войны, в том числе субботник по наведению порядка на городских мемориалах, состоятся во Владивостоке.

Последние номера
газета
газета
газета
газета