Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Исторический клуб

Русская «Хунхузиада»

Хунхузы – слово теперь почти забытое, хотя в XIX веке не было в крае человека, который бы не знал его. Без сообщений об их «подвигах» не обходился почти ни один выпуск местных газет, а до появления здесь СМИ жуткие легенды о неуловимых разбойниках передавались из уст в уста, не давая покоя обывателю. Было время, когда Уссурийский край вполне серьезно называли Хунхузией, а русские власти были озабочены не столько защитой границ, сколько борьбой против внутреннего врага – шаек китайских бандитов. В номере «В» за 16 июля мы начали публикацию материала о «краснобородых», так переводится слово «хунхуз» с китайского, разбойниках.

Самым страшным обитателем Уссурийского края был «краснобородый» бандит

Неравная борьба

«Приговор военно­-полевого суда над двумя хунхузами приведен в исполнение. Военно-­полевой суд, заседавший в помещении гауптвахты, приговорил обоих хунхузов к смертной казни через повешение. Казнь состоялась во дворе владивостокской гражданской тюрьмы. Приговор суда, прочитанный адъютантом коменданта крепости Владивосток, был выслушан хунхузами спокойно. Хунхузы были вздернуты на виселицу ровно в 8 час. 40 мин. вечера. Казненные похоронены на китайском кладбище. О приговоре военно-­полевого суда над двумя хунхузами части китайского населения было известно в тот же день. Китайское население выражает надежду, что случаи дерзких грабежей, героями которых являются хунхузы, уменьшатся».

Вот такая заметка была опубликована в газете «Дальний Восток» в октябре 1906 года. Оптимизм ее явно надуманный, поскольку опасность хунхузских нападений по-­прежнему угрожала жителям и городов, и сельских поселений Уссурийского края. Даже показательные казни не давали желаемого эффекта, к тому же чаще всего задержанных китайцев высылали обратно на родину, откуда они через некоторое время возвращались. Отчасти это происходило потому, что российско-­китайская граница была довольно прозрачной; отчасти причиной было то, что в Китае можно было достаточно легко добыть новые документы, и высланный Ли­чай­куй возвращался обратно под именем, скажем, Куй­ли­чана. А на лицо, как известно, все китайцы (манзы, как тогда говорили) для русских похожи, если не сказать одинаковы.

К борьбе с шайками бандитов, проникающих из Китая, были привлечены казаки. Собственно, изначально их станицы и были размещены вдоль Уссури с целью охраны границы. Следует отметить, что казаки довольно активно противодействовали хунхузам, но их численность никак не могла сравниться с «желтым нашествием». Еще в 1880 году генерал Тихменев докладывал: «Одна Уссурийская и две Забайкальские конные сотни положительно не могли прикрывать даже слабым кордоном границу пятисотверстного протяжения, постоянно прорываемую разбойничьими шайками хунхузов». Тогда же по ходатайству командующего войсками Восточно-Сибирского военного округа генерала Дмитрия Анучина была сформирована 2-­я Уссурийская конная сотня. Конечно, хорошо вооруженные казаки время от времени громили отдельные хунхузские банды, но только в том случае, когда получали точные сведения об их дислокации.

Для примера выдержка из одного приказа по Уссурийскому казачьему войску: «В конце октября 1915 года вблизи ст. Полтавской была обнаружена шайка хунхузов. 31 октября … старший Полтавского поста, выставленного от 5-­й особой сотни, приказный Евтеев с 10 казаками поста и с помощью 39 казаков неслужилого разряда напал на след их и, преследуя весь день, вел с ними перестрелку. К вечеру хунхузы скрылись на заимке казака поселка Фадеевского Лопатина, продолжая отстреливаться. Во время перестрелки около 6 час. вечера приказный Евтеев был тяжело ранен и по дороге в ст. Гродековскую, для помещения в больницу, скончался…». Обратим внимание, что это 1915 год, то есть вплоть до смены самодержавного режима продолжалась настоящая война с хунхузами. А с наступлением смутных времен Гражданской войны активность хунхузов только возросла, причем выступали они то за белых, то за красных…

Крестьянин-разбойник

Значительно сложнее обстояло дело с хунхузами, так сказать, местными. Дело в том, что они проживали среди китайского населения и внешне ничем не отличались от обычных манзов. Уже упоминалось, что «мирные» китайцы их никогда не выдавали: более того, всегда давали им приют, одежду, пищу. Обычным делом было и то, что китаец одновременно являлся сельским тружеником, а в «свободное время» превращался в хунхуза; он же мог копать женьшень, ловить трепанга, добывать пушнину, мыть золото, делая все это нелегально. Он же мог содержать опиекурильню и заниматься игорным бизнесом, прятать и продавать награбленное, имея при этом вид на жительство и внешность вполне добропорядочного китайца. Кроме того, у хунхузов была хорошо налажена разведка, и о проведении мероприятий против них они, как правило, узнавали заранее. Вот пара сообщений, подобных которым были сотни.

Газета «Дальний Восток», октябрь 1908 года: «Для розыска убийц корейца Владимира Пака, убитого в Мангугае 26 сентября, была снаряжена экспедиция из чинов полиции и порта, при 12 городовых, отправившихся из Владивостока 27 числа... По пути в Амурском заливе были обысканы все встречные китайские шлюпки и шаланды, и в одной из шаланд нашли спрятанного в трюме китайца, которого привезли в Мангугай, где в нем узнали одного из участников зверского убийства Пака. Арестованный хунхуз был оставлен в сторожке под караулом, где, схватив лежащий на окне штык от винтовки, пытался заколоть себя, но штык был вовремя вырван у него из рук... От Мангугая команда пошла цепью по берегу, обыскала по дороге три кирпичных завода, и там получили сведения, что шайка хунхузов разделилась, и 5­го отправились во Владивосток, а 2-го – в горы. Обыскав Кедровую падь и встречные фанзы, отряд отправился к Барабашу и в 10 ч. вечера прибыл туда. При обыске там фанз задержан китаец, который … состоял посредником при покупке хунхузами оружия. В 5 часов утра 29 числа был обыскан угольный завод около Барабаша, где удалось задержать главаря шайки хунхузов. Обыскав окрестные фанзы, отряд с арестованными тремя хунхузами 29-­го к вечеру вернулся во Владивосток».

Та же газета, ноябрь 1911 года: «Высылка китайцев. Ночью на 18 ноября в районе второй и третьей полицейских частей полицией произведены обыски в занятых китайцами квартирах, причем задержано около 300 безбилетных китайцев. Вчера произведена поверка их, и те, которые имеют занятия и билеты (на руках у хозяев), отпущены, а остальные подлежат высылке пароходом на родину (в Чифу). Повальные обыски китайских квартир предприняты с целью как искоренения между китайцами азартных игр (банковки) и опиекурения, так и для очистки города от темного китайского элемента, проживающего здесь без определенных занятий». Такие облавы во Владивостоке проводились довольно часто, но, как понятно, особого эффекта они не давали. Более того, на полицию обычно сыпались упреки: якобы она зачастую хватает легальных китайцев, не находя при этом настоящих преступников.

Неуловимые мстители

Мы уже писали, что занимался проблемой хунхузничества и Владимир Арсеньев. Вот что писал он в работе «Китайцы в Уссурийском крае» (1914 год): «Хунхузы в Уссурийском крае – обычное явление. Неся с собою смерть и ужас, шайки их бродят повсюду, нападая то на русские, то на китайские поселения... Несмотря на то что китайцы страдают от них сами, они всеми мерами укрывают их от русских. Этому можно найти очень простое объяснение. Китайца, который выдал хунхуза, не скрыл его, не оказал ему внимания и гостеприимства или не сообщил своевременно о намерениях и действиях полиции и лесной стражи, ждет мучительная смерть от руки мстителя, и куда бы китаец этот ни ушел, дамоклов меч всюду будет висеть над ним. Страх перед хунхузами – панический, покорность полнейшая, рабская!

Русские, попавшие в руки хунхузов, подвергаются самым ужасным пыткам. Тогда зверские наклонности не имеют удержу, страсти – пределов! Вид крови опьяняет разбойников. Привязав пленника к дереву, они подрезывают ему ногти, ломают суставы пальцев на руках и ногах, разрезают рот, вырезают язык, протыкают уши, выкалывают глаза и т.д. И все это делается медленно, с промежутками, нарочно с целью, чтобы испытуемый не сразу умер, а мучился бы возможно больше. Пытка продолжается иногда в течение целых суток. Такие пытки не редкость. В 1900 году такой мучительной смертью погиб стрелок Иван Царев, а в 1905 году на реке Мурени недалеко от озера Ханка был замучен старообрядец Иван Китаев из селения Красный Яр, что около Никольска-Уссурийского. 10 июня 1908 года замучен 9-­летний сын казака Шильникова, а в январе 1910 года сожжены были на костре два крестьянина братья Кравцовы».

Сам Владимир Арсеньев в 1911-­1913 годах проводил экспедиции по борьбе с хунхузами, сжигая в тайге фанзы китайских браконьеров и выселяя безбилетных манзов. Почему эти две задачи были связаны, он так пояснял в работе «Китайцы в Уссурийском крае»: «Тесную связь с хунхузами имеют охотники и звероловы. Вооруженные, отлично знающие тайгу и все горные тропы, они являются лучшими проводниками. Фанзы их всегда служат хунхузам пристанищами. Половину года китаец охотничает, соболюет в тайге, в другое время он работает на пашне, если соболевание не было добычливым, или ничего не делает, если ему удалось хорошо поохотиться и добыть много пушнины. Тогда бродит он из одного поселка в другой, курит опиум и предается азартным играм. От китайца-охотника и соболевщика до хунхуза – один шаг. Сегодня он зверолов, завтра – разбойник!».

Наиболее жесткая и результативная борьба с хунхузами началась с установлением советской власти в Приморье, и к началу 1930-х годов основные банды были разгромлены. Граница также была в целом закрыта, а прежние хунхузы стали называться белокитайцами. Но это уже совсем другая история…

По материалам архива ОИАК

Кстати

«Начальник Южно-Уссурийского уезда Приморской области доносит в Приморское областное правление, что на китайское селение Тадуши Ольгинского стана было сделано на днях нападение шайкой хунхузов. Все хунхузы, а их в шайке было около 70-80 человек, были вооружены винтовками. Первой жертвой набега хунхузов сделался проходивший через селение русский переселенец, которого хунхузы ограбили и убили. Затем хунхузы убили, также с целью грабежа, одного китайца. Все китайские фанзы селения были осмотрены хунхузами и все ценное взято, также взяли в плен, с целью получения выкупа со стороны китайского населения, 9 человек китайцев и 3 – из племени тазов. Хунхузы скрылись безнаказанно в горы. Производятся розыски и дознание» (газета «Дальний Восток», июль 1907 года).

 

Автор : ​Иван ЕГОРЧЕВ, действительный член Общества изучения Амурского края

comments powered by Disqus
В этом номере:
Военморы к празднику подкатят 20 бочек
Военморы к празднику подкатят 20 бочек

В ближайшее воскресенье во Владивостоке состоятся военно-морской парад боевых кораблей Тихоокеанского флота и водноспортивный праздник, посвященные Дню ВМФ России.

Хронограф Победы

Из сводок Совинформбюро с 17 по 23 июля 1944 года

Новозеландец возглавил владивостокцев. И победил

В Приморской столице завершился международный парусный фестиваль «Кубок «Семь футов-2014».

Беженцев соберут на острове

Краевые власти планируют организовать временное прибежище для беженцев с юго-востока Украины на острове Русском.

Майор полиции погиб, спасая утопающих

Трагедия произошла на озере Ханка, любимом месте отдыха не только местных, но и многих жителей края.

Последние номера
газета
газета
газета
газета