Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Хобби

Споют ли с подмостков театра оперы и балета арию генсека?

Электронные оперы молодого автора знает и любит писатель-фантаст Сергей Лукьяненко, изображение на обложке диска с его оперой «Русалочка» обсуждают поклонники по всей России, а сам Виктор не прочь сделать постановку на сцене Приморского театра оперы и балета. Корреспондент «В» встретился и поговорил с творческим научным сотрудником.
Споют ли с подмостков театра оперы и балета арию генсека?

Почему поклонники аниме и научно-популярных программ слушают музыку владивостокца Виктора Аргонова

Фантастический идеализм

– Я подумал: почему, раз есть научно-фантастические книги, фильмы и анимация, никто не делает подобные произведения в крупной музыкальной форме? И решил заняться этим сам, – говорит Виктор Аргонов в ответ на вопрос о смысловом наполнении своего творчества.

Мой собеседник, кстати, не имеет никакого музыкального образования. Его работа не связана с музыкой – он старший научный сотрудник ДВО РАН. Во Владивостоке известен в том числе как организатор интеллектуальных семинаров. А в России – как автор первых техноопер.

Да, музыкальный стиль опер Виктора вовсе не та классика, которую ставят на подмостках театров оперы и балета. Это и не рок, знакомый зрителям по бессмертной постановке театра Ленком «Юнона» и «Авось». Это любимая определенной частью молодежи электронная танцевальная музыка, а именно такое ее направление, как техно.

Всего техноопер у Виктора Аргонова на данный момент две. Помимо музыкального жанра выделяются они еще и необычным сюжетом. Например, первая из них – «2032: легенда о несбывшемся грядущем» – написана в жанре альтернативной истории. А потому ее главный герой – генеральный секретарь ЦК КПСС СССР образца 2032 года. Среди поднимаемых автором тем – искусственный интеллект и проблемы управления государством. Всего на создание «2032» у автора ушло семь лет.

Со второй оперой вроде все проще: называется она «Русалочка», в основе сюжета, как легко догадаться, известная сказка Ганса Христиана Андерсена. Но действие происходит в наши дни. Впрочем, от сложной тематики автор не отказывается и здесь. Основная мысль «Русалочки» – как легко человечество становится объектом манипуляции со стороны высокоразвитых существ. Таким образом, Виктор Аргонов как бы переосмысливает похожие темы, поднимаемые в своих книгах братьями Стругацкими.

Примечательно, что действие «Русалочки» происходит во Владивостоке, а все ее диалоги записаны там, где и должны происходить согласно сюжету произведения: на видовой площадке Института биологии моря ДВО РАН, в столовой Института автоматики и процессов управления ДВО РАН, на Патрокле. «Русалочка» также отняла у автора несколько лет.

Сегодня Виктор переключился с опер на написание получасовой симфонии, обещая, что на этот раз работа не затянется на такое долгое время. При этом каждую часть нового произведения он обсуждает со слушателями посредством своего интернет-блога. Однако последнее слово всегда остается за автором.

ЛЭП, мелодии и «Русалочка» на сцене

– Как ты пришел к тому, чем занимаетесь сегодня?

– Впервые замахнуться на крупное музыкальное произведение со сквозным сюжетом я решил еще в 1999 году. И если изначально работа над ним велась совместно с моей группой «Комплексные числа», то со временем я остался единственным ее автором, – рассказывает Виктор Аргонов. – Работа над оперой несколько затянулась, мне постоянно приходили новые мысли о том, как улучшить произведение, и нелегко было поставить точку. Помимо собственно написания музыки, пришлось столкнуться с такой рутиной, как запись диалогов и монтаж готового материала. Оперы выпускал уже в рамках сольного проекта «Виктор Аргонов Project».

– Каково было писать оперы в одиночку?

– Вряд ли можно сказать, что я работал над ними один: сотрудничал со многими актерами и вокалистами, среди которых такие известные у нас люди, как актриса театра ТОФ Александра Пряха, лидер метал-группы Cryptox Николай Перминов, актер и радиоведущий Денис Шамрин. Но в целом это такая современная общемировая тенденция – самому погружаться в производство музыки, контролировать все его этапы. И я считаю, что это хорошо, когда все части производственного и музыкального процесса находятся в одних руках.

– А как можно сочинять музыку, имея не музыкальное, а научно-техническое образование?

– Лично меня теперь удивляет обратное: как в наше время люди пишут музыку без такого образования? В любых пособиях по электронной музыке и вообще звукозаписи, будто в учебниках по физике, постоянно натыкаешься на термины типа «анализ частотного спектра» и тому подобное. Почти неизбежно придется вникнуть в то, чем отличается, например, частота в 1 килогерц от 10 килогерц и т. д. Я сам читал курс лекций по теории сигналов в Дальневосточной академии искусств и знаю, какая пропасть лежит между традиционным музыкальным образованием и этими вопросами. Но каждому музыканту, который хочет делать какие-то записи и выкладывать их в Интернет, желательно это знать.

Сегодня технические знания – неотъемлемая часть музыкального профессионализма, как и знание основ гармонии.

– Ты ощущаешь свой профессиональный рост?

– Конечно. Сейчас я вижу немало ошибок в своем раннем творчестве – в звучании, в стихосложении, некоторых сюжетных элементах. А вот мелодии я, пожалуй, пишу так же, как раньше. Это не то, чему можно научиться.

– Как у тебя рождаются эти мелодии?

– Пишу я, как правило, в нотном редакторе. Затем слушаю получившиеся последовательности и отбрасываю все неинтересное. Остальное развиваю дальше. Чтобы «поймать» действительно хорошую мелодию – нужна большая удача. Надо перебрать много вариантов. А компьютеры вразумительно писать мелодии пока не научились. Даже с их скоростью подбора – как определить, понравится результат человеку или нет? Для этого техника должна обладать всем культурным и эмоциональным багажом, присущим человеку. Пока это нереально.

– Приходится ли композитору-энтузиасту сталкиваться в творчестве с рутиной?

– Особо трудным занятием была запись полевых сцен на диктофон в реальных местах Владивостока, когда возили с собой динамики, компьютер, источники бесперебойного питания и т. д. Порой даже отдельно ловили моменты, когда будет подходящая погода (дождь или его отсутствие). Постоянно занимался «доведением до ума» полученных записей, в том числе инструментальных, – вроде бы все записано, но что-то не то. Сложно было найти актеров на эпизодические роли – не всякий готов тратить свое время ради пары слов.

– А что с признанием твоего творчества?

– Так вышло, что меня слушают в основном на западе страны и в ближнем зарубежье. Мы сразу решили распространять плоды нашего творчества через Интернет. Оперы выложены в открытый доступ в Сети, и их аудитория дает мне важную обратную связь: люди не просто слушают музыку, а обсуждают ее. И комментарии для меня гораздо важнее, чем просто отметки «нравится».

Иногда, впрочем, доходит до комичного. Как-то обсуждали обложку моей «Русалочки». Людей неожиданно заинтересовала даже не сама сказочная героиня, а ЛЭП на заднем плане: сказали, что она нарисована неправильно. Я ответил, что это копия с реальной ЛЭП, что на Нейбута. Пришли тогда к конструктивному выводу: чтобы сохранить достоверность изображения, мы немного изменили пропорции Русалочки.

Время от времени общаюсь со слушателями в европейской части России, участвую в концертах, читаю лекции по музыкальным вопросам и не только. Знаю, что меня слушают такие известные люди, как Сергей Лукьяненко, Леонид Каганов, Михаил Вербицкий, Максим Калашников. Мне это очень приятно.

Вообще, стоит сказать, что моя музыка нравится представителям преимущественно двух категорий людей. Первая, как ни странно, это поклонники японской анимации. Связываю это с тем, что для них, как и для самих японских аниматоров, характерна романтизация технического прогресса, при этом они не боятся заворачивать серьезные философские смыслы в совершенно детскую обертку. То же самое стремлюсь отразить в своем творчестве и я.

Вторая категория – это интеллектуалы, которым нравится слушать в музыкальном формате нечто вроде телепроектов Александра Гордона.

– Приносит ли твоя музыка материальные дивиденды?

– Обычно люди, которые хотят поддержать мое творчество, просто перечисляют мне добровольные взносы на электронные кошельки. Но в 2013 году я экспериментировал со сбором средств на конкретные проекты, и весьма успешно. Например, на сайте boomstarter.ru собрал более 100 тыс. рублей на выпуск первого дискового издания оперы «Русалочка» и второго издания «2032». Но то был целевой сбор, полученные деньги не шли мне лично в карман.

– Когда мы увидим твои оперы на сцене?

– В принципе, некоторые люди из театральной среды говорили, что мою «Русалочку», которая в каком­-то смысле посвящена нашему городу, было бы вполне реально поставить в малом зале Приморского театра оперы и балета. Но постановка – это отдельный сложный вопрос, для которого нужны свои специалисты. Мое дело в первую очередь делать музыку.

Автор : Антон ВАЛЬТОН

comments powered by Disqus
В этом номере:
Чуркин оснастят парусами
Чуркин оснастят парусами

Комплексную застройку полуострова Шкота, создание новой набережной и марины для швартовки круизных лайнеров обсудили на градостроительном совете в администрации Владивостока.

Хронограф Победы

Из сводок Совинформбюро с 9 по 16 июля 1944 года

Мори бито из японских лесов

Необычная выставка открывается 17 июля в музее современного искусства «Артэтаж». Японский фотохудожник Рюки Фукао представляет владивостокской публике серию не просто фотографий, а фотокартин «Мори бито – духи леса».

Крымская война в полотнах Шиляева

В рамках арт-тура «Великие страницы истории Дальнего Востока» в Доме офицеров флота во Владивостоке открывается персональная выставка известного российского мариниста Валерия Шиляева.

ТОФ усилят ракетами С-400

Тихоокеанский флот ждет новейшее вооружение противовоздушной обороны – для постановки на боевое дежурство полк ПВО флота готовит позиции для самой надежной ракетной системы.

Последние номера
газета
газета
газета
газета