Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Культура

Орр из рода Янковских

На днях в библиотеке имени Горького состоялась необычная творческая встреча. Представитель четвертого поколения семьи Янковских, внесших большой вклад в развитие Приморья и Владивостока, американец Орр Чистяков (на фото) рассказал собравшимся о своей матери – Виктории Юрьевне Янковской, известной поэтессе русского зарубежья, а также передал в дар библиотеке книги из личной библиотеки Виктории Янковской и часть ее архива.
Орр из рода Янковских

Потомок знаменитой семьи привез во Владивосток два чемодана подарков

Архив нужнее на родине

– В большинстве своем это книги писателей и поэтов, которые творили на русском языке, живя за пределами России, – сказал Орр Чистяков. – Немало россиян после революции оказались кто в Европе, кто в Азии, кто за океаном. Их книги до начала 40-х годов выходили в издательствах Риги, Харбина, затем – в США, Европе. Мама собирала их, читала, хранила, не расставалась даже во время многочисленных наших переездов. Мне же – по складу характера и роду деятельности я человек, весьма далекий от литературной деятельности, – эти книги не совсем интересны. А здесь, в библиотеке, им будут рады.

Что касается архива, то я передал уже в 1991 году библиотеке имени Горького письма и личный архив мамы, а на этот раз привез то, что осталось, плюс письма и часть архива моей тети Музы, маминой сестры. Она в каком-то смысле была счастливее нас: уехала в 1949 году прямо из Харбина в Чили и смогла взять с собой много вещей, архив. Мы же несколько раз переезжали в Китае с места на место, потом из Китая уехали в Гонконг – словом, каждый раз денег было все меньше, а уезжать надо было все быстрее. И мама то и дело оставляла какие-то письма, тетради, вещи. Словом, когда мы приехали в Чили, личных вещей и архива у мамы было не так уж много. Но то, что осталось, как я подумал, лучше пусть изучается историками, чем пылится у меня дома в чемоданах. Поэтому и привез.

По словам работников библиотеки имени Горького, подаркам Орра Петровича просто цены нет. Одно только уникальное издание «Царские коронации на Руси», посвященное 75-летию коронационных торжеств императора Николая II, чего стоит! А сколько интересных имен в книгах писателей-эмигрантов…

Странствия эмигрантов

Судьба Орра Чистякова типична для ребенка из семьи эмигрантов. Он отлично помнит жизнь в Маньчжурии, куда семья Янковских уехала из Приморья после установления Советской власти. Помнит переезд в Харбин, когда в Маньчжурии стало уже небезопасно, отлично помнит, как уже с 1949 года русским эмигрантам правительство Китая недвусмысленно намекало: выметайтесь. Кто-то уехал сразу, а кто-то еще надеялся на лучшее. Виктория Янковская сначала увезла семью в Тянзинь, там хлопотала над получением приглашения в США.

– Тогда отец уже умер, – вспоминает Орр Петрович, – и мама долгими окольными путями вышла на его брата, который жил в Штатах. Он прислал нам приглашение. Мы сели на корабль до Гонконга, а оттуда должны были отправиться в США. Но в Гонконге нас настигла весть: дядя умер, маму власти США готовы принять, а меня – нет. В Гонконге нам разрешено было жить только месяц, потом нависала угроза депортации. Мама была в отчаянии. И тут случайно узнала, что сестра ее Муза живет в Чили. Мы ведь к тому моменту практически растеряли связи с семьей, ветер эмиграции разметал нас по свету…

Через Красный Крест маме удалось связаться с Музой. В Чили, как и вообще в Южной Америке, в то время более чем охотно принимали эмигрантов из Европы и России. Недаром там и по сей день есть целые города европейского происхождения. Вот так мы и уехали в Чили. Эта страна стала для меня второй родиной. Я и на испанском говорю, как на русском. И как на английском. Одинаково хорошо.

Я – русский!

– Мама рассказывала вам про Россию, про Владивосток, про ваши корни?

– Конечно, я всегда знал, что я – русский. И про Сидеми, про прадедов, про то, что они делали в Приморье. Я никогда не сомневался в том, где мои корни.

В четыре года мама, устав от моих просьб «почитай!», выучила меня читать по-русски. И знаете, что забавно? Всех американских классиков – Купера, Майна Рида, самые захватывающие приключения американской литературы я прочел в русском переводе. Много лет спустя перечитал и на английском – нет, все же на русском было лучше.

Историю своего имени Орр Петрович тоже знает. Викторию Юрьевну в детстве домашние звали Орой. Когда у нее родился сын, Виктория Янковская, будучи натурой поэтической, стремящейся к необычности, сразу отмела все «банальные» имена.

– И где-то в святцах, – улыбается Орр Петрович, – нашла она это имя – Орр. Так меня и крестили. Много лет я был убежден, что один во всем мире имею такое имя. И только перед отъездом из Харбина мама повела меня в тамошний мужской православный монастырь – получить благословение. В монастыре, в каморке под лестницей, жил слепой схимник. Он вышел, положил руку мне на голову, благословил на дальний путь. А потом спросил: как зовут тебя, отрок? И, услышав: «Орр», улыбнулся: «Вот так и меня звали в миру. Носи имя с гордостью!». Больше тезок я не встречал. Нет, в Штатах немало Орров, но это фамилия, а не имя.

Владивосток такой красивый

Маньчжурия, Чили, США… Много лет для Орра Чистякова Россия была, наверное, самым недоступным местом в мире – получить визу в СССР для человека с такой биографией было просто нереально. Тем более в наглухо закрытый порт Владивосток. Тем не менее Орр Чистяков поддерживал переписку с историками и краеведами из Владивостока, в частности, с ныне покойным Борисом Дьяченко. И как только открыли наш город, сразу же приехал – увидеть места, о которых так много слышал.

– Я побывал во Владивостоке, в Сидеми, родовом гнезде, увидел Хабаровск, немного – Сибирь, – вспоминает Орр Петрович. – Тогда приморская столица показалась мне очень грустным каким-­то городом, словно выкрашенным в серый цвет. Но это не относилось к людям! Я подружился с историками, с жителями города и после возвращения в Штаты поддерживал переписку с ними, принимал у себя дома в Калифорнии.

И все собирался опять вместе с Кончитой (супруга Орра Петровича родом из Никарагуа) снова приехать во Владивосток. Но то бизнес, то здоровье, то какие-то иные обстоятельства мешали. И наконец я понял, что, если не соберусь сейчас, уже никогда не попаду на родину предков. Поэтому все дела перенес и поехал. И два чемодана книг и архива привез с собой. Они должны вернуться на родину.

Орр Чистяков проведет во Владивостоке и Приморье почти весь июль. В его планах – поездка в Сидеми, отдых на водолазной базе в бухте Витязь у закадычного – еще с 1991 года – друга Василия Даркина, прогулки по Владивостоку и его окрестностям.

– На этот раз Владивосток поразил меня, – изумляется Орр Петрович. – Невероятные перемены! Вы сами замечаете, насколько изменился город по сравнению с 1991 годом, каким ярким, красивым, современным он стал? Я гуляю по Владивостоку и впитываю каждую минуту, каждое мгновение. Потрясающая атмосфера молодого задора ощущается, радости!

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Приморская столица – Донбассу
Приморская столица – Донбассу

Площадка «Поможем Донбассу» расположилась возле кинотеатра «Нью Вейв». Уже на остановке «Первая Речка» молодые активисты раздавали прохожим листовки, призывающие помочь населению бывшей советской республики. Горожане интересовались, какая именно помощь нужна братьям-славянам.

Белый лис: спаситель или предатель?
Белый лис: спаситель или предатель?

В Тбилиси 7 июля скончался Эдуард Шеварднадзе. Ему было 86 лет. Друзья и враги звали его Белый лис. Белый – потому что уже тогда был совсем седой, а лис – настолько он был непредсказуемым человеком. В истории СССР и родной Грузии он оставил ярчайший след. А рыбаки Дальнего Востока до сих пор неоднозначно относятся к этому политику, обвиняя его в предательстве интересов страны.

Китайцы помогут нашим инвалидам

На шесть дней в Пекин отправились активисты общественных организаций инвалидов края. Цель поездки – обмен опытом в области реабилитации и адаптации людей с ограниченными возможностями.

Мама, подумай…

До 15 июля в Приморском крае будет проходить акция «Подари мне жизнь!», направленная на укрепление семьи, сохранение семейных ценностей и традиций.

Белоплечий с белохвостым приглашают в зиму

Фотовыставка с портретами необычных жителей Владивостока открылась в нашем городе.

Последние номера
газета
газета
газета
газета