Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Туризм

Вернуться в Сеул

«Сеул никогда не спит», – сказала нам гид. И в доказательство повела рукой – мол, посмотрите. Мы стояли на самом пике той сопки, где построена смотровая башня Seoul Tower, а внизу – и это несмотря на полночь – сиял огнями, светился и жил полной жизнью огромный город. Он действительно никогда не спит.
Вернуться в Сеул

Автостраду разрушили ради реликвии

В любое время суток в Сеуле вы можете воспользоваться практически любым сервисом: от Wi-Fi до еды и даже маникюра. Да, если вам вдруг взбредет в голову в четыре утра сделать укладку, в квартале парикмахерских вы найдете круглосуточный салон красоты. В районе Мендон магазины работают до двух часов ночи. А на ночном рынке можно хоть в пять утра понаблюдать за тем, как мастера хэнд-мейда создают свои произведения. Днем они их продают. Когда спят? Хороший вопрос…

Ручей как историческая ценность

Не только ночью, но и днем Сеул готов поделиться с туристом самым интересным, показать все, что вам угодно. Хотите чего-то истинно корейского, уникального, говорящего о традициях? Тогда ваш путь должен пролегать к дворцовому комплексу Кенбокун. Он само выражение и корейской истории, и отношения нации к своим святыням и традициям.

Построенный в XIV веке, Кенбокун был, по сути, городом, поскольку занимал более 400 тысяч квадратных метров. По сей день во всех районах Сеула можно увидеть ворота (всего их 27), через которые можно было зайти в дворцовый комплекс. Затем во время очередной войны с японцами, на которые так щедра корейская история, дворец был разрушен и сожжен. Сохранились частично только основные здания типа тронного зала и полностью – одни-единственные ворота. Реставрация дворцового комплекса (ну, конечно, не всего, а только основных зданий в центре города) шла много лет, и вот к концу прошлого века все было завершено. И тут некий спятивший гражданин, чье имя корейцы вычеркнули из истории, лишив его славы Герострата, сжег те самые единственные сохранившиеся в течение 600 лет ворота. Это была национальная трагедия! Говорят, что плакали даже в Северной Корее, ведь на всем Корейском полуострове не так много сохранилось памятников истории и культуры. Ворота восстановили, конечно, и сегодня реставрация дворцового комплекса продолжается.

Корейцы с трепетом относятся к Кенбокуну. Каждое день к 10 часам утра сюда приезжают туристы со всей страны – взглянуть на церемонию смены стражи. Это сохраненное в мельчайших подробностях представление проходит так же, как и 600 лет назад. А участие в нем принимают волонтеры. Рядом с дворцом расположены все основные официальные здания – дом правительства, резиденция президента страны, здесь же стоят памятники виднейшим государственным деятелям Кореи – к примеру, царю Сечжону Великому, который разработал корейскую письменность и которого сами корейцы считают реформатором уровня Петра Великого.

Чтобы понять, насколько трепетно в Южной Корее относятся к достопримечательностям, говорящим об истории и культуре, нужно обязательно прогуляться и к ручью Ченгечен.

Когда-то – в императорские времена – этот ручей поил весь город. Затем, когда начались войны, в Ченгечен стекали сажа от пожаров, грязь и нечистоты, в итоге некогда чистейший ручей стал болотом, язвой в центре Сеула. Разбираться было некогда, после Корейской войны 50-­х годов прошлого века с болотом поступили по-американски: засыпали, а сверху построили двухуровневую автотрассу.

И лишь годы спустя, когда в стране всерьез задумались о патриотизме и о том, что памятников истории и культуры – раз-два и обчелся, о ручье вспомнили. Да как вспомнили! Снесли автотрассу, все разрыли, вычистили русло ручья, посадили вокруг парк. И работали с таким энтузиазмом, что вместо запланированных пяти лет управились за два года.

Сегодня Ченгечен – оазис в центре города. Рядом – мэрия Сеула, квартал, где расположены офисы самых крупных фирм, бизнес-центры. А сделаешь десяток шагов по ступеням вниз – и ты в свежести и тишине, журчит ручей (правда, из него не пьют), шелестят деревья, вокруг цветы, скамейки. Сюда приходят на перерыв из офисов, здесь вечерами гуляют парочки и проводят самые разные фестивали. И как гордятся этим ручьем сеульцы!

Иллюзии и сувениры

Конечно, турист одними впечатлениями сыт не будет. Каждому, кто приезжает в другую страну, помимо обычной еды нужна еще и пища, скажем так, сувенирная – магниты, открытки, прочая милая чепуха, которую иногда так приятно перебирать и особенно приятно дарить друзьям, коллегам, родным со словами: «Это я купил…». Так вот в Сеуле для «это я купил» есть сувенирная улица Инсадон. Небольшая, но крайне оживленная. Народу здесь гуляет море. С утра и до глубокого вечера. Приходить на Инсадон нужно не на часок – за часок ее всю не пройдешь. Не потому, что такая длинная, а потому, что вокруг так много всего интересного – каждую минуту останавливаешься. Вот в самом начале улицы музей иллюзий. Ну как не зайти и не полюбоваться на чудеса 3D и фокусы? Вышел из музея, сделал шаг – там уличный художник расписывает веера, тут делают булочки из рисового теста, а дальше – конфеты из меда и орехов, еще через три шага – продают удивительные массажеры для рук из полированного дерева (ну буквально все важные для жизни точки, если верить продавцу, массирует). Насмотрелся на мастеров – обрати внимание на сотни магазинчиков, лавочек, киосков. Тут и магнитики, и веера, и фарфор, и косметика от люксовой до массовой, и одежда, и сумки, и шкатулки из перламутра, и украшения, и декор из металла, да всего не перечислить! Чтобы ничегошеньки не купить на Инсадоне, надо либо забыть кошелек в номере, либо обладать нечеловеческой силой воли. Потому что здесь не только сувениры. Кафе и лотков с готовящейся на ваших глазах едой тоже не счесть. Почти все, кто гуляет по Инсадону, жуют. Кто кальмаров в кляре, кто хлебцы, кто мягкое мороженое в огромной кукурузной палочке… А вокруг еще кафе с аутентичной корейской едой (здесь, кстати, расположен ресторан, где можно отведать лучший в Корее пибимпап – блюдо из риса, овощей, мяса, яиц и пасты из острого перца), а также кафешки с кофе и сэндвичами. Инсадон – это мини-город в городе, он влюбляет в себя с первой минуты и навсегда. Сюда хочется вернуться – бродить, толкаться, есть, покупать, смотреть. Как, впрочем, хочется вернуться и в Сеул. Такой разный. Такой современный. Такой старинный. Такой красивый.

 

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Однажды, музейной ночью…
Однажды, музейной ночью…

В «Ночь музеев» во Владивостоке впервые открыли свои двери сразу несколько учреждений, сохраняющих прекрасное и историю. Подключилось к музейному празднику и одно экскурсионное бюро. Корр. «В» ожидаемо не смог побывать везде, но кое-какими путевыми заметками все-таки готов поделиться с читателем.

Кто поможет«потеряшке»?
Кто поможет«потеряшке»?

Владивосток, 15 мая. Около 17 часов на высокой посадочной платформе железнодорожного вокзала был найден 7-летний мальчик. Он спрашивал у взрослых, как доехать до Партизанска, просил копеечку и заглядывал в урны.

Хронограф Победы

Из сводок Совинформбюро с 15 по 21 мая 1944 года

Студотряды открывают трудовой сезон
Студотряды открывают трудовой сезон

В конце мая начинается трудовой студенческий семестр. Порядка 300 бойцов студенческих отрядов Владивостока отправятся на путину, 69 человек будут трудиться на стройках, 450 ребят станут вожатыми, 25 – представителями экологического отряда «Тигр», еще 240 поработают проводниками.

Нанкин ждет Дашу из Владивостока

Волейболистка из «Приморочки» Дарья Рудых представит наш край на юношеских Олимпийских играх, которые пройдут в Нанкине в августе этого года.

Последние номера
газета
газета
газета
газета