Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Политика

Александр ВЫСОЦКИЙ: О лжесвидетелях я знал 4 года назад

Журналист “В” Андрей ХОЛЕНКО задал несколько вопросов адвокату конторы “Щеглов и партнеры” Александру ВЫСОЦКОМУ, который 4 года назад в должности заместителя прокурора Фрунзенского района возбудил уголовное дело о взятках в администрации Владивостока.

Журналист “В” Андрей ХОЛЕНКО задал несколько вопросов адвокату конторы “Щеглов и партнеры” Александру ВЫСОЦКОМУ, который 4 года назад в должности заместителя прокурора Фрунзенского района возбудил уголовное дело о взятках в администрации Владивостока.

- Вас можно назвать родоначальником “дела Черепкова”, поскольку именно вы его возбудили.

- Вообще дело было возбуждено не против Черепкова, а по факту получения взятки. Дело в том, что на тот момент наши оперативные органы предоставили достаточно информации, согласно которой ряд сотрудников администрации был замечен в злоупотреблении своим служебным положением. Это касалось в том числе и Черепкова. С учетом информации и доказательств, которыми мы располагали на тот момент, я как следователь просто обязан был возбудить уголовное дело, так как для этого были достаточные основания. На моем месте это сделал бы любой следователь.

- Напомните, что вменялось в вину Виктору Черепкову?

- Получение взятки в виде швейцарских часов и нескольких миллионов рублей. Но это обвинение появилось примерно через месяц после возбуждения уголовного дела.

- Вас не смущала политическая подоплека при возбуждении того уголовного дела?

- Конечно, это нельзя было сбрасывать со счетов. Но чтобы во всем разобраться, надо было возбудить уголовное дело и провести необходимые следственные действия.

- А с точки зрения техники следствия: это было простое дело или сложное?

- Для меня это было обыкновенное дело – в моей следовательской практике бывали дела и посложнее. Если бы я пришел к выводу, что Черепков невиновен, то я бы сам прекратил уголовное дело.

- А такие сомнения были?

- Поначалу – да. Поэтому-то я и допрашивал Черепкова как свидетеля, а не как обвиняемого. Обвиняемым он стал месяц спустя.

- Тем не менее позже дело передали генеральной прокуратуре России. У вас опыта не хватило его закончить?

- Вокруг дела подняли нездоровый ажиотаж, мол, следствие предвзято и необъективно. Я считаю себя честным человеком и не мог принять такие выводы. Повторяю: для меня это было обыкновенное дело о взятке, которых я к тому времени расследовал не менее 5. Конечно, в нем участвовали необыкновенные люди и в первую очередь – Виктор Иванович… Расследование данного дела было поручено следственной части генеральной прокуратуры.

- “Дело Черепкова”, похоже, сыграло роковую роль в вашей юридической практике: из прокуратуры вы ушли в адвокаты.

- Нет, оно не сыграло решающую роль, а о роковой роли не может быть и речи…

- Но подорвало вашу веру в справедливость, в неотвратимость наказания за преступление?

- Это дело не подорвало мою веру в справедливость и веру в людей вообще. Оно подорвало отношение к конкретным людям, которых я знал. В некоторых людях я разочаровался, потому что видел, как они забывали о других.

- Вы говорите о предательстве?

- О безразличии к судьбе других людей. Называть фамилии я не хочу.

- Ваши профессиональные заслуги государство оценивало достаточно своеобразно. В 1992 году вы получили премию генерального прокурора России, в 1993 году были признаны лучшим следователем приморской прокуратуры, а через год генеральный прокурор объявил вам выговор. За что?

- Строгий выговор. За то, что я якобы преждевременно возбудил уголовное дело и что я якобы незаконно в ночное время провел обыски в кабинете и в квартире Черепкова. Но на момент вынесения решения о возбуждении уголовного дела я имел необходимую оперативную и достаточную следственную информацию, а проведение обысков в ночное время разрешено законом в случае необходимости. Необходимость такая была: Черепков мог уехать в Японию. Да никто и не планировал обыски у Черепкова на ночное время, просто организационная работа заняла много времени.

Что же касается доказанности, порядка ведения следственной деятельности, оснований для предъявления обвинения, то во время специальной проверки у генеральной прокуратуры вопросов в этой связи не возникло.

- После того, как обвинения во взятке с Виктора Черепкова сняли, было возбуждено дело против организаторов “дела Черепкова”. В ходе его, как известно, свидетели со стороны Черепкова неожиданно поменяли свои показания. Не возникало ли у вас подозрения, когда вы вели то первоначальное дело, что свидетели врут?

- То, что свидетели поменяли показания, для меня не было неожиданностью: о наличии лжесвидетелей со стороны Черепкова я знал еще 4 года назад. Большинство лиц, которые оказались сейчас свидетелями по так называемому “милицейскому делу”, допрашивал я. И тогда еще показания отдельных свидетелей сходились в общем, но весьма существенно расходились в деталях.

- Как вы считаете, могут ли вас в будущем назвать лучшим адвокатом Приморья, как когда-то – лучшим следователем?

- Дело не в том, кто лучший. Надо честно и профессионально выполнять свое дело. Когда люди приходят к адвокату, как к врачу, смотрят ему в глаза и взывают о помощи, - им нельзя не помочь.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Еще один эмитент пластиковых карточек в Приморье

Еще одно кредитное учреждение края - Приморский региональный филиал АКБ СБС-АГРО приступил к активному распространению пластиковых кредитных карточек систем EuroCard/MasterCard, VISA и American Express.

Корейцы отведают уссурийских соков

В начале июня в Уссурийске войдет в строй первая очередь строящегося завода по переработке сельскохозяйственной продукции.

Тариф на электроэнергию остается прежним

Региональная энергетическая комиссия (РЭК) утвердила тарифы на потребляемую электроэнергию на 2-й квартал этого года. В основном они остались на прежнем уровне.

Не застрять бы на поле согласований

Тупиковой назвал ситуацию с подготовкой к началу весенне-полевой кампании начальник управления сельского хозяйства администрации Яковлевского района Николай Санаров. У хозяйств нет никакого запаса горюче-смазочных материалов, запчастей для ремонта техники, в дефиците семена.

Последние номера