Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Парк культуры

Не ищите князя в гробнице

О ТОМ, как преобразился после ремонта (изменив не только внешний вид залов, но и само наполнение экспозиций, саму концепцию работы) музей имени Арсеньева, что на Светланской, 20, «В» уже писал. Но, как и обещал директор музея Виктор Шалай, сюрпризы для посетителей еще только начинаются.
Не ищите князя в гробнице
В далеком прошлом в районе Уссурийска был выстроен целый городок для одного мертвеца Экспозиция, открывшаяся на первом этаже, стала подарком всем тем, кто интересуется историей и прошлым нашего края. «Гробница князя Эсыкуя» – так называется теперь зал, расположившийся рядом с залами, показывающими природу Уссурийской тайги. И заглянуть сюда – все равно что побывать в далеком, очень далеком прошлом. Некрополь Эсыкуя Когда первые русские поселенцы пришли в Приморье, им казалось, что они нашли нетронутый цивилизацией край: дикие животные, девственная тайга, полное отсутствие поселений и городов. И только постепенно, понемногу земля наша стала приоткрывать свои тайны. – В середине XII века, – рассказывает Максим Якупов, археолог, сотрудник музея имени Арсеньева, – один из основателей империи чжурчжэней князь Эсыкуй за свои заслуги перед страной получил в дар огромный надел: долину реки Суйфун, территорию современного Уссурийска. Резиденция князя Эсыкуя – древний город Фурдань – располагалась в районе этого города. После смерти князя в его честь неподалеку от крепостных стен был построен некрополь, состоявший из нескольких курганов, самый большой из которых венчался каменной черепахой со стелой. Там был целый городок, если так можно сказать, аллея духов, погребальные храмы, множество статуй, богатых даров, с которыми князь отправлялся в мир иной. Но один из следующих правителей империи, как это часто бывает, решил, что память предков слишком режет глаза, и дал указ разрушить все погребальные сооружения. Комплекс был разграблен, осквернен. Потом империя чжурчжэней канула в Лету, понемногу следы величественного погребального комплекса скрыла природа. Когда русские пришли в Южно-Уссурийский край, они обратили внимание на курганы, затем – на вросшие в землю изваяния. В 1893 году Федор Буссе провел раскопки на самом большом кургане – с черепахой. Там он обнаружил гробницу князя, множество статуй, изваяний. У нас есть фотографии раскопок, они хранятся в музее. Все найденные артефакты Федор Буссе передал в музей. Через некоторое время он намеревался продолжить раскопки, но… – Поскольку участок земли с курганами принадлежал одному из деловых людей, тот не стал разбираться, что там за курганы. Он собирался построить на этом месте мельницу. И построил. Курганы же были срыты. И канули в никуда. Не отличались наши предки, как, впрочем, и мы, особой любовью к археологии. Интересы бизнеса и тогда были на первом месте. Куда подевались головы чиновников? Гробница князя Эсыкуя включает в себя гробницу как таковую (кстати, не стоит старательно вглядываться внутрь в надежде увидеть скелет – чжурчжэни кремировали своих усопших), каменные изваяния чиновников, льва, навершие стелы в виде дракона, ворота в погребальный храм и артефакты из могилы. Экспонаты долгое время находились в разрозненном состоянии, после долгой кропотливой работы удалось собрать их вместе. Часть экспонатов выставляется впервые. – Максим, почему экспозиция установлена на первом этаже музея? – Вообще у руководства музея есть намерение весь первый этаж отдать под археологию. Кроме того, поскольку все экспонаты очень тяжелые (сама гробница весит около полутора тонн, другие экспонаты – статуи например – от трехсот килограммов), никакой другой зал просто не способен выдержать такой вес. Собрать весь комплекс так, как нам хотелось бы, невозможно. Каменная черепаха, например, находится в Уссурийске, часть погребального комплекса есть в Хабаровске (черепаха со стелой). Сама гробница во Владивостоке была установлена в советское время у входа в здание музея на Петра Великого, 6. Изваяния же хранились в фондах. Целостной картины не было. Здесь же мы попытались воссоздать в одном зале гробницу примерно в том виде, как она была. Не в первозданном, потому что, как вы помните, захоронение было разграблено и осквернено. К примеру, статуям чиновников снесли головы, унесли посуду, украшения и многое другое. Мы думали сначала, что головы оказались утрачены во время раскопок или позже, но стало ясно, что они были срублены еще тогда, когда комплекс разграбили. Много статуй – львов, сидящих воинов, баранов – было похищено еще до революции. До нас, я думаю, не дошло даже одного процента от того, что было в этом погребальном комплексе. Кстати, частично древние изваяния первые поселенцы Уссурийска раскалывали и использовали, к примеру, как подпорки для балконов в своих домах. Некоторые изваяния в фундамент домов укладывали. Стела с одной из каменных черепах замурована в лестнице, ведущей к одному из храмов Уссурийска. Не отличались, повторюсь, наши предки любовью к археологии и истории. И тем не менее сами каменные статуи, все детали – это памятники мирового значения! От эпохи чжурчжэней осталось не так много памятников – особенно скульптур, изваяний. Эта гробница – единственный в Приморье артефакт той эпохи, дошедший до нас в столь сохранившемся виде. Даже в Китае памятников эпохи Цзинь мало – сохранившихся, я имею в виду. Мы по этим изваяниям можем понять, как выглядели цзиньские чиновники, какие носили халаты, как подпоясывались – по статуям это все можно изучить. На воротах изображены животные, которые в Приморском крае, между прочим, сейчас не водятся: разные виды лошадей, насекомых, какие-то носорогообразные звери. Выходит, или раньше водились, или водились в других местах, где раскинулась империя Цзинь. Вообще ворота и другие изваяния еще нужно хорошо очистить, чем мы сейчас и занимаемся. В советское время было принято красить изваяния, скульптуры. Вот и эти не избежали такой участи, были покрыты краской в несколько слоев. Все это мы удаляем, счищаем – и находим новые изображения. А когда мы отмыли статуи чиновников, то обнаружилось, что гранит, из которого они высечены, красноватый и с какими-то вкраплениями. Когда на него падает солнечный свет, он блестит. Очень красиво. На очистку ушло полгода – Нелегко, наверное, такая экспозиция давалась? – Сложно было извлечь гробницу из земли. В советское время ее залили бетоном с жидким стеклом. Там же на месте мы ее чистили от плесени, грязи, мха, разбирали на фрагменты. Затем перевезли сюда и уже здесь собрали снова, не используя клей или бетон, только силиконовый раствор, который легко удаляется и не оставляет следов. В целом работа заняла около полугода. Кстати, процесс очистки изваяний все еще продолжается. Заметьте, что чистить приходится практически без применения химических реагентов, вручную. – Экспозиция еще будет дополняться? – Да, предметами, которые были найдены во время раскопок Буссе: фрагменты украшений крыши храма, посуда, предметы вооружения. Сохранились удила, стремя и кости лошади князя, которую похоронили вместе с ним. Вот думаем, выставлять это или нет. Мы надеемся полностью завершить работу над экспозицией в этом году. Хотим установить в зале проектор, будем показывать курган, долину Суйфуна – чтобы человек ощущал себя так, словно он вошел не в зал, а в вечность. Планируем также сделать голографические изображения, интерактивный информационный киоск, словом, чтобы экспозиция говорила сама за себя. И наш Розетский камень Есть в экспозиции два предмета, которые никогда не находились в погребальном храме князя Эсыкуя, но связаны с Золотой империей чжурчжэней. – Это стелы с Тырского утеса, – рассказывает Максим Якупов. – Это памятники мирового значения. В 1413 году на нижний Амур была отправлена экспедиция двором династии Мин. Экспедиция под предводительством императорского евнуха Ишиха достигла цели и в ознаменование этого факта на Тырском утесе на Амуре поставила храм Юннинсы (Вечного спокойствия) и стелу, где было написано, в честь чего поставлен храм. На трех языках – китайском, монгольском и чжурчжэньском. Как только экспедиция ушла, местное население спалило и разрушило храм. Через 20 лет китайцы вернулись, восстановили храм Юннинсы и поставили еще одну стелу с пояснениями. Опять же на трех языках. В каком-то смысле для нас эти стелы – Розетский камень (Розетский камень – артефакт с письменами, благодаря которому разгадали тайну египетских иероглифов)! Они позволили расшифровать чжурчжэньские письмена, понять язык! Это единственный в мире такой памятник. Интерес исследователей-лингвистов, археологов, историков из Китая, Кореи, Японии, США, Австралии к нему огромен! Видели бы вы, как толпятся китайские посетители музея у этих стел. Замечу, что размещение гробницы именно вместе с экспозицией природы Уссурийской тайги дало тот эффект, на который мы рассчитывали. Когда первые русские пришли в Приморье, они увидели якобы нетронутые края, тайгу, море, реки, диких животных. А потом стали находить статуи, курганы. И оказалось, что в этих местах кипела жизнь, возникали и исчезали империи – в те времена, когда славяне только пытались создать единое государство. Это нужно осознать, как и то, что великие города прошлого исчезали бесследно. Если об этом задумаешься, начнешь иначе относиться к настоящему.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

В этом номере:
Над парком Победы загорелась звезда
Над парком Победы загорелась звезда

Особый памятный знак установлен в столице Приморья

50 тысяч за удачный улов
50 тысяч за удачный улов

Фестиваль «Народная рыбалка» угостит ухой, развлечет и раздаст подарки победителям

Рыбачим до победы
Рыбачим до победы

400 ЛИТРОВ ухи и 100 литров горячего сладкого чая приготовят в субботу для участников и гостей «Народной рыбалки».

На лед выходят мотогонщики
На лед выходят мотогонщики

В ПРЕДСТОЯЩУЮ субботу жителей и гостей города ожидает зрелищное спортивное мероприятие. На акватории Амурского залива (район ж/д станции Угольная) пройдет открытое первенство Владивостока по мотогонкам на льду.

И никаких границ возможностям
И никаких границ возможностям

ВО ВЛАДИВОСТОКСКОМ художественном училище открылась выставка «Неограниченные возможности».

Последние номера
газета
журнал
газета
газета