Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Здоровье

Корея в белом халате-2

КОРРЕСПОНДЕНТ «В» посетил университетский медицинский центр «Халлим» в городе Чхунчхон провинции Канвондо (Южная Корея) по приглашению профессора Ли Санг-Су. Сегодня продолжение его рассказа о «медицинской» экскурсии в Страну утренней свежести.
Корея в белом халате-2
Продолжение. Начало в номере за 22 января Здравоохранение в Южной Корее – это не только клиники в Сеуле и Пусане, но и медицинские центры, а также госпитали на периферии этой страны Замена техники каждые пять лет Зал регистратуры госпиталя «Халлим», расположенный на первом этаже 12-этажного здания, меня удивил. Просторный и светлый, оснащенный для удобства посетителей плазменными телевизорами и мягкими диванчиками, он более всего похож на холл 5-звездочного отеля, чем на «предбанник» лечебного учреждения на 500 койко-­мест. Или на зал ожидания аэропорта. В зале никакой суеты и тишина. Притом что посетители, пациенты и персонал медицинского центра общаются между собой отнюдь не шепотом. Девушки на ресепшене выдают требуемую информацию, мило улыбаясь, будто разговаривают с добрыми знакомыми. И главное, в регистратуру нет очереди. Точнее, очередь есть, но электронная, как в некоторых финансово-кредитных или расчетно-кассовых учреждениях Владивостока. Сиди и жди, когда на мониторе высветится номер твоего талона… Секрет этой умиротворенности и спокойствия прост. В Стране утренней свежести человек человеку друг, товарищ и брат вне зависимости от социального статуса и толщины кошелька. И старикам здесь действительно почет, а молодым – везде дорога. Жаль, что эти слоганы времен Советского Союза в современной России забыты. Кроме того, в Республике Корея 90 процентов медучреждений – частные, а медицинское обслуживание повсеместно – платное. И между клиниками жесткая конкуренция, которая заставляет постоянно повышать качество медицинских услуг и обновлять медицинскую технику. Иначе пациенты, недовольные сервисом, запросто могут перейти в другую клинику и унести с собой деньги, как свои, так и страховых компаний. Например, в госпиталях университетского центра «Халлим» (а таких на сегодняшний день шесть, из них четыре – в Сеуле) морально устаревшее диагностическое и операционное оборудование меняют каждые пять лет. Невзирая на его дороговизну и на то, что списанная техника функционально исправна, – репутация и престиж дороже всего. Язык знать не надо В Южной Корее врач – одна из самых уважаемых и высокооплачиваемых профессий. Я так и не узнал, сколько зарабатывает специалист уровня профессора Ли, но медицинская сестра здесь получает в месяц 3000 долларов США. Для Кореи это приличный заработок, поэтому текучести кадров нет. Кроме того, руководство лечебных учреждений дорожит своими сотрудниками, всячески облегчая им многочасовое пребывание на рабочем месте. Например, в госпитале «Халлим» у медперсонала есть не только комнаты отдыха с туалетами и душевыми кабинами, но и своя столовая, где можно прилично отобедать за 6-8 долларов. Меню каждый выбирает по своему вкусу. Кто любит блюда с кимчи, национальной корейской снедью из капусты и молотого перца, становятся перед кассой в одну очередь, кому острая пища противопоказана – в другую. Такое же, кстати, право выбора и у пациентов клиники. Но они обедают не в коридоре, в рекреации, как в российских больницах, а в палатах. Расфасованные комплексные обеды привозят им в контейнере на колесиках, как в самолете. Питание входит в стоимость лечения. Если с больным приехал сопровождающий, то он также может обедать в столовой клиники за те же 6-8 долларов. Опекун может поселиться не в отеле, где цены кусаются, а в гостинице при госпитале. При этом пациенту и его сопровождающему нет необходимости знать английский или корейский язык: в клинике есть штатные переводчики. – Мы готовим пищу из одних и тех же продуктов как для наших пациентов, так и для медперсонала. Хлебобулочные изделия в стандартное меню не входят. Рис заменяет корейцам хлеб. Но мы специально печем булочки для больных из Монголии. Они не едят без хлеба, такая у них национальная особенность, – рассказала автору этих строк врач¬диетолог госпиталя «Халлим» госпожа Ким Нам Хи. Женщина призналась, что им еще не приходилось подбирать меню для больных из России. Но если появится такая необходимость, то проблем не будет. Операция в кредит За три дня моего пребывания в университетском медицинском центре «Халлим» я ни разу не видел уборщицу с ведром и шваброй. При этом кафельный пол в приемном покое, на этажах, в палатах был всегда вымыт до блеска. Стерильной белизной сверкали унитазы, биде и умывальники в туалетах. Можете мне поверить, я проверял. В клозетах в писсуарах, на полу и на подоконнике не было ни плевков, ни следов от тушения сигарет. И тошнотворный «аромат» смеси табачного дыма с аммиаком здесь тоже не наблюдался. Кто и когда наводит чистоту в клинике, для меня осталось загадкой. Скорее всего, здесь просто не мусорят. Что касается курения, то в Корее оно категорически запрещено в общественных местах. Тем более в больнице. К своему удивлению, я также не заметил в клинике «Халлим» ни одного секьюрити – ни в холле, ни на этажах. Правда, камеры видеонаблюдения на каждом шагу. Но это уже веление времени. Я свободно ходил по зданию с фотоаппаратом, заходил едва ли не во все кабинеты и комнаты, даже в палаты к больным. И никто не кричал на меня и не требовал немедленно покинуть помещение. Знаете, как это бывает в наших поликлиниках и больницах, когда уборщица или нянечка мнит себя главным врачом. Здесь же ни пациенты, ни медперсонал меня просто не замечали. При этом я точно знал, что профессор Ли не давал никаких указаний по ограничению свободы моего передвижения. Университетский центр «Халлим», его медперсонал, пациенты были открыты и доступны для меня. И, самое главное, интересны. Поэтому, когда профессор Ли спросил, не хочу ли я поприсутствовать у него на операции. Ответ, конечно, был положительный. Мне приходилось быть в качестве наблюдателя на операциях у известного нейрохирурга, доктора медицинских наук Виталия Толокевича, а также у врача­-отоларинголога высшей категории Бориса Лепейко. Один работает в краевой клинической больнице, другой – в городской клинической больнице № 1. Это мастера своего дела. Жаль, что таких специалистов во Владивостоке единицы. И мне было интересно посмотреть, как оперирует один из ста лучших хирургов-ортопедов в мире. ...У 73-летней пациентки профессора Ли был перелом шейки бедра. Но через три дня после двухчасовой операции женщина самостоятельно передвигалась – сначала на кресле-каталке, а уже через неделю ходила, опираясь на костыли. Стоимость такой операции в клинике «Халлим» 9000 долларов. Но пациентка заплатила только три тысячи «зеленых», шесть тысяч долларов взяла на себя страховая компания. Как рассказал профессор Ли, пожилая женщина была прооперирована в кредит, под гарантийное письмо ее родственников. В Корее такая форма расчета за медицинское обслуживание – норма жизни. – В клиниках Сеула и Пусана стоимость аналогичной операции для иностранцев 15 тысяч долларов по международным прейскурантам. Хотя качество медицинского обслуживания в Корее стандартно как в столице, так и в медицинских центрах на периферии. В Корее действует специальная программа, согласно которой иностранцы платят за лечение так же, как и граждане Кореи. Кроме того, в клиниках провинции Канвондо для пациентов из Приморья цены снижены. Но русские об этом не знают, хотя мы неоднократно рассказывали русским коллегам об этой программе, – говорит профессор Ли Санг-­Су. Окончание в следующем номере

Автор : Сергей КОЖИН

В этом номере:
«Жесть» на льду не приветствуется
«Жесть» на льду не приветствуется

На городских коробках выясняют отношения хоккеисты-любители

Приморье остановилось на распутье
Приморье остановилось на распутье

Полпред недоволен социально-экономической ситуацией в крае

На чем пашет Сергей Ход?
На чем пашет Сергей Ход?

НА ОСТРОВЕ Русском открылась выставка живописца Сергея Хода «Сакральная пашня». Абстрактные полотна, на которых художник отобразил волнения своей души и размышления о вечном, составили суть экспозиции.

При пожаре звонить 101

В ПРИМОРЬЕ меняются номера вызова экстренных служб, сообщили в пресс-службе ГУ МЧС России по Приморскому краю. Изменения введены с 27 января в соответствии с приказом Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации.

Москву напугали приморскими зомби

ПЕРВЫЙ показ владивостокского кинодолгостроя «Проект: панацея» режиссера Георгия Саенко прошел 26 января в Москве в рамках IV Российской международной кинопремии ужасов «Капля».

Последние номера
газета
газета
газета
газета