Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Актуально

Когда в соседях согласья нет

ПОСРЕДИ Японского моря располагается ряд островов под общим названием Лианкур. Представляют они собой две каменные глыбы, торчащие над водной гладью коричневыми обелисками с легким налетом растительности. Японцы называют их Такасима (бамбуковые острова), корейцы – Токто (одинокие острова, что ближе к истине). И пламенная борьба ведется между Японией и Южной Кореей за право обладать этим скопищем горной породы. И если бы это был единственный пример...
Когда в соседях согласья нет
Владивосток способен стать мощной площадкой для обсуждения территориальных споров стран АТР Эксперты замечают, что споры по островным территориям становятся камнем преткновения в международных отношениях. В Азиатско­-Тихоокеанском регионе процветают островной «феодализм», территориальные раздоры. И в последнее время градус полемики и острота риторики только увеличиваются. Россия здесь не исключение, но положение ее уникально. Директор Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН Виктор Ларин считает, что Владивосток способен стать нейтральной площадкой если не для решения конфликтов, то хотя бы для их обсуждения. Произошла разбалансировка – Виктор Лаврентьевич, почему в АТР так много территориальных конфликтов? – До 1992 года все мировые отношения определялись двумя соперниками: Советским Союзом и США. Конфликты, которые происходили между остальными государствами, либо провоцировались, либо сдерживались сверхдержавами. Система была достаточно стабильной и служила хорошим регулятором. Сейчас произошла ее разбалансировка. Попытки Соединенных Штатов играть роль единственной сверхдержавы потерпели крах. Как показало время, они не могут справиться с Ираком и Афганистаном. Две войны поставили крест на американской идее править всем миром. То, что сейчас происходит, – это обострение противоречий в рамках новой мировой системы. Создается новый баланс сил, в котором мощной силой стал китайский фактор. – Какие сейчас самые горячие точки в АТР? – Территориальных споров не только в АТР, но и в мире очень много. В основном они касаются сухопутных границ и существуют на протяжении веков. Сегодня же обострились отношения стран на акваториях. Раньше они не стояли так остро, но в связи с усилением энергетической проблемы, проблем рыболовства и недостатка пищевых ресурсов все они обрели актуальность. Свой вклад вносит и рост национализма в странах АТР и Юго-Восточной Азии. Самыми яркими примерами можно назвать споры вокруг островных территорий в Южно-­Китайском, Желтом, Японских морях. – Европа свои границы определила. Почему в нашем регионе не могут договориться? – Европа решает свои территориальные проблемы на протяжении веков. И они не решены до сих пор. Территориальные споры могут быть отложены на некоторое время, потом опять возникают стычки. Сколько земель в Европе переходило из одних рук в другие? Существует давний территориальный спор между Францией и Германией за зону Эльзас­-Лотарингия. Аргентина с Англией борются за Фолклендские острова. Так что эта проблема актуальна везде. Наиболее активно территориальные вопросы сейчас решает Китай, который, по сути, завершил все споры по поводу сухопутных границ. За исключением Индии, конечно. Если говорить о тихоокеанской Азии, главный спорщик здесь Япония. У нее есть территориальные претензии к России, Китаю, Южной Корее. Крупный спор разворачивается за острова Спратли – в нем участвуют шесть государств. – Приходилось читать в литературе, что страны АТР в принципе неагрессивны, за исключением Японии, которой часто приписывают милитаристское поведение. – Япония вела захватнические войны. Но дело не в менталитете, а в духе времени и потребности в ресурсах. Ведь они не просто так устремлялись на материк. Наступал период борьбы за раздел мира, когда грубая сила стала самым весомым и действенным аргументом. Сегодня другой век, и японцы всячески подчеркивают свой настрой на мирное развитие. Борьба за Курильские острова для Японии – это не проявление воинственного духа. Это даже не экономическая проблема. Главное здесь – престиж. Японцы глубоко убеждены, что эти территории у них отобрали несправедливо. Из Японии без любви – Какие методы используют страны-спорщики? – Борьба ведется в нескольких плоскостях. Первое – это политика и дипломатия. Тут ярким примером могут послужить Курильские острова. Японская сторона регулярно напоминает России о существовании этой проблемы. Каждая страна высказывает свою точку зрения, свои подходы, возможности решения. И так на протяжении уже шести десятилетий. Вторая сфера – это область академической науки. Аргументы сторон здесь в общем-­то заданы изначально. Японская сторона доказывает правоту принадлежности этих территорий Японии. Российская сторона доказывает обратное. Третья сфера – публичная. Есть такое понятие – мягкая сила. Это использование общественного мнения, гуманитарного канала. Японцы активно этим пользуются, проводя день Северных территорий и другие пропагандистские мероприятия, где повторяют своим гражданам о том, что Курилы – это их исконная территория. Сюда же активно привлекаются СМИ. – В чем проявляется мягкая сила? – Один из ее элементов – создание благоприятного имиджа государства. К примеру, современный Китай воспринимается нами как миролюбивая страна, нацеленная на саморазвитие, с высокоразвитой культурой. Школа Конфуция во Владивостоке – тоже элемент мягкой силы. Как и мероприятия, проводимые консульствами. В результате, если мы сравним образ Китая, который сложился в 90-х, и современный, получим два разных представления о стране. Страна тратит большие деньги и предпринимает огромные усилия для создания своего положительного имиджа. В свою очередь, это создает благоприятную почву для привлечения инвестиций. Почему к нам не идет иностранный капитал, например из Японии? В том числе и потому, что там сложился негативный образ России. Тому способствовало несколько факторов. Первый – чисто исторический. Россия японцами воспринималась как угроза с начала XVIII века. Второй фактор – проблема Курильских островов. Наша страна здесь воспринимается захватчиком. Третий фактор – имидж современной России, который возник у японцев. Криминал 90-х годов, скандальные случаи с японскими капиталовложениями, восприятие русских, которые посещали японские порты для покупки машин – не самый хороший образ. В комплексе все привело к тому, что опрос «Испытываете ли вы дружеское отношение к России?», проводимый в 2011 году, показал: 76,5 процента ответили нет, и только 19,5 – да. Для сравнения: к США 84 процента японцев относятся дружелюбно, 13,7 – нет. Весьма красноречиво. Россия, и никаких споров – У России есть какие-­то территориальные претензии в АТР? – У России нет никаких территориальных претензий ни к кому. Претензии есть у других государств. Если посмотреть объективно – главный интерес для нас заключается в безопасности региона, которая подрывается территориальными спорами. Россия может выступать в роли посредника. Когда стороны сходятся лоб в лоб – искры летят. И страны-спорщики нуждаются в стране-медиаторе. Ведь у всех государств, которые здесь присутствуют, очень острые отношения друг с другом. Так сложилось исторически. Вековые обиды, недоверие, конфликты – они наложили такой отпечаток, что странам нужна нейтральная площадка. И Россия способна ее предложить. Подход России заключается в том, что споры должны решаться на основе права и доброй воли государств. Ни один территориальный спор нельзя решить окончательно с помощью силы. Сегодня один сильнее, завтра другой. Игра мускулами может продолжаться веками. Почему были решены территориальные проблемы между Россией и Китаем? Здесь были задействованы не столько исторические или даже правовые аргументы, сколько добрая воля обоих государств. Если появится добрая воля в отношениях Россия – Япония, будет решена курильская проблема. Но обе стороны должны понять, что наличие конфликта мешает жизни, сотрудничеству. Сегодня такого понимания нет. У японской стороны нет крайней необходимости решать эту проблему. А нам тем более, ведь территория наша. – Владивосток способен стать нейтральной площадкой? – Положено хорошее начало. Владивосток провел саммит АТЭС, в прошлом году – Парламентский форум. Надо продолжать. Часто мы слышим выражение «Россия в АТР». Но ведь Москва не в АТР. Москва – в Европе. И до тех пор, пока столица будет в Европе, мы будем смотреть только в эту сторону. Поэтому часть функций по линии министерства иностранных дел должна быть перенесена сюда, во Владивосток. Не случайно сейчас активно продвигается идея о том, что Владивосток должен стать городом центрального подчинения. Конечно, московским чиновникам не хочется переезжать так далеко, но если ты работаешь на регион, ты должен в нем находиться. Как быть науке? – Территориальные споры – момент дипломатии и престижа. А жителей государства они волнуют? Влияют ли на отношения между народами? – В принципе, подавляющему большинству японцев этот спор безразличен. Но есть политика. К примеру, мы уже ряд лет проводим с японскими коллегами научно-практический форум, посвященный разным проблемам, в том числе российско-­японским отношениям. И каждый раз депутаты парламента Японии, которые в нем участвуют, поднимают тему Курил. Они, как политики, обязаны это делать на любом российско-­японском мероприятии. При этом вопрос преподносится деликатно: проблема существует, ее надо решать – и все. И дальше на эту тему уже никто не говорит. Ученое сообщество также обсуждает проблему, но только в академическом формате. На конференции мы можем жестко схлестнуться с китайскими учеными по поводу справедливости российско-­китайских договоров. Спор чисто академический, после которого мы начнем мирно разговаривать на другие темы. – Как быть науке, если, с одной стороны, она должна быть объективной, а с другой – служить государственным задачам. Получается, разные государства – разные науки? – Во-­первых, любая общественная наука субъективна. Главная задача любого исследователя, понимая эту субъективность, быть максимально объективным. Политические проблемы требуют особой аккуратности. Среди научного сообщества, например, по теме Курильских островов существует несколько точек зрения. Если оперировать фактами, то Курильские острова до 1945 года никогда России не принадлежали. Можно долго спорить, кто их открывал, но с 1854 года – первого российско-­японского соглашения – не было ни одного договора, по которому эти острова принадлежали бы России. Курилы – это приз Советского Союза во Второй мировой войне. На сегодняшний день эти острова наши, что закреплено в соглашении 1956 года. Япония недовольна. Для них Курилы – это вопрос политики. Ставится ультиматум: либо отдавайте все четыре острова, либо ничего. Но я порой даже думаю: а так ли нужны эти острова сегодня Японии? Может, ей как раз более выгодно иметь проблему островов как политический ресурс для давления на Россию? – Часто как аргумент в свою пользу стороны приводят историчность. Насколько он оправдан? – В истории человечества земли принадлежали то одним странам, то другим, то третьим. Много копий было сломано. Курильские острова, например, первоначально принадлежали айнам. Так что история не может служить основанием для решения территориальных споров. Надо и себя уважать – Еще один важный аспект проблемы – рост государственного национализма в АТР: в Китае, Японии, Корее, странах Юго-Восточной Азии, – продолжает Виктор Ларин. – Это опять же связано с тем, что в 90-е государства почувствовали себя самостоятельными. Народы стремятся сами делать свою судьбу. Для нас характерно негативное отношение к национализму. В моем понимании здоровый национализм необходим любой нации, ибо прежде всего он подразумевает национальное самосознание, национальное самоопределение и самоуважение, чего нам, русским, катастрофически не хватает. Негативная стороны национализма – это идея национального превосходства, но это уже шовинизм. В странах региона есть, к сожалению, и то и другое. – Виден ли рост национализма у нас? – Виден, но, скорее, в его негативных проявлениях. – Есть точка зрения, немного провокационная, что Россия, дескать, большая и из-за одного кусочка земли не убудет. Как у Бунши в «Иване Васильевиче», который отдал Кемскую волость шведскому послу. – Им надо ответить словами Жоржа Милославского: «Да я тебе..!» Если без шуток, то не мы эти земли собирали и не нам их раздавать. Это наша территория. Курильские острова присоединены кровью наших солдат. Об этом надо помнить.

Автор : Сергей ПЕТРАЧКОВ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Под защитой Всевышнего
Под защитой Всевышнего

Детям-отказникам нашли родителей. Крестных

Земля-фантом
Земля-фантом

«В» пытался найти 17000 га для многодетных семей

Старые правила не годятся для современных детей
Старые правила не годятся для современных детей

С НАЧАЛА 2014 года в Приморье произошло несколько тяжелых дорожно-транспортных происшествий с участием детей. Как сообщила пресс-служба ГИБДД Приморья, за три недели января 15 детей получили серьезные травмы, 10-летняя девочка погибла. Как ни странно, одной из главных причин, вызывающих ДТП с участием детей, по мнению инспекторов, становятся ошибки взрослых в преподавании правил дорожного движения.

Выборы станут еще прозрачнее и полупрозрачнее

НОВЫЕ урны для голосования будут применяться на избирательных участках в этом году, сообщила пресс-служба Законодательного собрания Приморья. Современные ящики, по мнению краевых парламентариев, позволят избежать злоупотреблений и повысить эффективность общественного контроля.

Трутнев проведет в Приморье рабочую неделю

ПОЛПРЕД президента в ДВФО и заместитель председателя правительства РФ Юрий Трутнев с 22 по 28 января посетит Приморье, сообщила пресс-служба краевой администрации. В рамках поездки вице-премьер проведет ряд совещаний.

Последние номера
газета
газета
газета
газета