Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Парк культуры

Столы, ставшие легендой

В ЭТИ посленовогодние дни, когда отдых уже закончен, но настроение все еще лирическое, самое время посетить музей имени Арсеньева. Чтобы между Рождеством и старым Новым годом окунуться в атмосферу сказок и легенд.
Столы, ставшие легендой
Если бы мебель могла говорить, сколько бы интересного она рассказала «Столы-легенды» – так назвали свою новогоднюю выставку сотрудники музея. Рождалась концепция непросто. Сначала планировалась выставка о традициях подготовки к Новому году. А потом… Потом вспомнили и хранители, и кураторы, что в запасниках музея есть несколько удивительных столов – обеденный, журнальный, письменный… Они пережили не одно и не два поколения хозяев, которые помнят не только, как один год сменял другой, но и как сменяли друг друга века. Каждый такой стол – легенда. Вот они и стали основой выставки. Рядом с каждым из них можно постоять, подумать о пересечениях истории и о многом, многом другом. Из каюты – в гостиную Стол из кают-­компании фрегата «Паллада» – это история в дереве. Когда-то за ним умещалось 24 человека. Были среди них и Иван Унковский, Константин Посьет, великий писатель Иван Гончаров. В том самом великом рейсе «Паллады», который Гончаров описал в своей книге, за новогодним столом подавали плов из баранины, блюда из рыбы, пирожные, шампанское. Позднее этот стол верой и правдой служил семье Соллогубов-­Беловых, семье первого во Владивостоке издателя первой же в городе газеты «Владивосток». За этим столом сиживала и первая в мире женщина­-капитан дальнего плавания Анна Щетинина. Много поколений помнит этот стол. И если бы мог он говорить, как много бы нам рассказал… Впрочем, и сегодня, стоит только взглянуть на простую, но в то же время изысканную сервировку, на надежность и изящество стола, сразу понимаешь: это не просто мебель. Это – история страны. Еще один «корабельный» стол в экспозиции – журнальный стол из каюты¬люкс (или, как ее называл экипаж, «правительственного номера») турбохода «Советский Союз», на котором бывали Никита Хрущев, Клим Ворошилов, Леонид Брежнев. Последний капитан «Советского Союза» Петр Полищук, посетив выставку, вспоминал, как встречал 1958 год на борту турбохода. Тогда он еще не был его капитаном. – Было очень дружно и весело, – вспоминал Петр Иванович. – Кто не на вахте, пригласили свои семьи, так что народу собралось много. В родном порту Новый год «Советский Союз» встречал редко, а тут такой случай выпал. Конечно, как всегда, третий тост поднимали за тех, кто в море. С «Советским Союзом» Петра Полищука связывали годы работы в море. Он мог и в последний рейс – в Гонконг на гвозди – вести это красивое судно. Но – отказался. И здесь, в музейном зале, этот стол и посуда из «правительственного номера» знаменитого турбохода – как останки некогда великой империи. В чем-­то, согласитесь, судьба лайнера схожа с судьбой государства, именем которого он был назван. И об этом можно поразмышлять, стоя в тишине музея. Судьба семьи в судьбе стола Письменный стол Николая Асеева, знаменитого русского и советского поэта. Он стоял в доме, где Николай Асеев с женой снимали жилье во время Гражданской войны. С 1917 по 1921 год семья Асеевых жила во Владивостоке – то ли в ожидании эмиграции, то ли в попытке принять решение, где их будущее – в России или за ее пределами. Так тогда жили многие семьи Владивостока – то ли странники, то ли беглецы. Как известно, в итоге Николай Асеев переехал в Москву, дружил с Маяковским и Львом Кассилем, вошел в золотой фонд советской поэзии. Именно Асеева Владимир Маяковский в каком-­то смысле считал своим преемником: «Правда, есть у нас Асеев Колька. Этот может. Хватка у него моя…». И, наверное, даже не очень большие знатоки стихов все же слышали одно из самых знаменитых лирических творений Николая Асеева: Я не могу без тебя жить! Мне и в дожди без тебя – сушь, Мне и в жару без тебя – стыть. Мне без тебя и Москва – глушь. Да, они не были написаны во Владивостоке. Но, стоя рядом со столом, за которым сидел поэт, можно немного подумать о том, что такое родина и как мучительно обретали ее наши прадеды. Уникальный стол из гостиной заслуженной артистки России Евгении Соловьевой накрыт для чая. Евгения Аверкиевна – одна из тех звезд, которые навсегда. Она воспитала не одно поколение актеров, ее роли на сцене тетра имени Горького старожилы Владивостока помнят и по сей день. Обеденный антикварный стол семьи Лагутенко – пожалуй, самый яркий пример пересечения прошлого с будущим и настоящим. За ним новогодние праздники встречал будущий «мумий тролль всея Руси». Стол этот собирал вокруг себя счастливую дружную семью и ее гостей. Интересно, кабы заглянул в музей в эти новогодние дни Илья Лагутенко, о чем бы он подумал и вспомнил?

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

В этом номере:
Снегурки закрыли сезон
Снегурки закрыли сезон

Но зимние забавы продлятся до весны

Камень преткновения приморской медицины
Камень преткновения приморской медицины

Кадровый вопрос – главная проблема краевого здравоохранения

Фестиваль трюков и прыжков
Фестиваль трюков и прыжков

ЗАВТРА, 10 января, во Владивостоке в ночном клубе «Паллада» пройдет фестиваль трикинга и фрирана.

Первая – Аринка
Первая – Аринка

ДЕВОЧКА Арина стала первым ребенком, рожденным во Владивостоке в 2014 году, сообщила пресс-служба администрации Владивостока. Малышка появилась, можно сказать, под бой курантов – в первые минуты наступившего года.

Мастер-класс от новых имен

ЗНАМЕНИТЫЙ пианист Денис Мацуев, концерт которого состоится во Владивостоке 12 января, привез с собой во Владивосток ведущих педагогов творческой школы «Новые имена», которые проведут серию мастер-классов для одаренных детей Уссурийска и Владивостока.

Последние номера
газета
газета
газета
газета