Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Финансы

С наличными на выход

ЗА ПОПУЛЯРИЗАЦИЮ электронных денег всерьез взялся Минфин. Теперь за покупки свыше 600 тыс. рублей можно будет расплачиваться только карточкой или иным способом перечисления «цифровых» средств.
С наличными на выход
Вместо купюр и монет в кошельках должны лежать пластиковые карты Инициатива пока только обсуждается, но планы на будущее глобальны: вскоре электронным пересчетом будут «облагаться» покупки свыше 300 тыс. рублей. Нарушителей – непосредственно самих получателей – будут штрафовать на сумму платежа, превышающую установленный лимит. Следить за соблюдением закона предлагается налоговикам. Возможно, ограничат не все наличные платежи, а только те, которые можно проверить: например, расчеты, которые фиксируются нотариально, между компаниями, между компаниями и гражданами или двумя физлицами. Купюр меньше – в деньгах порядка больше В общем, посыл понятен: в правительственных верхах решили сокращать оборот наличности и перевести денежное обращение в электронное русло – как и во всех цивилизованных странах. Мотивация, впрочем, также особенных вопросов не вызывает. Во-­первых, как показывает опыт развитых государств, уменьшение количества наличных платежей положительно влияет на экономику страны в целом – позволяет сократить теневой сектор и повысить прозрачность финансовых операций. Кроме того, исключаются издержки на производство монет и бумажных купюр. Во-вторых, ужесточается контроль над оборотом капиталов, ведь безналичные деньги прозрачнее. Практически всегда можно отследить их происхождение и спросить у гражданина, где взял и заплатил ли налоги. Пока законопроект касается физических лиц, но это лишь начало. По статистике, доля наличных денег в нашей стране составляет 25 процентов от общей массы. В развивающихся странах — около 15 процентов, в развитых — 7-10 процентов. В Швеции, например, наличные составляют только 3 процента, и монетой нельзя оплатить даже проезд в транспорте. Боремся с купечеством, отказываемся от барства Как объясняют специалисты, доля наличных в национальной экономике зависит от нескольких факторов. Пока люди не доверяют системе и предпочитают держать деньги на руках. – Это путь, к которому мы давно шли, – говорит председатель НП «Лига финансовых институтов» Александр Ивашкин. – Переход на безналичные расчеты – это прежде всего повышение качества жизни граждан. Черный нал – опасная вещь в любом государстве, которая способствует коррупции и терроризму, а также несобираемости налогов, что, в свою очередь, ведет к необеспечению бюджетной сферы – образования, здравоохранения, армии и т.д. Наконец, мы говорим об автоматизации платежей России. Я сомневаюсь, что этот закон будут откладывать, так как о нем говорят уже много лет. В нем заинтересованы не столько банки, сколько участники системы денежного обращения, сами граждане. Наконец не нужно будет иметь при себе кошелек с купюрами. За границей считается нонсенсом, когда вы расплачиваетесь наличными за покупку свыше 100 долларов. У нас же люди носят с собой гораздо большие суммы. Это отдает каким­-то купечеством, барством. У нормального цивилизованного человека в кошельке должен быть минимум денег и множество карточек. В супермаркетах помимо терминалов, по которым можно совершать эквайринг (оплату безналом), должны стоять банкоматы – как альтернативные способы снятия наличных на случай поломки «собратьев». Нужно обязать крупных ретейлеров (предприятия торговли) работать с безналом, развивать эквайринговую сеть и, наконец, госуслуги через Интернет. Особенных проблем в глубинке, я думаю, не будет. В любой деревне есть Интернет, все бензоколонки по краю телефонизированы, в отделениях почты всегда есть возможность выхода во Всемирную сеть. В совсем маленьких населенных пунктах пусть наличный расчет останется. Но административные органы должны помочь людям: устраивать какие-­то ликбезы финансовой грамотности, вводные информационные курсы, а также давать определенные преференции для тех точек, которые будут осуществлять безналичные расчеты. Это все можно сделать, в конце концов полностью автоматизировав хождение безналичных расчетов в стране. Когда в 1997 году мы во Владивостоке внедряли банкоматы (я тогда работал в очень крупном банке), граждане – почему-то особенно женского пола – не верили, что через карты будут получать зарплаты. Насколько автоматизация этих процессов продвинулась сегодня, вы можете видеть сами: большинство людей получают зарплаты и пенсии на карточки, основная масса потребителей оплачивает коммунальные платежи безналом и т.д. Владивосток готов к введению закона больше всех на Дальнем Востоке. Конечно, исполнение норм ввода безналичного оборота денежных средств должно контролироваться соответствующими службами, налоговой инспекцией, правоохранительными органами. Единственное, что тут нужно проследить, чтобы базы данных не использовались какими¬то органами в своих целях, что можно было бы трактовать как нарушение конституционных прав граждан. Впрочем, для урегулирования таких вопросов и пишется закон. Палочные методы – не для бизнеса С тем, что банковские карты удобны, не спорит никто. Однако есть ряд причин, по которым законопроект можно было бы назвать преждевременным. – У меня большие сомнения по поводу того, для каких целей вводятся эти меры, – признается уполномоченный по защите прав предпринимателей в Приморском крае Марина Шемилина. – Власть опять начала разбирать проблему не с того конца. В рыночной экономике должны применяться рыночные механизмы, но мы никак не можем отойти от этих палочных, ограничительных мер. Мне кажется, что сейчас не время и не место для того, чтобы выводить наличные из оборота. Во­-первых, и наш регион, и страна в целом не готовы перейти на безналичный расчет, так как не развита инфраструктура по обращению безнала. В отдаленных районах элементарно нет Интернета. Во-­вторых, сами люди финансово неграмотны, подтверждением чего являются очереди в отделениях банков возле терминалов по оплате. В-третьих, нужно гарантировать безопасность денег на картах. Некоторые финансовые организации берут оплату за предоставление информации, сколько денег лежит на счете. То есть, чтобы заглянуть в собственный кошелек, нужно заплатить деньги, что просто абсурдно. Правительство пытается обеспечить безналичный расчет при покупке машин, квартир и т.д. Однако, если будет экономическая выгода, никого и не придется заставлять. Люди сами поймут преимущества электронных платежей. Впрочем, в данном варианте закон никак не коснется широких слоев населения, так как доходы у подавляющего большинства скромные и крупные покупки рядовые граждане совершают очень редко. Скорее всего, люди воспримут этот закон как вмешательство в их личную жизнь, в вопросы личной собственности и личных финансов. На теневую экономику электронные системы оплаты серьезно не повлияют, так как появятся какие-­то другие схемы для сохранения серого оборота. Если говорить про обязательную систему для проведения безналичных расчетов в объектах розничной торговли, сферы услуг, то, конечно, это правильно и позитивно. Но опять же зачем внедрять электронный денежный оборот принудительно? Предприниматели уже движутся в данном направлении, делая все для привлечения покупателя, которому должно быть удобно расплачиваться. Возрастут издержки для малого бизнеса, ведь за каждую транзакцию нужно будет платить процент банку. Если для одних бизнесменов, работающих в основном с электронными счетами, проблем не будет, то для других владельцев предприятий розничной торговли возникнут сложности. Это и временные, и финансовые издержки, связанные с более тесным общением с банковскими структурами. У человека всегда должен быть выбор Многие предприниматели также не в восторге от инициативы законодателей. – Электронные деньги в России работают не очень хорошо, – уверяет индивидуальный предприниматель Сергей Истомин. – Я отказался от данных услуг, когда один важный платеж не прошел, в связи с чем у меня возникли сложности. У меня доверия к электронным деньгам нет никакого. В своем бизнесе я работаю с наличными, и мне нет нужды устанавливать терминалы. Считаю, это было бы нерационально и невыгодно. Во­-первых, есть закон «О защите прав потребителей», который предполагает, что человек может вернуть товар в течение 14 календарных дней. Банк тоже работает не бесплатно и возьмет комиссионные – 2 процента с операции. Я посчитал: 10-15 процентов с прибыли мне придется отдать банку за пересчет денег. Я против этого закона в данном чтении, хотя идея хорошая. – Уже несколько лет действует норматив, который обязывает юридических лиц проводить операции свыше 100 тысяч рублей через кассу, то есть через банк, – объясняет директор компании «Иван Купала» Данил Пикин, – так что для меня никаких новшеств нет. Для нашей организации электронные деньги – это удобный способ взаиморасчетов, ведь я работаю с корпоративными клиентами. Так что никаких проблем я не вижу. Когда и в каком виде закон будет принят – покажет время. Пока же, как считает большинство предпринимателей, проблемы есть, но все они решаемы.

Автор : Катерина МАТВЕЕВА, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Дед Мороз из СССР
Дед Мороз из СССР

Игрушки с историей: кукуруза от Хрущева и медведь – ровесник края

«Луч» увольняет Тихоновецкого
«Луч» увольняет Тихоновецкого

Заодно… и экс-полпреда в ДВФО

Зайки и снежинки получают подарки
Зайки и снежинки получают подарки

В КРАЕВОМ центре Дед Мороз и Снегурочка начали вручать детворе сладкие сюрпризы, сообщили в пресс-службе администрации города.

В детсад за новогодней сказкой
В детсад за новогодней сказкой

НОВЫЙ, шестой по счету детский сад откроется на этой неделе, сообщила пресс-служба администрации города. «Медвежонок» на Нейбута встретит малышей новогодней сказкой и подарками.

Разговор с ветеранами

КАК и чем живут сегодня ветераны Великой Отечественной? Как обстоят дела с патриотическим воспитанием? Как проводится подготовка к празднованию очередного Дня Победы? Какие существуют меры социальной поддержки участников Великой Отечественной войны и граждан, относящихся к категории «Дети войны»?

Последние номера
газета
газета
газета
газета