Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Семья

Мне душно от твоей любви!

В НАЧАЛЕ каждого лета отец моей лучшей подружки приносил ей путевку в ведомственный пионерский лагерь, в Анапу. Подружкино счастье традиционно длилось ровно до того момента, пока о путевке не узнавала мама.
Мне душно от твоей любви!
О вреде суперзаботливых мам «Нет, ты, конечно, можешь поехать, – как бы разрешала мама, – но ты должна знать: пока ты будешь отдыхать, мое лето будет испорчено переживаниями и волнениями за тебя». Естественно, путевка уходила более удачливому ребенку, а девочка на все лето уезжала к бабушке, где из всех развлечений у нее были разве что огород да книжки. Зато мамины нервы были в полном порядке. Дочка давно выросла, у нее своя семья, но, тем не менее, каждый день она звонит маме минимум два раза, чтобы отчитаться о том, как прошел этот день. Вот он – конечно, не тяжелейший, но хрестоматийный – пример гиперопеки. Каждому свое счастье Но вот как отличить гиперопеку от нормального процесса воспитания? Ведь и суперзаботливые мамочки любят своих детей, еще как любят! Просто им сложно уловить тот момент, когда забота становится уже навязчивой… Увы, вопрос гиперопеки гораздо шире надевания двух кофт под шубку и фразы: «Гуляй под окном и никуда – слышишь? – никуда не отходи!» Он не ограничивается только детским возрастом и может растянуться на все время совместного пребывания на этом свете мамы и чада. И возраст чада здесь значения не имеет. Ярчайший пример гиперопеки – кто бы знал! – то самое ныне широко распространенное «кормление по требованию». – Это же насилие – совать грудь младенцу, как только он запищит, – уверена психолог Евгения Шилова. – Мама даже не трудится разобраться, почему малыш плачет: может, у него животик болит, может, подгузник пора сменить, может, ему просто скучно. И вместо того чтобы поиграть, поговорить с ним, дать ему игрушку, сделать массаж, сменить подгузник, она затыкает его, простите, своей грудью. Причем здесь, спросите вы, гиперопека? Желание мамы в этот момент состоит в том, чтобы ребенок был удобным для нее. Ведь, по сути, что есть гиперопека? Обслуживание детенышем родительских страхов. Причем без всяких мыслей о том, что у ребенка есть будущее, о том, что он должен реализоваться самостоятельным, счастливым человеком. Конечно, гипермамочки хотят своему ребенку счастья. Но они желают ему своего счастья, вернее, то, что они сами считают счастьем. – У меня на занятиях, – рассказывает Евгения Викторовна, – одна мамочка, рассуждая о будущем своего сына, заявила: «Ну, мне будет достаточно, если мой сын вырастет, поступит в школу ФСБ…» «А если не поступит, тогда что?» – поинтересовались у нее. «Ну, тогда мне будет достаточно, если мои дети будут просто здоровы и счастливы», – ответила та. Правильная, практически хрестоматийная фраза, но вся проблема в том, что ее определение счастья и определение ее выросшего сына, вполне возможно, будет разниться, и тогда она будет навязывать ему, его жене, его детям свою формулировку. Кто они, гиперродственники? Чаще всего это одинокие родители, и чаще – именно мамы, те, кто рожает детей «для себя». В этом случае бедолага вынужден замещать собой в том числе и отсутствующего мужа, а кроме того, удовлетворять все иные эмоциональные потребности. Хуже всего приходится мальчикам, поскольку помимо гиперопеки в чистом виде ему приходится служить хоть эфемерной, но защитой… «Ты моя единственная опора», – говорят им мамочки, наваливая на их плечи ненужный и тяжелый груз. Следующие в списке – мамаши-командирши. Мужья есть, но они, как правило, подкаблучники и к воспитанию детей не допускаются. Соответственно, и ребенок со временем становится зависимым от мамы. Кроме того, есть еще мамы–демонстраторши, для которых ребенок – средство для достижения собственной значимости, признательности. Он окружается ореолом исключительности. Музыкальные, художественные, хореографические, спортивные школы – мать лепит из него то, что может возвести ее на пьедестал. Дальше идут матери, в семье которой не сложились или потеряны эмоциональные отношения с мужем, и она компенсирует свой эмоциональный голод, перенося все внимание на ребенка. А что в итоге? По идее, детеныш вырастает и должен уйти, чтобы жить своей жизнью. Но нет, мама не в состоянии его отпустить. А какая у нее альтернатива – своей-­то жизни давно нет. Остается или умирать, или возвращать свое чадо. И начинается: «Ты меня совсем забыл», «Я тебе больше не нужна» и так далее. А ребенок (который совсем уже и не ребенок) настолько привыкает заботиться о маминых чувствах, о маминой жизни, что свыкается с мыслью: он единственный, кто наполнит ее жизнь смыслом. Ему в итоге достается участь быть до конца жизни маменькиным сыночком. Или, если все-таки удастся вынырнуть из-под маминого крыла, испытывать постоянное чувство вины. Путь к свободе – Освободить детей от родительского симбиоза стоит немыслимых усилий, – утверждает Евгения Викторовна. – Чтобы быть адекватной мамой, нужно элементарно соблюдать нормы развития ребенка. У каждого детеныша в определенном возрасте есть потребности – не мамины, а именно его. Если вы в контакте с ребенком, с его потребностями, вы точно знаете и сможете рассказать, что ему делать нельзя, а что будет для него немаловажным. Это совсем не сложно – просто вспомните свое собственное детство, вспомните, что было важным лично для вас, и вы поймете своего ребенка. – Только не надо, – предупреждает Евгения Викторовна, – проецировать свои личные нереализованные проекты на ребенка. Да, ваша задача – максимально инвестировать в него свои возможности, так, чтобы эти инвестиции соответствовали его возможностям, способностям и этапам его развития. Но если вы в детстве не поступили в балетную школу, не надо его туда тащить. Если, конечно, он сам этого не захочет. Какие они, залюбленные? Вы только представьте, что может сотворить с ребенком чрезмерная постоянная забота. Только-­только проявляющаяся инициатива истребляется на корню. Туда же отправляются самостоятельность, ответственность, уверенность в себе. И ему никогда уже не стать лидером. Он не сможет отстоять своего собственного мнения. И если речь идет о будущей карьере вашего ребенка, его личный предел – стать хорошим исполнителем. А скорее всего, из него просто вырастет эгоистичная инфантильная и психологически неразвитая личность, живущая в постоянном стрессе от встречи с реальностью. К случаю небольшой анекдот: В одном из одесских двориков раздается крик из окна дома: – Изя, иди быстро домой! – Зачем? Я что, замерз? Я устал? Я хочу писать? – Нет, ты хочешь кушать. Анекдот анекдотом, но он замечательно иллюстрирует еще одно последствие гиперопеки. Поскольку все, чему ребенок научится, – это реализовывать чужие потребности. Он не может понять своих собственных желаний, чувств. И ситуации порой доходят до абсурдного – у таких детей нет твердого понимания, холодно ему или нет, нужно надевать пальто или нет… Ребенок, который на своем опыте узнал, что такое родительская гиперопека, всегда будет ждать, чтобы его обслужили. Он не сможет решать даже самые простые задачи и преодолевать мало-мальски серьезные трудности, ожидая посторонней помощи. А если в нем будут остатки воли, то научится виртуозно врать! Ведь ни один нормальный человек не выдержит неусыпного контроля над собой и постоянного вмешательства в собственную жизнь. Особенно когда гиперконтроль (составляющая гиперопеки) доходит до абсурда. – Родители запрещают детям закрывать дверь в свою комнату, дверь в ванную. «А как я могу еще узнать, чем он там занимается?» – мотивируют они свои запреты. Они требуют отчета за каждый сделанный шаг, за каждую прожитую минуту. И это не выдумка – это настоящие, реальные клиентские истории, – уверяет Евгения Викторовна. Такой ребенок лишен своего «я». Он делает только то, что от него хотят, при этом не осознавая, что его личные границы нарушены. Он продолжает реализовывать чужие потребности, не имея никакого понятия о своих. Такие люди часто становятся объектами нападок, конфликтов, и они не могут дать отпор. Вы такое будущее хотите своему ребенку? Но самое страшное – это замкнутая система. Родив своего ребенка, такой человек будет воспитывать его по своему образу и подобию, потому что это единственно знакомая ему модель воспитания.
В этом номере:
Два дня олимпийского огня
Два дня олимпийского огня

Факелоносцы одолели марафонскую дистанцию

Быть ли Владивостоку столицей?
Быть ли Владивостоку столицей?

Главному городу Приморья тесно в прежнем статусе

От чудотворной иконы ожидали чуда
От чудотворной иконы ожидали чуда

В очередь к храму выстраивались молодые и старые, верующие и интересующиеся

Махнем не глядя?
Махнем не глядя?

В ВОСКРЕСЕНЬЕ в арт-судии «Квартира № 1», что расположена на улице Светланской, 9, состоится уже четвертый по счету фримаркет.

Мурманск и Владивосток объединила музыка

22 НОЯБРЯ вечером в Приморском краевом центре народной культуры состоится презентация видеоклипа на песню «Мурманск-Кола». Клип на композицию владивостокской рок-группы «Стекла» снял израильский режиссер Даниэль Швальбойм.

Последние номера
газета
газета
газета
газета