Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Персона

Уйти без боли

Печальная статистика: в Приморье около 25 тысяч человек имеют онкозаболевания, в год умирает около 6 тысяч земляков, или каждые полтора часа один человек.
Уйти без боли
Во Владивостоке наконец-то открывается первый в крае хоспис Как подготовить больного к уходу, примирив его со смертельной болезнью? Как утешить родных и помочь им в присмотре за умирающим? Наконец, где взять необходимые лекарства для снятия боли и хватит ли на них денег? Когда семья не в состоянии справиться с монолитом проблем, на помощь приходят хосписы. Таких учреждений в России немало. Имеется и во Владивостоке кабинет паллиативной помощи, созданный на базе онкологического диспансера, в нем работает потомственный врач, кандидат медицинских наук Андрей Денеж. Но столь малой структуры недостаточно для региона. Десять лет этот мужественный человек боролся за создание хосписа в Приморском крае, и вот свершилось – департаментом здравоохранения подписан приказ об открытии хосписа на Океанской на базе больницы № 3. Героин вместо лекарств – Андрей Александрович, позади долгие годы борьбы. У вас были соратники? – Все это время я был один. Десять лет переписки и хождений по разным инстанциям. Не так давно решил сделать подшивку из ответов к моим письмам. Набралось порядка семисот документов. Взял дрель и просверлил отверстия для шнурков, чтобы сутки не стучать дыроколом. Не то чтобы никто из чиновников не понимал важность такого учреждения – они просто не нуждаются в нем. Чиновники люди обеспеченные, своих умирающих родственников они, как правило, отправляют за границу. – Ничего, если это в газете прозвучит? – Но это правда. Я и к депутатам обращался. Мне говорили: нет денег. Я им объясняю, мол, денег много не нужно. Например, на строительство центра с нуля потребуется всего около 130 миллионов – сейчас новые технологии строительства, больших затрат не требуется. Если же переоборудовать готовое помещение, то около 40-50 млн. Содержание хосписа – того меньше. Персонала требуется немного, в основном волонтеры, психологи, священнослужители. Например, в Москве хоспис, обслуживающий Северо-Западный округ с населением 1 млн 800 тыс. (почти население Приморского края), требует годового бюджета 20 млн. Ровно столько стоит содержание нашей команды по пляжному волейболу – игроки, тренер, гостиницы и прочее. – Ее можно показать гостям… – А люди умирают в ужасных условиях. А в крае что творится! Нет наркотических веществ для облегчения боли, а чтобы их выписать, нужно ехать сотни километров до больницы, и не факт, что там помогут. И какой выход остается больным? Курят коноплю, колют героин, это доступнее. Медицина в крае оставляет желать лучшего. Я был в Лазовском районе, там только один доктор, и того нашел работающим в своем огороде. В Преображении картина не лучше. И знаете, куда жители тех мест ездят за наркотическими препаратами? В Артем. А это триста километров! Когда забота важнее лекарств – Как будет обеспечивать себя структура, которую вы планируете открыть? – Мы создали некоммерческий фонд помощи в поддержку создания хосписа и развития паллиатив-ной помощи в Приморском крае. В нем работают люди, потерявшие своих родственников, они не понаслышке знают, что такое онкологический больной в семье. Волонтеры организуют благотворительные концерты, обращаются к руководителям крупных предприятий с просьбой помочь. Мы планируем создать в крупных центрах и административных районах сеть кабинетов паллиативной помощи с выездными бригадами. За счет фонда сделаем в здании ремонт, купим машину, врач будет получать достойные деньги, а работать с пациентами хосписа мы его научим. Для начала это будет стационар на 30 коек для взрослых и 5 для детей с мамами. – Этого достаточно? – Конечно. Ведь хоспис – это не дом смерти. Это дом жизни. Например, требуется помощь человеку с сильными болями, а на дому выездная бригада не может справиться с этим, нужна особая аппаратура. Пациента привозят в хоспис, ему оказывается необходимое паллиативное (т.е. улучшающее самочувствие, продлевающее жизнь и повышающее ее качество. – Прим. авт.) лечение, затем с ним работает психолог, если нужно – священник. Обучают родственников, как ухаживать за близким им человеком. Максимальный средний срок пребывания в хосписе – 14 дней. Этого времени обычно достаточно, чтобы купировать болевой синдром и стабилизировать психологическое состояние пациента. Домой он возвращается с расписанной схемой лечения, затем выездная служба наблюдает его на дому. При этом мы сами будем выписывать наркотические вещества, а это колоссальная экономия времени для больного, нуждающегося в срочном обезболивании. Ему не надо будет ходить в поликлинику, соответственно, разгружается и терапевтическое звено. Когда я в 2001 году открыл кабинет паллиативной помощи, я сам подходил к депутатам, и они помогали нам закупать специальные обезболивающие пластыри и таблетки с продленным морфином. Использование таких препаратов сокращает количество инъекций больному, при этом действует трое суток. В хосписе предусмотрено амбулаторное отделение. Так, онколог назначит специфическую терапию вплоть до уменьшения метастазов. Хирург проведет необходимые манипуляции, например уберет скопившуюся жидкость в плевральной или брюшной полости. Если же говорить о постоянной стационарной помощи, она оказывается только очень тяжелым, постоянно нуждающимся в кислороде больным. Ну и если моральное состояние родственников не позволяет им справиться с ситуацией. – Получится ли сразу охватить большую территорию? – На первых порах, пока нет кабинетов по городам, планируется создать несколько выездных бригад из двух человек – доктора и водителя. Одна бригада каждое утро будет выезжать в Уссурийск, вторая – в Артем, еще две – во Владивосток. – А в Находку? – Далековато. Там надо открывать свой кабинет. – В хосписе будут только онкобольные? – Мы будем принимать всех нуждающихся – с сахарным диабетом, с ампутационными болями, лежачих больных. Не гостиница, но дом – Будет ли в хосписе резерв коек, позволяющий за плату разместить немощного пожилого человека, например, на время отпуска или командировки родственников? – Прежде всего хоспис – некоммерческое учреждение, и о деньгах не может идти речи. Тут может быть несколько вариантов ухода за немощным больным. Либо выездная служба хосписа его навещает, если родственники оставляют нам ключи, либо социальная служба края (города) выделяет чело-века. За каждым инвалидом может быть закреплен соцработник, и в соцслужбе можно оформить услуги сиделки. Если инвалидность не присвоена – мы поможем ее оформить. Но как гостиница мы не работаем. Работа с тяжелыми пациентами требует особого отношения, происходит быстрое эмоциональное выгорание персонала, уход за больными занимает не только массу времени, но и все место в душе. – Что лично вам дает открытие хосписа, зачем столько стараний? – Мой дед Великую Отечественную прошел военным хирургом. Потом работал в госпитале, был заведующим отделением в Уссурийске. С малых лет я сидел у него в кабинете, смотрел, как он ведет прием. Запомнил слова, которые он говорил попавшим на больничную койку солдатам: «Ты, голубчик, потерпи! Ты мой родной, мой хороший!». Бабушка работала там же терапевтом, и такие же слова говорила больным. Мама у меня врач-радиолог. Такая вот династия врачей. И когда мы приняли решение открыть здесь в онкологии первый в ДВФО кабинет паллиативной помощи в 2001 году, меня крайздрав отправил на учебу в Москву. Там я понял, что можно реально помочь людям. Да, мы все смертны, и даже если неизлечимо больной умер, ты знаешь, что он умер не в мучениях, а по-человечески – без страданий, примиренный. И родственники потом благодарят. Это приносит огромное удовлетворение. Мне, кстати, предлагали работу в Москве (там открывался восьмой хоспис), служебную квартиру и хорошую зарплату. Но мы с женой подумали и отказались. Потому что никто и ничто не заменит нам наше море, наших родителей и могил наших близких…

Автор : Ольга МИШИНА

comments powered by Disqus
В этом номере:
Мы все в душе немного тигры
Мы все в душе немного тигры

Участниками оранжевого в черную полоску карнавала стали 8000 жителей и гостей приморской столицы

Сможет ли Россия отказаться от водки? Ради вина
Сможет ли Россия отказаться от водки? Ради вина

Ожидать ли Приморью виноделия в промышленных масштабах?

Корабли ТОФ вернулись из трех морей
Корабли ТОФ вернулись из трех морей

ПОСЛЕ участия в крупномасштабных учениях корабли Тихоокеанского флота вернулись во Владивосток. Одним из первых пришел большой противолодочный корабль «Адмирал Виноградов» (на снимке). Их торжественно встречали на территории соединения надводных кораблей в бухте Малый Улисс. По традиции, как сообщает пресс-служба ТОФ, командирам кораблей вручили жареных поросят.

Детям предлагают сыграть в карты

С ГРЯДУЩЕЙ субботы центр современного искусства «Заря» будет проводить уникальные – не имеющие аналогов в России – бесплатные творческие мастерские для детей от пяти лет и их родителей.

Что рвануло? Или метеорит пролетел?

В ПОНЕДЕЛЬНИК вечером практически весь Владивосток и даже жители пригорода ощутили резкий скачок напряжения в электросети. Телевизоры гудели, компьютеры перегружались, лампочки бахали, пропала горячая вода и отключился Интернет. А главное – над городом явно светилось небо. На некоторых сетях ЛЭП виднелись яркие вспышки.

Последние номера
журнал
газета
газета
газета