Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Парк культуры

Майкл Мэдсен, как Путин, любит кантри

АМЕРИКАНСКИЙ актер Майкл Мэдсен стал украшением звездной дорожки на открытии 11-го кинофестиваля «Меридианы Тихого». Этот плохой парень Голливуда на самом деле поэт, писатель и многодетный папа. Белый и пушистый! С легким хулиганским прошлым, о котором он честно рассказал журналистам.
Майкл Мэдсен, как Путин, любит кантри
Плохой парень устал. И хочет освободить еще какого-нибудь Вилли – Что вы сказали, когда вас пригласили во Владивосток? Вы вообще знали, где это? – Когда я говорил своим друзьям и знакомым, что лечу во Владивосток, мне отвечали: «Ты сумасшедший?». Хотя бы потому, что многие даже не знали, что есть на свете такой город. Кхм… Я тоже, собственно, не ведал. Обычно люди боятся того, чего не знают. Но я люблю приключения, все неизведанное. Места, в которых никогда не был, мне интересны, равно как и люди, с которыми еще незнаком. Поэтому мне было не страшно, а интересно. И я не разочаровался: город прекрасный, мне очень понравилось. Я как консул мира, ей-богу! Счастлив, что меня пригласили, что я приехал. Кстати, шел разговор о том, чтобы я прочитал лекцию в ДВФУ для студентов. Быть приглашенным в другую страну – это привилегия. А уж возможность поделиться своими знаниями с другими – радость и счастье. – Вы не только снимались в кино, но и в театре играли… – Я актер. И, по большому счету, считаю, что вся моя работа ближе к театру, чем к кино. Конечно, мне бы хотелось быть более образованным в этом смысле, больше репетировать. Я всегда торопился жить, кем только не был – автомехаником, водил грузовики. А подростком даже воровал машины… Мечтал быть – в идеале – врачом, а в реальности – хотя бы водителем «скорой». Хотел стать гонщиком. Но я никогда не думал, что стану актером. – Вы много фотографируете… – Да, я даже сделал несколько интересных снимков Владивостока, которые вы можете увидеть на моей страничке в Фейсбуке. К искусству фотографии меня приобщил актер Дэннис Хоппер, по его совету я стал снимать, причем сначала в черно­-белом варианте, а потом уже в цветном. Хочу сказать, что не бывает двух одинаковых снимков. Два человека снимают одно и то же, а фото получаются совсем разными. Потому что они видят по-разному и вкладывают разный посыл в своe фото. И не спрашивайте меня, какой камерой снимаю, и все в этом духе. Я не настолько профи, чтобы в этом разбираться. – Не хотите ли вы, отец пятерых детей, сменить имидж в кино, сыграть, например, милого дедушку или Санта-Клауса? – О, из меня получился бы тот еще Санта. Плохой-­плохой Санта. На самом деле я снимался в нескольких комедиях, но, увы, они не были так же тепло приняты зрителями и критиками, как фильмы, где я «плохой парень». Конечно, я уже несколько устал от этого имиджа и хотел бы сыграть что-­то другое. – Как же, наверное, удивился «плохой парень», когда его пригласили сыграть в «Освободите Вилли» положительного героя? Может, после этого фильма вы пожелали вступить в ряды защитников животных? – Я отец пятерых сыновей, и было очень приятно, что меня пригласили на роль отца. «Освободите Вилли» – один из лучших фильмов, в которых я снимался, и жаль, что его, говоря о моей кинокарьере, не часто вспоминают. Что касается защиты животных… Кита-­косатку по имени Кейко, который снимался в главной роли, после фильма под давлением общественного мнения выпустили из мексиканского океанариума, где он прожил 27 лет. На свободе Кейко прожил недолго – он не был готов к этому. Через семь лет умер от пневмонии у берегов Норвегии. Так что хотели сделать как лучше, а получилось… Да, я не вегетарианец. Но я очень люблю животных, у меня дома уже 10 лет живет пес, которого я подобрал, можно сказать спас, в Румынии. Не просите щеночка, пес кастрирован – это была необходимая процедура, чтобы вывезти собаку из Румынии. – Смотрели ли ваши дети самые кровопролитные фильмы с вашим участием? – Я пытался оградить своих сыновей от фильмов со своим участием и вообще от кровавых сцен. Но это в современном мире практически невозможно, к сожалению. Один из моих сыновей – актер. Другой – баскетболист, третий – фотограф. Еще один много занимается наукой и при этом увлекается ездой на мотоциклах, я одобряю его увлечение, поскольку сам люблю мотоциклы, при этом понимая, что если он разобьется, я никогда себе этого не прощу. А самый младший пока еще просто учится – ему семь лет – и не думает, кем он хочет быть. – Удивляются ли люди, узнав, что вы пишете стихи? – Очень удивляются. Вообще никогда не думал, что могу и буду писать книги, что я вообще из тех людей, которые пишут. Я люблю читать – Хэмингуя, Керуака. Кстати, мою новую книгу вы можете тоже почитать на страничке в Фейсбуке. Я недавно там создал страничку, забываю обновлять, извините. – Вы стали сниматься в российских фильмах. Близка ли вам система Станиславского, используете ли вы в работе свои эмоции? – Непростой вопрос. На самом деле очень опасно пользоваться собственными эмоциями, качествами своей личности, когда вы играете кого-то. Опасно играть в такие игры со своим разумом – легко заиграться. – По какому принципу вы отбираете роли? – Читаю сценарии. И не всегда ясно, что получится. Обидно, когда кажется, что получится замечательный фильм, а потом – уже во время съемок – понимаешь, что получается совсем не так хорошо. Я просто актер, многое зависит от команды и от того, где выпускается фильм. В моей карьере есть важные и интересные фильмы, а есть те, которые никто не станет смотреть. Да и я их не смотрел. Увы. – Были ли на съемках «Убить Билла» курьезные моменты? – Помните шляпу, которую носил мой персонаж в этом фильме? Купил ее в Мексике, она мне очень нравилась, я носил ее постоянно. Квентину Тарантино она ужасно не нравилась, он все время повторял: «Майкл, сними ты эту шляпу!». В итоге я убедил его, что без шляпы мой персонаж не будет выразительным. Но он все же заставил меня снять ее! Есть в фильме эпизод, где моему герою приходится ее снять. И по моему лицу видно, как мне не хочется это делать. Кстати, этот фильм перекликается с азиатским, японским, кино, в нем много заимствований, поскольку Квентин очень любит эти фильмы – про самураев, про ниндзя. – Как вам кажется, зависит ли уровень фильма от спецэффектов, от вложенных денег? – Есть такой великий актер – Юл Бриннер, который, взяв за основу азиатский – японский – фильм про самураев, сделал из него феерический блокбастер, великое кино «Великолепная восьмерка». Вообще далеко не все зависит от денег, хорошее кино можно снять и без спецэффектов. Вот Чарли Чаплин – что он делал по сути? Да ничего особенного! А фильмы получились гениальные! С другой стороны, если бы у Хичкока были современные возможности для спецэффектов, представляете, какое потрясающее кино он бы снял?! – Президент Путин любит песни народные, премьер-­министр Медведев – классику рока. А вы? – О, я такой же, как Путин. Люблю кантри, народную музыку, Джонни Кэша. Но и классику рока люблю, «Лед Зепплин». А еще – Фрэнка Синатру. Нет никого, кто мог бы сравниться с ним. В музыке не люблю разве что бойз-бэнды.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

В этом номере:
Почитай мне что-нибудь из шкафа
Почитай мне что-нибудь из шкафа

Сквер благодаря новому арт-объекту стал местом для знакомства – с книгами и людьми

Шкодный ребенок – самый здоровый
Шкодный ребенок – самый здоровый

Как не переборщить с мерами воздействия на озорника?

Дошутились до клада
Дошутились до клада

И хотя серьезные ученые отвергают все гипотезы о спрятанных сокровищах, поиски продолжаются

Воспитанники ДШИ помогли иркутянам с легендами
Воспитанники ДШИ помогли иркутянам с легендами

КАК вжиться в роль, выучить слова и правильно наложить грим – секретами профессионального мастерства с воспитанниками школы искусств №6 Владивостока поделились артисты иркутского ТЮЗа им. А. Вампилова.

Свою семью несу в библиотеку
Свою семью несу в библиотеку

АКЦИЯ «Моя семья в истории Приморского края», посвященная 75-летию Приморья, продолжается в городских библиотеках Владивостока.

Последние номера
газета
газета
газета
газета