Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
М и Ж

Свадебный променад: в загс и обратно

Помню, как в детстве, сунув любопытный нос на антресоли, увидела белые лаковые туфли. Тогдашней обувной моде находка не соответствовала. Круглый носок, широкий, слегка отставленный назад каблук.
Свадебный променад: в загс и обратно
В одном из номеров «В» объявил акцию «Ах, эта свадьба». Мы предложили своим читателям вспомнить рождение своей семьи, рассказы родителей об их бракосочетании. Ведь эти истории очень интересны и романтичны. Присылайте нам свадебные фото: свои, родителей, бабушек или даже прабабушек – главное, чтобы свадьба была сыграна в период с 1940-го по 1995 год. Вкратце расскажите о том, кто на снимке, а главное – напишите, как играли свадьбы в то время, какие трудности приходилось преодолевать в организации праздника. Как шили платье, какие в моде были фасоны; где покупались продукты для свадебного стола, какие подарки дарили. Расскажите о том, чего сегодняшние невесты и женихи и представить себе не могут. Давайте вспомним истории любви и историю страны, в которой мы когда-то жили, – СССР через призму такого удивительного события, как бракосочетание. Ждем ваших писем и фото по адресу: 690014, Владивосток, Народный проспект, 13, газета «Владивосток», акция «Ах, эта свадьба!». Наш электронный адрес: news@vladnews.ru с пометкой «Ах, эта свадьба!». – Это мамки твоей, свадебные, – пояснила бабушка Маша. Брачный союз мои родители, Наталья Никитична и Владимир Ульянович, скрепили подписями и печатями в апреле 1972 года на родине мамы – острове Путятина в рыбацком поселке с одноименным названием. Играли свадьбу перед Пасхой, хотя это и грешно. Но махнули на это рукой и пошли в загс, поскольку отцу в мае-июне предстояли защита диплома и распределение. А новоиспеченным инженерам-строителям по месту работы отдельное жилье давали только в том случае, если молодой человек был женат. С того апрельского торжества в доме еще хранилось платье, белое, трикотиновое. Эта чисто синтетическая ткань была писком моды в 70-х годах, дорогущая и дефицитная. Мама приобрела ее в поселковом магазине, в нем для рыбаков продавались товары из Японии. В общем, невесте в этом плане повезло. Однако по причине дороговизны ткани платье сшили не в пол, а длиной чуть ниже колена. Причем мастерила наряд бабушка. Фасон был простой и скромный – прямое, слегка приталенное платье с короткими рукавами. Ни кружев, ни вышивки, ни цветов. Трикотин был сам себе украшением. Фату дала на прокат невеста маминого брата, туфли, те самые, лаковые, английского производства прислала из Ленинграда сестра. В общем, маму укомплектовали всем кланом. Папу одевали и обували его родственники, комплект жениха обошелся в 100 рублей. Столько же стоили обручальные кольца, которые приобрели аж во Владивостоке – в магазине «Изумруд». Причем мама, тогда уже работавшая, получала зарплату 100 рублей. А если сложить затраты на приобретение всего необходимого для похода в загс, то это где-то рублей 300 вышло… – три мамины зарплаты, дорогое удовольствие свадьба. До поселкового совета на регистрацию и обратно молодая пара шла пешком. Вот такой променад по центральной улице вместо катания и фотографирования. Рыбацкий поселок жил скромно. Зато молодой, красивой, светящейся счастьем парой полюбовалось все народонаселение. Регистрация была в пятницу, потому как у местной мэрии по субботам выходной. Молодые пришли, расписались в брачном гроссбухе, вернулись домой и стали готовиться к свадьбе, которую играли в субботу. Гостей было человек сорок – родственники, соседи и друзья новобрачных. Для организации застолья посуду собирали по соседям. Бабушка Маша (мамина мама) пустила под нож поросенка, а бабушка Надя (папина) обеспечила стол самогоном. Музыкальное сопровождение – гармошка под управлением дяди Коли, мужа старшей маминой сестры. Соседи, супружеская пара, веселили гостей вместо тамады. Все было просто, но душевно. Невесту, как водится, украли, жениху в качестве выкупа пришлось пить из белой туфли горячительный напиток. Молодоженам подарили множество трикотиновых отрезов, вручать денежные конверты тогда было не принято. И, как водится, чайный сервиз из белого фарфора с синими цветами. К его уничтожению мы с братом в детстве приложили руки. Но неокончательно – нашим детям удалось добить остатки фарфора. Свадьба пела и плясала, угощалась самогонкой и закусывала, но в салат лицом никто не падал. Целый таз этого блюда, приготовленного из крабов, умудрились в начале мероприятия уронить на пол. В воскресенье гости разъехались: одних в понедельник ждали рабочие будни, других – подготовка дипломов. А квартиру молодожены получили, но только после того, как отец год отработал на предприятии. В нее же принесли из роддома и меня, и моего брата. Мои родители и сейчас живут в квартире, ради которой форсировали сроки своей свадьбы. Впрочем, дело же не в жилплощади. Сначала была любовь, а потом желание свить собственное гнездышко. Моим родителям удалось построить семью, крепкую, любящую, и мы с братом это понимаем и ценим.

Автор : Людмила КЕДРОВСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Почитай мне что-нибудь из шкафа
Почитай мне что-нибудь из шкафа

Сквер благодаря новому арт-объекту стал местом для знакомства – с книгами и людьми

Шкодный ребенок – самый здоровый
Шкодный ребенок – самый здоровый

Как не переборщить с мерами воздействия на озорника?

Дошутились до клада
Дошутились до клада

И хотя серьезные ученые отвергают все гипотезы о спрятанных сокровищах, поиски продолжаются

Воспитанники ДШИ помогли иркутянам с легендами
Воспитанники ДШИ помогли иркутянам с легендами

КАК вжиться в роль, выучить слова и правильно наложить грим – секретами профессионального мастерства с воспитанниками школы искусств №6 Владивостока поделились артисты иркутского ТЮЗа им. А. Вампилова.

Свою семью несу в библиотеку
Свою семью несу в библиотеку

АКЦИЯ «Моя семья в истории Приморского края», посвященная 75-летию Приморья, продолжается в городских библиотеках Владивостока.

Последние номера
газета
газета
газета
газета