Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мистика

Зачем возвращаются мертвые

КАК часто, потеряв близких, мы желаем хоть на секунду опять почувствовать их живыми – увидеть, ощутить, услышать голос. Мучительно прокручиваем время назад – если бы все вернуть, если б предупредить! Ощущение необратимости, наверное, самое безысходное чувство, особенно когда близкие умирают внезапно. А порой после их кончины в доме происходят странные события, которые мы, захваченные мирской суетой, объяснить не в состоянии.
Зачем возвращаются мертвые
Что мешает душе упокоиться: собственная вина или тревога за близких людей? Можно верить или не верить в возможность контакта с иным миром – и где он, иной мир? – однако случилась с моей приятельницей (назовем ее Ириной) необычная история. Пытаясь разобраться, я обратилась к одному очень непубличному человеку – парапсихологу Галине. Впрочем, был у меня к ней и собственный вопрос. С комментариями Галины и переплетается этот рассказ Ирины. – Ну вот, наконец-­то добрались! – дочь первая вошла в дом, навстречу пахнул застоявшийся нежилой воздух. – Ничего, выветрится, все почистим, вымоем, будет как при деде. Завтра с утра сходим к нему на могилу, потом в церковь. А через пару дней дадим в газету объявление о продаже дома. Может, сейчас повезет и покупатель найдется! – рассуждала дочь. Прошли на второй этаж в большую комнату мимо отцовского кабинета. Глянули мельком – все лежало на своих местах, словно хозяин вышел на минутку: пара книжных полок под потолком, старенький ковер на стене, кровать и рабочий стол с бумагами. Поставили чемоданы в зале возле дивана, решили распаковать их позже, а сейчас – на кухню! Старенькая плитка работала, чайник засвистел быстро. Вспомнили, что дед любил этот закопченный чайник: его покупала покойница-­жена, и он не хотел его менять. Посчитали, сколько лет этому латунному монстру, удивились. И вдруг в углу на тумбочке зазвонил телефон. Звук был чужой и вторичный, как эхо. Кипяток лился из чайника мимо чашки... Уже два года как – а именно столько прошло со дня смерти деда – телефон был отключен от сети. – Галина, посмотрите, пожалуйста, что случилось с этим человеком… Передаю фотографию знакомого моей юности, и ее лицо сразу меняется, как бы притухает. Чуть наклонившись, водит ладонью над снимком… Совсем непохожая на стереотипных гадалок с длинными распущенными волосами, яркими одеждами и вечерним макияжем. Не производит и ее комната таинственного впечатления – нет в ней тяжелых бархатных портьер, закрывающих окна до полумрака, нет толстых, с потрескивающим огоньком сальных свечей, нет каббалистических знаков и пауков на стенах. Обычное жилое помещение с большой иконой на столе. – Этот человек умер молодым… Не должен был умереть. Умер насильственной смертью… Его здесь нет. Действительно, его нет. Мой знакомый погиб много лет назад в расцвете молодости и надежд. За много лет родные и близкие смирились с тем, что его нет в их жизни. Однако Галина под словами «его нет» понимает нечто особое. Чтобы пояснить мне, она вынимает из невероятно толстого альбома фотографию. На ней молодой человек лет двадцати, красивый, крепкий, снят на фоне кораблей. – Вот этот парень пропал без вести, – рассказывает Галина. – Родственники мысленно его похоронили, и уже несколько месяцев приходят ко мне, чтобы я подтвердила их предположения. Но я не могу. Его душа здесь. И он сам жив. Он где-­то живет, но не по своей воле. Не может вернуться. А бывает, человек умер, а его душа не может покинуть этот мир, застревает здесь и очень мучается. Предлагаю ей посмотреть фото, которые дала мне – с просьбой помочь – Ирина. В ее доме, доставшемся по наследству от умершего отца, живет… Забавно говорить «живет». Существует, бродит нечто, некая субстанция. Как говорится, привидение. – Он не хотел уходить. Очень не хотел, – Галина изучает фото отца Ирины. И, подержав ладонь над изображением, заключает: – Он здесь!.. …Отец ушел из нашей семьи, когда мне было три года. Женился снова, вырастил сына и дочь. Мы встретились с ним, когда мне исполнилось восемнадцать. Удивились, что его младшая и я похожи, как близняшки, в его породу. Сын вышел в мать. Веселый, бесшабашный, крутанул сальто на спор еще подростком и на всю жизнь остался калекой. Мать после этих событий парализовало, вскоре она умерла. Прошли годы, и как­-то не задались у моей сводной сестры отношения с отцом. Она обвиняла его в смерти матери, перестала его навещать. Старик нуждался в уходе, но, кроме меня, живущей за тридевять земель и наезжающей к нему раза два в год, заботиться было некому. Когда отцу стало совсем невмоготу, я переехала к нему. Человек он был скорее строгий, чем суровый. Бывший военный, он им оставался – все в доме подчинялось ему. Вещи и предметы, даже кусты на грядках находились на своих, назначенных им местах. Когда заболел и не мог более поддерживать порядок, дом потихоньку начал приходить в запустение, как и сам старик. Умер он у меня на руках. Долго боролся за жизнь – за восемьдесят лет не устал от нее, не потерял интереса. Когда-то крепкий организм командира сопротивлялся изо всех сил, но время пришло… За несколько дней мы с дочерью успели в отцовском доме многое: выбелили стены в кухне, кабинете и зале, очистили от паутины углы, выстирали и повесили шторы, выбросили ненужные вещи – ждали покупателей. Но они почему-то не торопились. А те редкие, что заходили, осмотрев углы и немного поговорив, больше не возвращались. Проездив по редакциям СМИ весь день, а заодно по пути оклеив все заборы самодельными объявлениями о продаже, к вечеру смертельно устали. В зале на втором этаже приготовились ко сну. Дочь читала на диване, я в кресле вязала. За окном чернел декабрьский вечер, и работающий телевизор напоминал о домашнем уюте. Вдруг воздух в комнате как будто сгустился и стал колебаться. Прямо от дочкиных ног, возле дивана, нечто прозрачное, дрожащее, как желе, двинулось по комнате к лестнице и стало спускаться вниз… Тишину прорезал вопрос: «Мама, а почему так холодно?!». – Галина, куда мы уходим после смерти? – Я не люблю отвечать на этот вопрос. Люди не все готовы его принять. Могу сказать одно: домой… – Почему один уходит легко, а другой страдает перед смертью? – Страдание необходимо, это очищение. И когда говорят «умер легкой смертью», это неправда. Готовясь уйти, человек обязательно должен пройти испытание. Иногда и после смерти душа долго не может обрести покой, и тогда приходится помогать. – Как вы это делаете? Откуда у вас этот дар? – Это не дар, а возможность саморазвития. Каждый может этого достичь, но нужна вера. И начинать надо в юном возрасте, когда сохраняется душевная и физическая чистота. Прошел месяц нашего пребывания в отцовском доме, покупателя так и не нашли. Пора было возвращаться домой. Накануне отлета вечером дочь на минуту отлучилась к соседке, но задержалась. Я была в зале на втором этаже, смотрела телевизор. Полистав каналы – какой в деревне репертуар! – выключила приемник и прилегла на диван. На улице стемнело, и как-­то все затихло. Хотела зажечь свет, но было страшно пошевелиться. И тут посреди тишины раздался резкий щелчок выключателя… В отцовском кабинете был такой выключатель – старый, не с клавишей-качелькой, как в современных приборах, а с выдающимся рычажком, который с надломом поднимался и опускался, издавая звук миниатюрного выстрела. Усилием воли я сдвинулась вправо, чтобы увидеть отражение в зеркале трюмо – оно стояло напротив входа в кабинет – и тут же отшатнулась. Над дверью желтела полоска света… – Галина, как объяснить паранормальные явления в доме моей знакомой? – Это душа ее умершего отца. Застрявшие на земле души часто выходят на связь при помощи электроприборов, иногда даже неисправных. Обычно это желание что­-то сообщить. У старика, видимо, есть какая-то просьба или тайна, о которой он хочет рассказать. Очевидно, между отцом и дочерью при жизни установилась прочная душевная связь и она до сих пор сохраняется. Возможно, потому, что отец умер у дочки на руках. Душа не может смириться с уходом, поэтому он ей показывается. – Вы поможете ему уйти домой? – Да, – Галина улыбнулась. – И дом помогу продать. Но постараться придется всем… Р.S. Описанные события, возможно, вызовут у некоторых усмешку: мол, причина указанных сверхъестественных явлений – дым, сквозняк и соседский кот. Не будем судить строго. Ведь каждый из нас, даже самый рассудительный, разве не замедлил однажды шаг перед пересекающим путь черным котом? А к подружке дамы никогда не забегали на минутку – погадать на короля? А сами «короли» разве не подбрасывали монетку в надежде, что та упадет орлом? Ну и, наконец, лепестки пресловутых ромашек рвали, рвут и будут рвать. Как ляжет карта судьбы, нам не предугадать. Но хочется верить, что кто­-то поможет нам поступить правильно.

Автор : Ольга МИШИНА

comments powered by Disqus
В этом номере:
Пьер Ришар: Я бы к вам еще приехал
Пьер Ришар: Я бы к вам еще приехал

Блондина в черном ботинке удивляет, почему Депардье не остался во Владивостоке

Жители Интернета покинули виртуальную реальность ради мусора
Освоение автомобиля: за каждую ошибку – шоколадку
Факел Олимпиады ждут в Приморье
Факел Олимпиады ждут в Приморье

В НОЯБРЕ столица края будет принимать пламя Олимпиады. Владивосток станет одним из городов России, где побывает эстафета олимпийского огня «Сочи-2014», сообщает пресс-служба администрации Приморья.

Однокашников приглашают станцевать

ПОПУЛЯРНЫЙ городской конкурс непрофессиональных танцоров «Стартинейджер» снова собирает молодежь – заявку на участие в конкурсе можно подать до 4 октября.

Последние номера
газета
газета
газета
газета