Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
М и Ж

Диагноз: холостяк

ВСТРЕТИЛА на днях одного давнего знакомого и поняла: холостяк – это не состояние души свободолюбивого мужчины, это диагноз.
Диагноз: холостяк
Если мужчина долго выбирает, ему светит лишь разбитое корыто Вот в чем преимущество (увы, на мой взгляд, единственное) возраста, так это в том, что можно увидеть, как сложилась судьба твоих знакомых. Не знаю, кто первым изрек, мол, если в двадцать лет ума нет – и не будет, в тридцать лет жены нет – и не будет, в сорок лет денег нет – и не будет, но был он умным человеком. Жаль, что сие изречение мы воспринимаем исключительно как шутку. И вечно такой молодой… У мужиков же как: они всю жизнь молодые. В двадцать – дети, в тридцать – юноши, сороковник стукнул, а они уверены, что по-прежнему привлекательны для юных дев. И так до старости, когда они, как в том анекдоте, уже забывают, что их в этих самых девах привлекало. Серега был парнем интересным и владельцем квартиры, что по всем временам ценилось у дам. Мать жила в деревне и не мешала сынуле строить личную жизнь. А личная жизнь била ключом. Девушки менялись ну если не как перчатки, то где-­то близко к этому счету. Особо умные пытались его женить, что Сереженька воспринимал очень болезненно. Скажем откровенно, у него это переросло даже в какую-то манию, и в любой фразе девушки он видел посягательства на свою свободу. Будем честными, пару раз он задумывался о женитьбе. Но, похоже, долго думал, и девицам надоедал бесполезный штурм его обороны. Годы шли, и вот уже прилично за сорок. И как-­то так оказалось, что те, которые ему нравятся – юные и стройные, – мужчиной его уже не воспринимают. Помнится, долго смеялась, когда одна дама, скажем так, за пятьдесят, завела с ним разговор о его планах на жизнь. Серега думал, что она сватает его за свою 20-летнюю дочь, и был вовсе не против познакомиться с девушкой. Когда же выяснилось, что дама видела его не своим зятем, а своим любовником, оба оскорбились. Она за то, что он в свои сорок с лишним раззявил рот на ее юную дочь. А Серега – за то, что ему предлагались, как он потом возмущенно вопил, женские прелести не первой и даже не второй свежести. Холостяцкая жизнь здорово сказалась на характере. Сергей стал мнительным, вечно недовольным и скупердяистым. Увлекся здоровым питанием и нудно всем разъяснял, как и что надо есть. Его гундеж про неправильный пирожок или сосиску здорово раздражал окружающих. И тут он влюбился. Ну, влюбился – это, может, сильно сказано, но запал на эту девицу здорово. Познакомились они на вечере «кому за тридцать». Девушке до тридцатника оставался еще год, но мужа очень хотелось. Может, даже не мужа, а мужика с деньгами. Ну это ее право. Серега олигархом не был, но деньги у него имелись. Правда, как я уже говорила, к этому времени стал он жадноватым. И если раньше тратил на девушек все до копейки, то ныне предпочитал складывать наличность в кубышку, вернее, на карточку. Да и возраст уже сказывался. Ей хотелось праздника – рестораны, пикники, отпуск в Таиланде. Сергей был не против китайских кафе (а что, говорил он, и посидеть можно неплохо, и недорого), но нечасто. – Ну вчера же были, – жаловался он мне. – Можно ведь и дома вечер провести. Надо полагать, вдвоем и у телевизора. Да и правильно, чего девушку гулять? Накрыл стол (а то и сама подсуетится) – и хватит. Деньги он тоже считал, и просто так своей даме их не давал, подарки особые не дарил, предпочитал преподносить «сюрпризики» – недорогие, но, как ему казалось, милые. Мол, главное ведь не подарки, а внимание. Вот как-­то привык он, что девушки его любят просто так. Даме надоело. Серегу она бросила. А напоследок еще и указала на его выпирающий живот: мол, на кой ты мне такой сдался. Сережа, а вернее уже Сергей Петрович, загрустил… Потом срочно сел на диету. Начал качаться (о, таких периодов увлечения спортом случалось на моей памяти немало, и были они крайне непродолжительными). Здорово похудел и снова был в поиске. – Слушай, ну что ты все по молодым встреваешь, найди себе женщину лет сорока, – попыталась я деликатно указать на его возраст, который юных леди интересует лишь в случае наличия у мужика серьезных финансовых активов. – Нет, это старая. Тут моя деликатность потерпела крах, ибо я посоветовала Сереженьке заглянуть в его паспорт, особо заострить внимание на дате рождения, после чего не забыть посмотреться в зеркало. Подобные выпады мне прощались. Ибо мы были знакомы черт знает сколько лет и посягательств на свою свободу с моей стороны Серега не опасался, зная, что он сроду не был героем моего романа. Но мне было просто ужасно обидно, что в общем-­то неплохой человек вот так бездарно (а уж, простите, когда тебе под полтинник, а нет ни жены, ни детей, то это действительно бездарно) прожил свою жизнь. Говорю в прошедшем времени, потому как старые холостяки в этом возрасте вряд ли создадут семью. У них уже свои привычки, устои, и нарушать их – это подписывать себе смертный приговор. Если Сергей когда­-нибудь все же женится, то я, скажу честно, его супруге не завидую. Нет, он будет заботлив, предупредителен… Но только на первых порах. Потом его начнет раздражать все и вся: не так кружку поставила, не так постель заправила, не туда платье повесила, не так его любимый борщ приготовила… Это, поверьте, синдром любого холостяка – неважно, какого он пола – женского или мужского. Они вроде как и страдают от одиночества, но на самом деле уже не могут выносить рядом с собой никого другого. Впрочем, такой товарищ хорош для гостевого брака или просто обычных отношений, не подразумевающих проживание на одной площади. Нет лучше радости, чем беда товарища Есть у меня еще один знакомый холостяк. Если посмотреть на его жизнь с высоты наших сегодняшних лет, то можно всерьез задуматься над главным законом жизни: нам возвращается все, что мы совершили. Коля сроду красавцем не был – какая-то белесая стертая внешность. Торсом и мускулами тоже не поражал. Но любил блеснуть литературной цитатой, рассуждениями о политической обстановке и смысле жизни. Неискушенные девицы принимали его за человека умного. Почему­-то редко кто из них замечал: все, что он на них вываливал со столь значительным видом, крайне поверхностно и по большей части вычитано в журналах и газетах. Причем не самых серьезных. А еще он говорил комплименты. Правда, приемы его обольщения были настолько затертые, изъезженные и стандартные, что, были бы девицы поумнее, у них скулы бы сводило от скуки. Но даже незамысловатые донжуанские ухищрения на Колиных девушек действовали убийственно. А он вел подсчет и каждую побывавшую в его постели даму заносил в записную книжечку, которую хранит и лелеет до сих пор. Сама я его девиц не видела. Но знакомые уверяли: среди них были такие красавицы, что его товарищи – как женатые, так и холостые – просто исходили завистью. Но почему-то у Николая не сложилось ни с одной из них. Наверное, как и Сергей, он был уверен, что молодость – это навечно. Незамужними дамами Коля не ограничивался. Был у него еще один пунктик: как можно больше соблазнить жен своих друзей и знакомых. Не знаю, может, у него было тяжелое детство, кто-­то его там чем-­то обидел. Но нормальному человеку такую пакостность натуры понять сложно. Обольщать жен ближних Коля начинал так же, как и незамужних девиц. Умные слова, цитаты из сборника высказываний великих, немного о политике, литературе, о какой-­нибудь выставке (на которой он не был, но прочил в газете). А далее по проторенному пути: какая она красивая, умная, сексапильная, и почему муж ее не ценит, вот если бы он был рядом… О, это старый, но очень верный ход. Мужики почему-то твердо уверены, что их жены никуда не денутся, а потому знаками внимания особо не разбрасываются. А тут такой Коля… Но самое пакостное в другом. Ну случилось и случилось, промолчали бы, и никто ничего не узнал. Нет, Коляше нужно было другое. Он приходил к своему другу и рассказывал о случившемся. Мол, вот какую шалаву ты пригрел на груди. Дескать, я о тебе побеспокоился и вывел ее на чистую воду. Итог, как вы сами понимаете, вполне предсказуемый. Живет сейчас одинокий и уже не особо молодой человек – ни жены, ни детей, ни друзей. Здоровье ни к черту, характер нудный. А впереди унылая старость и мысли о стакане воды. Который некому будет подать. Потому что никому не хочется. Мама не желает делиться Если проследить судьбы холостяков, а их, между прочим, не так уж и мало, то вырисовывается одна закономерность. Как правило, воспитывали их женщины одинокие и очень обиженные на мужчин. Но эту обиду они почему-то перенесли на девушек своих сыновей. То одна не та, то другая не подходит, то жалко, что сын будет тратить деньги не на свою мать, а на какую-то потаскушку (чего скрывать, некоторые мамаши таким словом и преподносят сынуле свое мнение о его избраннице). Как-то услышала, как одна молодая женщина, расставшаяся со своим мужем, рассуждает о девицах, которые могут покуситься на ее сына: мол, им только одно надо – деньги, машина, и вообще все они проститутки. Какие там у ее чада – толстого и ленивого мальчика детсадовского возраста – деньги, понять трудно. Но, кажется, растет еще один потенциальный холостяк…

Автор : Александра КАЛИНИНА

comments powered by Disqus
В этом номере:
Помнят даже в Америке
Помнят даже в Америке

Старейший шахматист планеты – житель Владивостока отметил 103-й день рождения

Детство в цветах и зелени
Детство в цветах и зелени

Стартует городской конкурс на лучший дизайн двора детского сада и школы

Нелитературные надписи заменили на радость и благость
Нелитературные надписи заменили на радость и благость

В КРАЕВОМ центре появились новые арт-объекты – художники сделали красочные росписи на стенах краевого центра.

Посети Ботсад и вырасти елку

В БОТАНИЧЕСКОМ саду-институте ДВО РАН продолжают шикарно цвести георгины, многие однолетние цветы, еще по-летнему нарядны декоративные деревья и кустарники.

Законотворцы не желают рано просыпаться

ДЕПУТАТЫ хотят вернуть зимнее время. В Госдуму внесен законопроект, который предлагает 27 октября снова раз и навсегда перевести стрелки, а заодно разделить территорию страны на часовые пояса, а не на часовые зоны, как сейчас.

Последние номера
газета
газета
газета
газета