Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Кумиры

Вечная молодость «На-На»

ИХ можно назвать детьми перестройки и гласности: группа «На-На» появилась на свет в 1988 году, когда жителям Страны Советов разрешили говорить на запретные ранее темы. И не только говорить, но и петь! Они вломились через эту чуть-чуть приоткрытую дверь на сцену и сделали сценой всю страну. Четверть века назад четверка улыбчивых и харизматичных парней – Владимир Политов, Владимир Левкин, Владимир Асимов и Слава Жеребкин – завоевала сердца миллионов. Они собирали полные залы и стадионы, а каждая их скандальная выходка становилась новостью номер один
Вечная молодость «На-На»
Прошли годы. Закончилась перестройка, канул в Лету Советский Союз, ушел в историю ХХ век… А они до сих пор живы, здравствуют и колесят по России и зарубежью, радуя зрителей и заставляя визжать от восторга фанаток. И даже вот «докатились» до солидного юбилея – 25-летия… В чем секрет их вечной молодости, как им удается 25 лет оставаться популярными? Об этом мы решили поговорить с их «папой» – создателем, бессменным продюсером и идейным вдохновителем группы «На-На» Бари Алибасовым. – Бари Каримович, давайте начнем с самого начала: как появилось, откуда взялось такое странное, необычное название группы? – Его прямо на сцене придумал Олег Марусев. Он был конферансье на нашем концерте и перед выходом на сцену спросил меня: «Как группу объявить?» – «У нас еще нет названия, – ответил я. – Придумай сам – скажи что­-нибудь, а название мы потом придумаем». Он взял да и объявил: «Группа «На-­На»!» И поменять уже не получилось. Я совсем недавно обнаружил эти первые газетные статьи о нас – они вышли буквально на следующий день, и там было написано, что появилась новая сумасшедшая группа под названием «На-­На». Резонанс был очень большой, и уже никуда было не деться от этого названия – оно к нам прилипло. – Вы вообще-то предполагали, что «На-­На» станет успешной группой и просуществует столько лет? – Да, предполагал. До «На-­На» я 22 года проработал с группой «Интеграл». В ней начинали многие выдающиеся люди: Сергей Челобанов, Женя Белоусов, Марина Хлебникова, Юрий Лоза, Андрей Разин, Саша Шишигин, который потом создал группу «Комбинация», Александр Назаров, который основал группы «Форум» и «Электроклуб» и тем самым вывел на сцену Виктора Салтыкова и Ирину Аллегрову... Много было творческих людей и хороших музыкантов… Но сказать, что в «Интеграле» был такой же коллектив – сплоченный и живущий единым творческим духом, как единый организм, было бы неправдой: этого там не было никогда. А тут появились эти четверо: Левкин, Политов, Асимов и Жеребкин – три Вовы и один Слава. И когда я, впервые проводя собрание, стал по своей привычке орать на Политова… – Вы их сразу решили так запугать? – Нет, просто я всегда ору, не могу себя побороть (смеется). Ругаю себя за это, уговариваю сам себя, что завяжу и с такого-то дня перестану орать... И вдруг в тот момент, когда я кричал на Политова, Вова Асимов сказал: «Если ты будешь орать, мы сейчас все встанем и уйдем». Он сказал за всех, и другие – молча, но единодушно – его поддержали. Я, конечно, вскипел и был готов вывернуться наизнанку в истерике: «Да кто вы такие?! Кто я и кто вы?!» Но в ту же секунду я понял, что эти четверо станут друг другу как родные братья! Это будет такой бастион, который не преодолеть никакому врагу! И они смогут устоять перед любыми проблемами и напастями. И они в таком составе десять лет вместе продержались – причем не просто продержались, а все это время были моими вдохновителями, творческими моторами. Ведь, по справедливости говоря, «На-­На» – это выдающийся эксперимент на нашей российской музыкальной сцене, и эта группа заложила многие основы того, что сегодня называется шоу-­бизнесом. – Нанайцы всегда славились своими яркими экстравагантными костюмами… – Да, они были просто сумасшедшие! «На-­На» вышла на сцену в костюмах Славы Зайцева – это случилось на международном фестивале, когда в СССР впервые приехали европейские звезды поп­ и рок-­музыки. И это были не пошитые им для нас костюмы, а одежда из его гардероба! Нам просто не в чем было выйти на сцену. И чтобы не опозориться, я позвонил Славе и попросил выручить. Он пригласил нас к себе домой и вывалил на пол из своих шкафов все, что там было: «Примеряйте!» И мы в его личных костюмах впервые вышли на большую сцену. – А потом он создавал ваши концертные костюмы? – Да, Слава сделал нам многие первые провокационные костюмы. А потом за это дело взялся еще более провокационный человек – его сын Егор Зайцев, и его костюмы тоже очень необычные. – Особенно эпатажным было ваше первое десятилетие… – Да, первые десять лет были переполнены самыми необычайными экспериментами – и на сцене, и над зрителями. Ведь «На­-На» несла и несет по сегодняшний день одну главную идею: человек – это звучит гордо. Человек независим, человек свободен, человек сам по себе высокодуховен и добр. Вот это все «На-­На» говорила и показывала со сцены, пыталась людям открыть глаза на то, что человек ценен сам по себе, без всяких идеологий. Было много всяких провокаций – и культурных, и духовных, и эстетических... И, естественно, мотором каждой провокации был я. Но и ребята тоже на самом деле были великие творцы. И их с самого начала спаяло то духовное единство – когда они встали против меня, как партизаны на расстреле... И это единство очень помогало – мне с ними было необычайно легко работать… Я – режиссер, у меня постоянно есть какие-­то идеи, которые я реализую. И не всегда легковоспринимаемые, потому что приходится продираться сквозь стереотипы, сквозь шаблоны, сквозь дремучее сознание… Но мне просто очень повезло: нанайцы все это делали чрезвычайно легко. – А из-за чего ушел Володя Левкин? Неужели действительно из-за женщины? – Конечно, только из-за нее! Из-­за девушки, которая, собственно говоря, и разрушила его жизнь! А после того, как он записал не нее квартиру, тут же его бросила. И когда Левкин попал в больницу со страшным диагнозом «лейкемия» и там оказался один, рядом были только его близкие – первая жена, мама, ну и иногда навещали наши ребята... – Очень жаль, что так случилось, Володя Левкин очень органично вписывался в эту четверку… – Конечно! Они были даже больше, чем братья, нанайцы были как близнецы! Они друг друга очень хорошо чувствовали и понимали, хотя по характеру совершенно разные. И при этом так гармонично сливались, что создавали нечто большее, чем просто эстрадный коллектив. – Как вы умудрились так удачно их подобрать? Был большой кастинг? – Нет, просто повезло! Мне никогда больше так в жизни не везло – ни до, ни после! Я не зря упомянул об «Интеграле»: там за 22 года ни разу не собирался такой органичный состав. И состав этот подобрался совершенно случайно. А будь он другим, я бы никогда не смог сделать на сцене то, что мне удалось с «На-­На». Мы сделали за это время восемь или девять шоу – гигантских, грандиозных, равных которым до нас не было, да и сейчас – я же смотрю наши шоу – тем более нет ничего похожего! И сейчас это стоит каких-­то сумасшедших американских денег! Если это и возможно, то, может быть, только на уровне Первого канала. А моя заслуга только в том, что я – талантливый и гениальный режиссер… – Скромно… – Да и кроме всего прочего еще естественный и органичный провокатор! – Ну да… – А ведь на сцену­-то не я выхожу. И какие бы провокации я ни задумывал, реализовывать их на сцене должны были они. – Какую из провокаций вы считаете самой удачной? – Самая главная провокация – когда они вышли на сцену с голыми задами! И это было в концертном зале «Россия» – люди вдруг осознали, что им это нравится! Люди вопили, вызывая по нескольку раз на бис… Ну и дальше мне приходилось очень много экспериментировать. Мы выступали с джазовым оркестром Олега Лундстрема – по тем временам это был небывалый эксперимент! Мы играли с симфоническим оркестром Вероники Дударовой. В одной из программ мы собрали на одной сцене настоящий интернационал: черных девочек из Лас-Вегаса, ансамбль с Дальнего Востока, с Чукотки, музыкантов из Боливии, Перу и из Африки. И все были поражены: насколько органично все это слилось на сцене! Причем самые разные музыкальные жанры: и симфонический оркестр, и джаз-оркестр, и рок-­группа, и довольно непринужденная и неприхотливая эстрадная музыка. Эту программу публика принимала на ура. Наше шоу посетил Ролан Быков, он после концерта подошел и сказал: «Я мечтал о том, чтобы самому такое поставить!» И мы, кстати, были единственными – и до сих пор остались единственными – исполнителями на российской сцене, которые поют духовную музыку! Мы выпустили целый концерт духовной музыки – начиная с такого сложнейшего даже для профессиональных хоров произведения, как «Молитва» Павла Чеснокова. И это тоже провокация, потому что никому не приходило в голову петь церковную духовную музыку на попсовой сцене. А мы это делали для того, чтобы дать понять, насколько многообразен внутренний мир человека... Кроме того, мы пели на тайском языке, и нас принимала королевская семья Таиланда – и это тоже своего рода провокация, потому что никто, как правило, за пределы своей музыкальной культуры, своего привычного мира никогда не выходит. А мы целый альбом выпустили на тайском языке! В общем, много было всего… – Откуда вы черпаете энергию для всех ваших идей? – Не знаю – наверное, от мамы с папой. Я же родился в Семипалатинской области, в сорока километрах от ядерного полигона. И все от первой до последней атомной бомбы испытывали на моей башке! Наверное, оттуда и энергия… А еще – мне многое интересно, люблю все области знания: и астрофизику, и генетику, и даже пытаюсь анализировать это все, и собственные идеи публиковать... – Юбилей – повод осмыслить и оценить пройденный путь. Есть что-­то такое, что бы вы сейчас сделали по-другому? – Нет! Я все сделал идеально! Идеально и безупречно.

Автор : ИА "Столица"

В этом номере:
Ловись, рыбка, первое место надо!
Ловись, рыбка, первое место надо!

Карасик весом 55 граммов обеспечил победу в соревновании рыбаков

Плакало наше лето
Плакало наше лето

ПОЧТИ половина месячной нормы осадков выпала в ночь с понедельника на вторник во Владивостоке. Но в выходные синоптики обещают солнце.

Тренажерный зал на твоем дворе
Тренажерный зал на твоем дворе

НА РАДОСТЬ местной детворе, возле дома № 50 на улице Кузнецова устанавливают спортивные тренажеры, сообщает пресс-служба администрации Владивостока. Теперь рядом с придомовой хоккейной коробкой появится зона для физических упражнений.

На Попова и Рейнеке едем на час позже

С 7 АВГУСТА изменяется расписание движения катера по еженедельному маршруту «Владивосток – о. Попова – о. Рейнеке – Владивосток».

Грязный арбуз на ротовирус щедр
Грязный арбуз на ротовирус щедр

АВГУСТ – время арбузов и кишечных заболеваний, напоминает Роспотребнадзор.

Последние номера
газета
газета
журнал
газета