Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Политика

Конец холодной войны

В русле новой политики Кремля, начало которой положили кадровые изменения в команде президента, прошли и внешне незаметные перемены во взаимоотношениях центра с регионами. Отношения эти стали более спокойными и перспективными, меньше в этих отношениях стало силового, административного давления, которое в недавнем прошлом привело многие субъекты федерации к ожесточенному противостоянию центру.

В русле новой политики Кремля, начало которой положили кадровые изменения в команде президента, прошли и внешне незаметные перемены во взаимоотношениях центра с регионами. Отношения эти стали более спокойными и перспективными, меньше в этих отношениях стало силового, административного давления, которое в недавнем прошлом привело многие субъекты федерации к ожесточенному противостоянию центру.

Особенно заметна новая региональная тактика кремлевских политиков на примере эволюции отношений с “главным возмутителем спокойствия” - Приморским краем, который в последние годы часто был своеобразным полигоном для отработки крайних по жесткости методов усмирения регионов и объектом резких заявлений со стороны Кремля. А между тем Приморье - один из тех регионов, где сегодня во многом определяется будущее России - таково геополитическое положение края, который фактически является окном страны в Юго-Восточную Азию.

Противостояние центра Приморью носило, по сути, деструктивный характер. Страдали от этого и авторитет центра, представляющего зачастую ничем не оправданные требования и ничем не подкрепленные обвинения, и авторитет краевой администрации, которая была вынуждена постоянно защищаться от нападок и правительственных чиновников, и центральных СМИ.

“Точку в холодной войне между центром и Приморьем, вернее, центром и администрацией края, ее губернатором, поставила новый помощник президента Виктория Митина, отвечающая за региональную политику Кремля, - утверждает вице-губернатор Приморского края Валентин Кузов. - Руководство края провело ряд переговоров, в результате которых выяснилось, что повода для конфликтов, противостояния у нас больше нет”.

Между тем противостояние, которое внешне облекалось в форму претензий в адрес администрации, якобы не справляющейся со своими обязанностями, было на самом деле вызвано глубоким, вернее, даже стратегическим, несовпадением взглядов по целому ряду внутриполитических, экономических и внешнеполитических позиций центра и руководства Приморского края. Собственно противостояние, вылившееся в конечном счете в холодную войну, проходило по трем основным пунктам - проблемам приватизации, проблемам железнодорожных и энергетических тарифов и в отношении целостности российских территорий. При всей глобальности этих проблем они имели непосредственное отношение к развитию Приморского края, и потому способы их решения, предлагаемые центром, не могли не вызывать у администрации края пристального внимания.

Первое капитальное столкновение губернатора Наздратенко и центра в лице тогдашнего вице-премьера и председателя Госкомимущества Чубайса произошло в 1993 году, когда по настоянию губернатора в крае, единственном в тот момент регионе в России, была приостановлена приватизация 2 наиболее крупных предприятий. Тогда же в Приморье была создана комиссия, которая дала негативную оценку проходящим приватизационным процессам. Во многом позиция Евгения Наздратенко совпала по ряду положений с позицией мэра Москвы Юрия Лужкова, который также добивался особого закона по приватизации столичного имущества. Но то, что было разрешено Лужкову, обернулось против Наздратенко, ставшего, по сути, врагом номер один для реформаторов России. Между тем Наздратенко добивался всего лишь одного - проведения приватизации в интересах конкретных людей, проживающих на конкретной территории, а не ради самой идеи приватизации.

“Приватизация, - утверждал в те дни 1993 года “мятежный” губернатор, - в настоящее время проводится как идея ради идеи. Никто не хочет или не желает просчитать последствия приватизации, которая, по сути, дробит гигантский государственный механизм, создавая на месте мощного народнохозяйственного комплекса ряд мелких предприятий, которые озабочены не общими интересами, а получением скорой прибыли любой ценой. В результате мы скатимся к натуральному хозяйству времен феодализма”.

И Приморье, где губернатор Наздратенко (в то время глава краевой администрации) занял твердую и непримиримую позицию, пошло несколько иным путем. Хотя, надо признать, под давлением Москвы все же часть предприятий была приватизирована по общероссийской схеме. И все же не все.

В результате Приморье, например, смогло сохранить от раздробления “Электросвязь”. И сегодня за счет в целом прибыльного по части связи Владивостока краю удается развивать сеть во всем регионе, в чем немалая заслуга губернатора Наздратенко. Но зато он приобрел и могущественного противника в лице “партии реформаторов”. Сегодня для многих стало очевидным, что приватизация, выполненная наскоро, по сути, разрушила мощный экономический и хозяйственный потенциал страны, о чем говорят не только отечественные, но и зарубежные специалисты и бизнесмены, в том числе и известный американский миллиардер Сорос, прямо заявивший, что приватизация в России проведена не в интересах большинства населения, наспех, без учета реального положения государства. Между тем приходится признавать очевидное, в свое время Кремль не стал принимать во внимание различные альтернативные точки зрения на приватизацию, в том числе и точку зрения Приморья, в результате чего, может быть, сегодня мы и пожинаем плоды экономических неудач.

Вторым капитальным расхождением губернатора Приморья и центра в лице все той же партии “молодых реформаторов” были разногласия в решении вопросов железнодорожных и энергетических тарифов. Безудержный и ничем не оправданный рост этих тарифов больнее и ранее всего ударил по Приморскому краю, наиболее удаленному от центральных регионов страны. Губернатор Наздратенко настойчиво добивался централизованного снижения этих тарифов, а его обвиняли в популизме, в неумении руководить регионом и нежелании вникать в конкретные проблемы энергетиков и шахтеров.

Сейчас все, в том числе и самые высокие “энергетические” и “железнодорожные” начальники, говорят о необходимости укрощения тарифов. Российская экономика, как целое, ощутила на себе стягивающие путы железнодорожных и энерготарифов, которые еще ранее почувствовала на себе часть этого целого - Приморский край. Однако обидно, что для достижения согласия во взглядах на тарифную политику понадобилось сломать столько копий и затупить столько лучших журналистских перьев - доказывая плохую работу руководства края, экономику которого в то время душили непомерные тарифы, навязанные всем без разбора из центра.

И, наконец, третий пункт расхождений с центром, вылившийся в противостояние, - борьба за целостность российских территорий. Предметом разногласий было отношение ряда руководителей государства к демаркации российско-китайской границы, в результате которой Россия должна была потерять тысячи гектаров своих территорий. Против этого резко выступал и Наздратенко, и многие историки, краеведы, пограничники, увидевшие в приморском губернаторе единственную реальную политическую силу, способную отстоять здесь, на самом дальнем рубеже, интересы государства. В конечном счете противостояние центр - Приморье вылилось в особое беспрецедентное распоряжение президента, который запретил губернатору Наздратенко выступать по вопросам демаркации в СМИ с изложением своей позиции. Наздратенко был уверен, что президент был неверно информирован о происходящем. Более того, позицию губернатора Приморья поддержал Совет федерации, и в конечном счете ту часть территории, которая вызывала наибольшие споры и является стратегически наиболее ценной, Приморью все же удалось отстоять.

Безусловно, холодная война, которая на протяжении почти шести лет шла между Приморьем и центром, негативно отразилась на имидже губернатора Евгения Наздратенко. Пресса, особенно центральная, рисует его человеком амбициозным, резким, не терпящим критику. Но это внешняя сторона негатива. Внутреннюю суть этого имиджа попытались представить в коммунистических и ура-патриотических тонах. Тем более поводов для этого было вроде бы немало - и против приватизации, мол, Наздратенко, и “свои” территории отстаивает, и против рыночных отношений в части тарифов выступает. Между тем все эти ярлыки, навешанные на губернатора Приморья, со временем оказались ложными, потому что выступал Наздратенко не против приватизации, а против ее непродуманного продвижения, не против рынка, а против монополии цен и тарифов в энергетике и железнодорожном транспорте. И отстаивал, наконец, не свои, а российские территории.

Каков же итог холодной войны, если отрешиться от все еще муссирующихся в СМИ слухов? Во-первых, медленное, но верное оздоровление экономики края, занявшего место в первой десятке регионов по многим показателям промышленного роста и третье место по оценкам западных специалистов среди регионов России (после Москвы и Калининграда) по привлекательности для иностранных инвесторов. Во-вторых, несмотря на непрекращающуюся критику из центра, Наздратенко имеет самый высокий среди политиков России рейтинг в Приморском крае. И, наконец, последнее... Время доказало правоту губернатора, и потому примирение центра с “главным возмутителем спокойствия” прошло тихо и почти незаметно.

Вероятно, в этом мирном преодолении противостояния центр - Приморье и заключается новая региональная политика Кремля, залог развития нормальных конструктивных отношений центра с российскими регионами.

Автор : Юрий РЯСКИН, специально для "В"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Плакали наши денежки

Мы, вкладчики Приморского благотворительного фонда из г. Спасска-Дальнего (всего нас 427 человек), обращаемся к администрации Приморского края. Если бы не она, мы бы никогда не доверили свои деньги господину Чернозатонскому, которого знать не знаем. Сколько уже было финансовых пирамид типа “МММ” или “РДС”. Но ведь мы даже и предположить не могли, что фонд, учредителем в котором является краевая администрация, ничуть не лучше их.

Генеральный конструктор “Черной акулы” за “прогресс”

Недавно “В” сообщил об участии в конкурсе на экспорт в Турцию боевого вертолета “Ка-50” (“Черная акула”) и его двухместной модернизации “Ка-52” (“Аллигатор”) производства авиакомпании “Прогресс”. Ряд центральных и местных СМИ также дали на эту тему информацию, которая часто не соответствовала действительности. В Арсеньев и в адрес краевой администрации пришло письмо за подписью генерального конструктора этих боевых машин Героя России Сергея Михеева, который вносит ясность в суть происходящего.

Правила игры без правил

Находкинское представительство “В” пригласило в гости руководителей крупнейших фондовых компаний города. Разговор шел о том, возможно ли возродить доверие к рынку ценных бумаг, каковы его возможности и перспективы. А сделать это весьма непросто - крушение банка “Находка” подорвало доверие людей к местным финансовым структурам. Именно на этом сконцентрировали свое внимание гендиректор ОАО ИФК “Приско Стокс” Александр Канчин и президент находкинского финансового акционерного общества Геннадий Зуев.

Приближается крайний срок подачи налоговых деклараций

Сегодня от сбора налогов с населения напрямую зависит “наполняемость” бюджетов всех уровней. В связи с этим госналогинспекция по Первореченскому району напоминает, что в случае если гражданин в прошлом году имел доходы помимо основного места работы, ему необходимо до 1 апреля 1998 года подать в налоговую инспекцию по месту постоянного жительства декларации о полученных доходах, а также необходимые документы для освобождения от ее предоставления.

Первые предприниматели Владивостока

Вчера в муниципальной библиотеке № 14 состоялся традиционный краеведческий лекторий для старшеклассников школы № 45 “Они были первыми”, который провела Нелли Мизь.

Последние номера