Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Акция «В»

Из семьи революционеров

– Семья моего отца Николая Антонченко, – говорит Нина Николаевна, – переехала во Владивосток вскоре после его основания. Это была большая семья: у отца было пятеро братьев и сестра. Они, как тогда говорили, были настроены нелояльно к царской власти, сочувствовали разного рода революционерам. Поэтому им запретили селиться в европейской части России.
Из семьи революционеров
Дом Антонченко Дом, в котором жили мой отец и его родные, стоял на пересечении улиц Алеутской и Семеновской, он был из желтого кирпича, а на нем красным кирпичом выложено «Антонченко Дмитрий Иванович». Дмитрий – это один из отцовских братьев. Дом этот стоял много лет. В нем были квартиры, а внизу – обувная фабрика. Один из братьев отца, Петр Иванович, работал хирургом во флотском госпитале. Другой, Иван Иванович, был капитаном, в 1912 году погиб со всей командой: они объявили забастовку, их расстреляли. Отец после революции воевал в рядах Красной Армии, сначала у Ворошилова, а потом у Блюхера, был комиссаром. Вот в Сибири с мамой он и познакомился. Они, кстати, одного года рождения – 1899-го. Мама с ним немало по Сибири помоталась, как нитка за иголкой – куда полк пошлют, туда и семья. И я родилась вот так же, в Нижнеудинске, я и знать не знаю, где такой город. Года три мне было, когда мы приехали во Владивосток. Правда, когда началась ежовщина, папа нас с мамой и братьями прятал: отправлял в Сибирь, к родственникам. Мы там несколько лет жили, пока он был во Владивостоке. А как Ежова расстреляли, мне уже лет восемь было, мы насовсем вернулись во Владивосток. Я пошла учиться во второй класс в школу № 13. А жили мы на Бестужева,35, в так называемом доме капитанов. Мой отец много лет замполитом ходил на пароходах «Нерка» и «Чавыча», вместе со Щетининой работал, она была тогда старпомом. Вместе возили в трюмах вербованных на Камчатку. Вскоре мы переехали в дом, который стоял на привокзальной площади, – сегодня на его месте памятник Ленину. Прожили там с 1939 года до 1957-го. Рядом с нашим домом стоял дом докторов, где жили врачи госпиталя ТОФ. Сегодня в нем ресторан, что ли. Редко я бываю сейчас в той стороне, но если бываю, стою и смотрю, смотрю… 16 лет ведь там прожила. Несостоявшаяся актриса В войну я была уже большая, школу, считай, заканчивала. И честно скажу, не хотелось мне идти в ФЗУ или ремеслуху после восьмого класса. Позвала я свою подружку школьную: пойдем, говорю, в театральную студию учиться. Было это в 1942 году. Пришли мы. В комиссии были известные актеры – Чалеева-Бельская, например (Елизавета Чалеева-Бельская – первая заслуженная артистка РСФСР в Приморском крае. – Прим. ред.). Она потом и вела нашу студию, была ее директором. Да, я поступила. Потому что мама меня с малолетства водила в балетную студию, пению учила, дикция у меня хорошая была. А косы у меня какие были – ниже пояса! А подружку-то мою не взяли. Проучилась я в студии год. Ох, как училась плакать, когда нужно! Луком глаза себе натирала. Жалею, что не окончила. Кстати, на выпускной меня позвали. Чалеева-Бельская меня любила, дочечкой называла, актерское будущее пророчила. Но что взять с той девчонки легкомысленной? Красивая была, в голове ветер… В 1944-м получила паспорт. Сразу определили на курсы бухгалтеров, работать направили на флот. Чтобы соответствовать службе, пошла в парикмахерскую и остригла косы. С тех пор носила только короткую стрижку. Чтобы в мусор не попали Владивосток был, как помнится Нине Николаевне, не провинциальным, не маленьким. Он был городом военных моряков и моряков торгового флота. Это очень чувствовалось. Она сама связала свою жизнь с военным. – Муж мой Виктор Яковлевич, – вспоминает Нина Фадеева, – родился на Русском острове, был военным музыкантом, в оркестре служил. В Корее воевал. Очень любил фотографировать, часто снимал меня, сына. Когда сынок наш погиб молодым, мы вдвоем остались, друг друга поддерживали. А незадолго до смерти муж увидел в мусорном баке фотоальбомы, которые кто-­то – может, внуки или дети – выбросил. Люди с орденами, старые фото – в мусорке. И мы договорились, что тот, кто останется, уничтожит все снимки. Чтобы не попали в мусорку. Вот я много фотографий уничтожила, а на эти рука пока не поднимается.

Автор : Нина ФАДЕЕВА (в девичестве Антонченко)

comments powered by Disqus
В этом номере:
Танцы, песни и много дождя
Танцы, песни и много дождя

На Набережной зажигали славяне и кельты

Адрес сайта сообщат бегонии
Адрес сайта сообщат бегонии

В РАЙОНЕ Баляевской развязки специалисты МБУ «Горзеленстрой» высадили цветочную надпись в виде электронного адреса сайта администрации города Владивостока: vlc.ru.

Документы сдал. Документы приняли
Документы сдал. Документы приняли

ВО ВТОРНИК, 23 июля, действующий мэр Владивостока Игорь Пушкарев подал документы на выдвижение в качестве кандидата на выборы главы Владивостока в городскую избирательную комиссию. Таким образом, на данный момент он стал одиннадцатым потенциальным кандидатом.

Агата нашла грабителя

БЛАГОДАРЯ полицейской собаке подозреваемого в грабеже задержали так быстро, что он и опомниться не успел. В дежурную часть городского отдела полиции поступило заявление 65-летней жительницы Владивостока: в районе поликлиники на улице Октябрьской на нее напал неизвестный мужчина и похитил сумку с документами и крупной денежной суммой.

«Мумий Тролль» устроит нам роковый август

В КОНЦЕ лета в столице Приморья состоятся международный фестиваль и творческая музыкальная конференция «Рок Владивостока» (Vladivostok Rocks).

Последние номера
газета
газета
газета
газета