Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Персона

Стекло. И никакой фантазии

ТЕМПЫ изменения облика Владивостока за последние пару-тройку лет потрясают воображение. Автомагистрали, скверы, площади, мосты… Колоссальная работа проводится по облагораживанию фасадов многоэтажных жилых домов. Строятся здания - красивые, высокие, интересные но абсолютно разные.
Стекло. И никакой фантазии
Архитектура превращается в технологию покрытия стен Каким должен быть облик приморской столицы и какая роль во всем этом отводится зодчеству, мы решили узнать у почетного архитектора России, профессора Международной академии архитектуры Александра Карепова. Владивосток в движении – Говорят, наш город похож на Сан-Франциско… Или мы, скорее, будущий Нью-Йорк? – Я думаю, мы все-­таки будущий Владивосток. Ведь никто не сравнивает Санкт-Петербург или Нью-Йорк с каким­-то другим городом. Там есть определенный дух, есть традиции. Все это есть и у нашего города. Только их надо выявить и подчеркнуть. – Можете ли вы назвать основную тенденцию нового Владивостока, в какую сторону меняется город? - Основная тенденция современного Владивостока - это обновление, я бы сказал «капитальный ремонт» после долгой спячки. Безусловное влияние на это оказал саммит АТЭС. Без него, боюсь, никакой тенденции бы не было, по крайней мере, в ближайшее время. Город, несмотря ни на что, становится чище, уютнее, комфортнее. – А что должно оставаться прежним? – Безусловно, историческая часть города. Она у нас совсем небольшая - всего несколько кварталов и улиц. Но по-прежнему - это не значит, что проектировать и строить там нельзя. Можно и нужно. Новые здания должны быть новыми, современными, из новых материалов, но в контексте той, старой архитектуры. С тем масштабом пропорций и деталей, с тем уютом конца позапрошлого и начала прошлого века. Да, это сложная задача для архитектора, но только при ее решении у нас и будет настоящий исторический центр нашего Владивостока. Взять, например, Бухару, Будапешт, Дрезден, Суздаль, Санкт-Петербург. Вот где действительно витает дух давно минувших дней, его просто ощущаешь, когда ходишь по исторической части этих городов. У нас, конечно, не Бухара, но хотелось бы время от времени оказываться в прошлом Владивостока. Тем более что его осталось немного. Градсовет: даст совет, но не запретит – Для этих целей и создан Градостроительный совет, чтобы можно было ограничивать подобную застройку. Но почему же тогда появляются чудовищные новострои? Взять тот же бизнес-центр «Фреш плаза», выросший на месте запланированной парковки в начале 2000-х годов. Как же так выходит? – Ну, во-первых, сегодняшнего Градостроительного совета, когда строился упомянутый вами «Фреш плаза», не было. Он работает всего 5 лет. Во­-вторых, совет – это совещательный орган, который высказывает свои пожелания по размещению, дизайну, внешнему виду, по соответствию историческому облику зданий, соответствию духу того или иного городского участка. А решение о выдаче разрешения принимает городская или краевая администрация, но только в соответствии с генпланом города, с правилами землепользования, застройки и другими законами. Если объект подходит под требование этих законов, никто не может запретить застройщику возводить здание – в противном случае он добьется разрешения через суд. Однако к мнению Градостроительного совета проектировщики прислушиваются, так как он хоть и совещательный орган, но имеет огромный авторитет в профессиональных кругах. – Как оцениваете хваленые «Хаятты», которые не так давно появились в нашем городе? – В свое время против «Хаятта», построенного на Корабельной набережной, было практически все архитектурное сообщество. Мы писали и Владимиру Путину, и Дмитрию Медведеву с просьбой не разрешать строительство на этом месте. Однако было принято решение на высоком уровне, и гостиница стоит. На самом деле это большая градостроительная ошибка. «Хаятт» на мысе Бурном получил наше одобрение, но лично я думаю, что данная гостиница слишком громоздка для того места. Здесь всегда проектировался стройный отель, который не заслонял бы открываемые виды. Так, на День ВМФ вся сопка Тигровая является трибуной для просмотра разворачивающихся действий. Теперь же людям, пришедшим на ту же набережную, гостиница, как ширма, закрывает многие эпизоды праздника. Архитектура самих зданий также не поражает воображение - если верхние этажи еще удачны, то нижние утилитарны или просто некрасивы. – Известно, что транспортный вопрос более чем актуален для Владивостока. Скажите, а проекты многоуровневых парковок вам приносят? Есть сдвиги в этой проблеме? – Сегодня все здания, представляемые на наши заседания, изначально проектируются с парковками, мы смотрим, считаем, хватает ли автомобилистам мест для данного объекта. Если нет, то указываем проектировщикам на это. Однако отдельных многоуровневых парковок на рассмотрение совета практически не приносят. На моей памяти был всего один такой проект, предполагаемый на ул. Адмирала Фокина. Фантазии место в глубине – На Градсовете обсуждаются несколько, на мой взгляд, фантастические проекты, такие как, например, реконструкция торгового центра «Родина», где проектировщики решили сделать на перекрестке улиц Семеновской и Алеутской воздушный переход дискообразной формы. Как вы относитесь к подобным сооружениям? Имеют ли они место? – Почему бы и нет? Они и делают наш город современнее. Единственное, если их не возводят в исторической части Владивостока. Но почему бы не сделать подобное сооружение на кольце «Первой Речки»? Там, кстати, как-­то проектировались воздушные переходы: архитекторы собирались пустить трамвай под землей, поверху - транспорт, а еще выше – пешеходную зону. Таких вещей, наоборот, не хватает, например, на кольце «Партизанского проспекта» или кольце «Третьей Рабочей». У нас очень много мест, где подобными сооружениями можно было бы украсить город. – А вам лично какие здания или проекты нравятся? – Безусловно, красивое здание океанариума на острове Русском (его авторы – архитекторы ОАО «Приморгражданпроект»). Неброское, но очень уютное и красивое новое здание Сбербанка на ул. Алеутской. Интересные проекты выполнила «Мастерская Мамонова». У них два объекта – в районе ул. Гоголя и в районе развязки на Третьей Рабочей. Эти здания имеют интересные пропорции, да и сами по себе красивые. Хороший жилой дом по проекту ОАО «ДНИИМФ» построен в районе ул. Дальзаводской. Он располагается уступами и смотрится очень хорошо. Правда, после того как застеклят лоджии, вся прелесть объекта может потеряться. Бессистемное остекление балконов и лоджий – это вообще бич современной архитектуры. – Что же теперь совсем не стеклить? – Стеклить, но не так, что каждый ставит окна, какие хочет. В итоге дом превращается из хорошего, мягко говоря, в не очень… По идее, должна быть управляющая компания, которая будет следить за тем, чтобы жильцы ставили окна по одному образцу и была бы некая практика штрафов за отступление от общего рисунка, который портит всю архитектурную сущность здания. На Западе так и делается. – Но все-­таки есть же удачные примеры жилой застройки? – Да, есть отдельные дома, красивые, современные, но единой концепции нет. По крайней мере, я не видел. Что касается удачных примеров жилой застройки, мне нравится замечательный район Второй Речки, 100-летия, Постышева – и стильно, и уютно из-за того, что дома там невысотные, пятиэтажные, человечные. На мой взгляд, вся пятиэтажная застройка, которая была выполнена в 60-е годы, прекрасная, разрывы между зданиями небольшие, украшают территорию и озеленение, и дворы. Когда в 80-е годы начали строить 9-этажные здания, внутренний комфорт микрорайона начал теряться. Из современной застройки интересна Снеговая Падь. Хотя там нет пока всей необходимой хорошо отлаженной инфраструктуры и здания довольно высокие, но лет через 10 будет хороший стильный район, потому что стройка велась комплексно. Деталь уходит - Каковы сегодня тенденции современной архитектуры? - Сейчас все авторы стремятся сделать свои здания округлыми, гладкими, в стекле или пластике. Уходит деталь, и архитектура превращается, на мой взгляд, в технологию покрытия стен стеклом либо другим материалом. Все сейчас определяют скорость строительства, окупаемость и, как следствие, стремление к минимализму в зодчестве. Не думаю, что это хорошо, но, к сожалению, это наше настоящее. Все просто и утилитарно. А вот в коттеджах и в частном строительстве, наоборот, архитектор старается проработать каждую деталь дома для частного заказчика. Могу с уверенностью сказать, что архитектура усадеб и частных домов, на мой взгляд, в настоящее время интереснее архитектуры многоэтажных домов и сооружений. Заказ и творчество – Александр Васильевич, а почему вы выбрали своей профессией архитектуру? Да, это творчество, но, на мой взгляд, очень зависимое от прихоти заказчика. Должен ли специалист вашего уровня ваять что его душе угодно или все же приходится подстраиваться под клиента? – Я всю жизнь занимаюсь архитектурой и никогда не стремился в другую отрасль. Архитектором был мой отец, и я хотел, чтобы и мой сын пошел по нашим стопам. Династии – мастеров, художников, слесарей и т.д. – это залог профессионализма. Ведь опыт и знания накапливаются и передаются из поколения в поколение. В 1998 году мною была организована проектная мастерская «ВладНИИпроект». За эти годы нашей командой было выполнено около ста проектов на различных стадиях, но реализовано всего около 15 - 20 из них. Такие здания, как «Орлиное гнездо», 16-этажный жилой дом на ул. Кирова, торгово-­административный комплекс «Cамоцвет», и др. Наша работа по большей части бумажная, но внутренне многолика, одни архитекторы - скорее художники, другие – бизнесмены, третьи – аналитики. Но это не мешает нам искать и находить компромисс между творчеством и инвестиционной деятельностью. – Если вспомнить поговорку, что сапожник может сам быть без сапог, то признайтесь: у вас дома вечный ремонт? Или вы там напридумывали что-­нибудь эдакое… – Нет, вечного ремонта у меня не бывает, потому как к быту я очень нетребователен. Никакой резьбы по дереву или лепных потолков тоже нет. Как-то все просто, чтобы ничего не мешало думать. – А как предпочитает отдыхать почетный архитектор? Что читает, какие фильмы смотрит, что любит откушать? – Отдыхаю у моря с красками и карандашом. Любимые авторы - Джек Лондон, Конан Дойль, Стендаль, а фильмы - Леонида Гайдая и Георгия Данелии. Всегда с удовольствием пересматриваю «Мимино». Любимые блюда - картошка с постным маслом, шашлык из баранины. – В каком городе вы хотели бы жить? – Только в двух: в Санкт-Петербурге, где родился, или в не менее родном Владивостоке.

Автор : Катерина МАТВЕЕВА, «Владивосток»

В этом номере:
Видовая площадка методом народной стройки
Видовая площадка методом народной стройки

Руками добровольцев сопка Бурачека преображается в зону отдыха

Клематис вам на клумбу!
В городских купальнях нудисты пугали дам
Захар и Вася пишут на стенах
Захар и Вася пишут на стенах

ЕЩЕ одна красочная роспись скоро появится возле Владивостокского цирка, сообщает РИА «VladNews».

Высоцкий уже на пути во Владивосток
Высоцкий уже на пути во Владивосток

БРОНЗОВАЯ скульптура Владимира Высоцкого, которая скоро будет установлена в Театральном сквере, на прошлой неделе была закончена и отправлена из Красноярска во Владивосток.

Последние номера
газета
газета
газета
газета