Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Акция «В»

Павел Левада Хрущевым доволен!

В ОДНОМ из прошлых выпусков нашей акции мы опубликовали письмо Антонины Кальченко «Наш дружный коллектив», к которому была приложена фотография первого коллектива швейной фабрики «Заря». Через несколько дней после выхода газеты в редакцию «В» пришли братья Александр и Виталий Левады.
Павел Левада Хрущевым доволен!
– Знаете, в архиве у нашей мамы – Надежды Левады – есть точно такая фотография, – сказали они. – Мама работала в пошивочном цехе ТОФ вместе со своей сестрой Любой. Возможно, именно они те золотошвейки, о которых писала Антонина Кальченко. Еще в том же цехе работала сестра нашего отца Оля, она потом работала на фабрике «Заря». А еще через несколько дней вместе с сыновьями в редакцию пришел и их отец – Павел Левада (к сожалению, его супруга Надежда Левада несколько лет назад ушла из жизни). Принес семейный архив и рассказал, как приехал во Владивосток, каким его помнит. Ведь без малого 60 лет своего труда он отдал городу у моря. И гордо носит на груди орден Трудового Красного Знамени! «Може, чоловик будет…» Родился Павел Александрович в 1928 году в селе Новобельмановка Хорольского района, куда в конце XIX века с Украины приехал его дед. В 1943 году, когда ему было 15 лет, Павел приехал по направлению во Владивосток – учиться в ФЗУ. – Работать, – вспоминает Павел Левада, – я стал еще мальчишкой. Было мне 12 лет – и уже считался работником. Сегодня смотрю на мальчишек этого возраста – у них еще детство вовсю играет. У нас совсем по-другому было. Сначала возил воду – большую бочку – летом работающим на полях. Наливал из колодца сам. Так, кстати, и узнал про то, что началась война. Привез я воду женщинам, что снопы вязали, смотрю – а они плачут. Спрашиваю, что случилось, а мне и говорят: война началась, мужиков наших уже в Хороль повезли в военкомат. Стал работать круглый год. И работал так хорошо, что бригадир не хотел отпускать во Владивосток, когда пришли путевки в ФЗУ. Но отец настоял: «Пущай Павло едет в город, може, там станет чоловик…». И я поехал учиться. Вся учеба – на практике Фабрично­заводское училище, в которое приехал учиться на электрика 15-летний Павел Левада, располагалось на Аксаковской, 1. Как вспоминает наш герой, рядом находился большой рынок, который позже стал самой настоящей барахолкой. Впрочем, на Аксаковской, 1 фабзайчата, по сути, только жили. – Учились мы не так, как сегодня, не за партами, – говорит Павел Левада. – Встали утром, поели – и пошли вниз по Суханова на Дзержинского, 26, где располагалось предприятие электросетей. А там уже нас распределяли по мастерам, кто с кем работает. Мой мастер носил фамилию Игнатьев, его участок на улице Стрелковой находился. С ним и отправлялся на участки – где на трамвае, где пешком. Так на практике и учились. Однажды чуть не погиб. Сырой был день, пришли мы с мастером по наряду – отключить надо что-­то было. Залез я на столб, провода отсоединил, потянул – и затылком коснулся фазы. Вот меня затрясло! А мастер снизу смеется: ничего, от ревматизма полезно. Шутки шутками, а кабы руками взялся, убило бы. Пустите электриков в цирк! Год отучился Павел Левада в ФЗУ – и стал готовым специалистом, мастером-электриком. Выделили ему комнату на Дзержинского, 26, где тогда были база электросетей и небольшое общежитие. – Своей специальностью я гордился, – признается Павел Александрович. – Электриков ценили и уважали. Я был настоящим участковым монтером, мой участок находился на улице Линейной – сейчас ее уже нет, она на Эгершельде была. Хоть и стали мы мастерами­-электриками, все равно, по сути, мальчишками оставались. Когда приезжал цирк-шапито, особенно когда там выступали борцы, мы всеми силами старались проникнуть в зал. Приходим как-­то к цирковому электрику, Гоша его звали, просим: поговори с директором, чтобы нам разрешили у стенки просто постоять. Возвращается: нет, говорит, не разрешает. А у нас тогда у всех уже ключи были от трансформаторных подстанций. И вот один кто-­нибудь идет к ТП № 34, что рядом с ФТИ на улице Береговой, – и отключает цирк. Стоим мы недалеко от шапито, смотрим, ждем. Приезжает аварийная, а там мастером наш друг Олег Фомченко. Говорим ему: когда нас пустят борцов смотреть, тогда и свет дадим. И что вы думаете? Только Олег к нему в кабинет зашел, так сразу выбежал, головой кивает: проходите, проходите. Мальчишки, одно слово… Чем досуг занимали? Танцевать любили. В кино в «Уссури», в «Родину» и «Комсомолец» ходили. В театр любили ходить. Судьбоносное 7 Ноября Специальность электрика пригодилась Павлу Леваде и на службе в армии. А через три года, демобилизовавшись, он вернулся во Владивосток. – Тут и познакомился с Надюшей, которая потом стала моей женой, – вспоминает ветеран. – На праздничном вечере в честь 7 Ноября. Сестра моя и жена брата в пошивочном цехе ТОФ работали. Приехал я домой из армии, а они как раз собираются, наряжаются. И меня с собой взяли. Пришли мы, а там девушки красивые сидят – прямо цветник. Сестра мне сразу сказала: вот Надя, знакомься, девушка очень хорошая, умная, руки золотые. Познакомились, стали встречаться, через полтора года поженились. Сначала жили вместе с семьей брата, а когда они уехали в Находку, пришлось искать жилье. И переехали мы с Надей на Тунгусскую, 47. Там были дома… ну как вороньи слободки, что ли. Не государственные, не частные – вроде как ничьи. Комнатки из рук в руки переходили. 2500 рублей я заплатил, чтобы переселиться туда. Там и дети наши родились – Виталий, Саша. В 1956 году Павел Левада стал работать на судоремонтном заводе, который находился рядом с морским вокзалом. – Ремонтировали мы электрику на судах, двигатели, монтажом радиостанций занимались, обновлением аппаратуры. Очень интересная была работа! Со временем стал бригадиром, – впоминает он. Примерно через пару лет стали набирать желающих строить себе жилье методом «горьковской стройки» (применявшийся в СССР способ строительства многоквартирных жилых домов с использованием труда будущих жильцов. – Прим. авт.). Первый такой дом от ВСРЗ на Светланской, 51 построили. Я на второй записался. И через полтора года получили мы квартиру на Курильской, нынче Вострецова, где я по сей день и живу. Почему ведь называется Моргородок? Потому что там жилье строили в основном для моряков, рыбаков, для тех, кто в море и на море работал. Надюша моя, после того как цех ТОФ почти в полном составе перешел на фабрику «Заря», как раз детей растила, а потом пошла в ателье № 13. Она была уникальная швея, вот до сей поры ношу костюмы, ею сшитые. Ни единой кривой строчки! Бывало, я скажу: да что ты там переделываешь, не для заказчика же, мне и так сойдет. А она – нет, это моя профессиональная гордость! Уважали ее в ателье, любили. И клиенты к ней в очередь стояли, знали, что сошьет любо-дорого. Тогда редко работников службы быта награждали, а жаль. Но грамот у нее было – не счесть! 12 дней к отпуску от Хрущева Каким Павел Левада помнит Владивосток? Деревянным, частным. – Высотных зданий не было,– говорит он, перебирая фотографии из семейного архива. – Маленький был город. На Океанском проспекте, 19 было хорошее здание, где располагался штаб флота, и Дальрыбвтуз на Ленинской – красивое тоже здание. Ах, помню еще на Бестужева, 17 стояло двухэтажное жилое здание, так оно считалось большим и чуть ли не многоэтажным. Потом, после хрущевского приезда, город просто вширь пошел, разрастался на глазах. Стали Мингородок застраивать, Вторую Речку, капустное поле, которое теперь проспект 100 лет Владивостоку. И знаете, вот именно это больше всего и помнится – не какие­то конкретные здания, а как город вдруг стал расти! Как на пустом месте улицы, районы возникли. Вообще Хрущевым я доволен! Кстати, я ему лично написал про одну несправедливость: нам, судоремонтникам-­электрикам, за работу с алюминием, а это вредное производство, за вредность ничего не начисляли. А электрикам-­судостроителям – 12 дней к отпуску и доплаты. Я написал: почему так, безобразие же? И стал ждать. Ответ получил, правда, из профсоюзов, мол, ваше письмо рассматривается в Совете министров, ждите. И правда – через несколько месяцев читаю приказ на доске: на основании постановления предоставить отпуск за вредность 12 дней. Так что я имею основания быть довольным Хрущевым. В скором времени Павел Левада отпразднует 85-летие. Спасибо сыновьям Виталию и Александру, что читают «В», что откликнулись и сохранили воспоминания отца для всех, кому дорога и важна история Владивостока. НАПОМИНАЕМ ГАЗЕТА «Владивосток» продолжает акцию «Владивосток. История в лицах». Мы ждем ваши письма с фотографиями. Расскажите, как ваша семья попала во Владивосток, когда и как в наш город переехали ваши родители, дедушки, бабушки, чем они занимались в нашем городе, где жили, что любили. Мы постараемся опубликовать все письма и – если это необходимо – вернуть вам фотографии. Наш адрес: 690014, Владивосток, Народный проспект, 13, газета «Владивосток», акция «Владивосток. История в лицах». Для электронных писем: news@vladnews.ru с пометкой «Акция «В». Пожалуйста, не забывайте подписывать письма и оставлять контактные данные! И если фотографии нужно вернуть, указывайте это в письме.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Трамвай вернулся!
Трамвай вернулся!

Маршрут №6 обновил рельсы

Цветы от города основателям и защитникам
Цветы от города основателям и защитникам

ВЧЕРА во Владивостоке начались торжественные мероприятия, посвященные Дню города.

Остров безопасности

ВО ВЛАДИВОСТОК прибыл секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев, сообщает краевое управление ФСБ.

Ремонт теплотрассы вносит коррективы
Ремонт теплотрассы вносит коррективы

ДВИЖЕНИЕ по улице Кирова будет закрыто, сообщает пресс-служба администрации Владивостока.

Роман Абрамович увлекся Владивостоком
Роман Абрамович увлекся Владивостоком

БИЗНЕСМЕНУ хочется побывать на открытии театра оперы и балета, сообщает пресс-служба администрации города.

Последние номера
газета
газета
газета
газета