Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Правопорядок

Приморское эхо московского квартирного дела

Громкое дело о якобы незаконном приобретении для руководящих работников Пенсионного фонда России девяти квартир в Москве закончилось ничем – дело закрыто. За четыре с лишним года работы следственный департамент МВД так и не смог доказать не только вину ни одного из фигурантов, но даже и того, что сам факт нарушения закона вообще имел место.
Приморское эхо московского квартирного дела
Кто не дал выдвиженцу из Приморья возглавить Пенсионный фонд России? Главным фигурантом этого дела стал известный приморский политик Николай Крецу. Краю он отдал 24 года жизни. Возглавлял в Находке горком комсомола, был вице-мэром, при нем кардинальным образом стали решаться наболевшие социальные вопросы. Этот опыт пригодился Крецу, когда, успешно отработав на должностях вице-спикера Законодательного собрания и вице-губернатора Приморья, он возглавил краевое отделение Пенсионного фонда России. За несколько лет работы Николая Крецу на этом ответственном посту Приморское отделение ПФР из аутсайдеров вышло в тройку лидеров по стране. Неудивительно, что вскоре Крецу пригласили на работу в Москву, где перед ним открывались широкие перспективы, которые неожиданно перечеркнуло очень шумное и очень странное квартирное дело. Еще тогда любому мало-мальски юридически грамотному человеку было очевидно, что дело высосано из пальца. Однако затеявших громкое расследование сыщиков МВД это, видимо, не смутило. И они рьяно взялись за работу, не забыв раструбить в СМИ о пресечении деятельности группы расхитителей в руководстве Пенсионного фонда. В итоге после четырех с половиной лет «кропотливой» работы следствие родило гору бумаг, которая в полном соответствии с известной пословицей родила мышь – постановление о прекращении уголовного дела. Мыльный пузырь скандала История о покупке Пенсионным фондом квартир для своих сотрудников в столице всколыхнула всю страну – публикациями о ней отметились не только практически все центральные, но и большинство региональных СМИ. Как сообщал в 2008 году следственный департамент МВД, его сотрудниками была раскрыта афера в Пенсионном фонде, в результате которой девять менеджеров за счет госсредств стали собственниками квартир в Москве. Общий ущерб государству следствие оценило в 43,5 млн рублей – суммарную стоимость приобретенных квартир. Главным подозреваемым, якобы нагревшим отечество и российских пенсионеров на такую сумму, был объявлен бывший исполнительный директор Пенсионного фонда Николай Крецу, оформлявший договоры на покупку квартир. Одна из них выделялась ему по решению правления фонда как приглашенному специалисту. «В рамках проводимых в 2007 году оперативно-разыскных мероприятий сотрудниками ДЭБ МВД России установлен факт растраты руководством Пенсионного фонда РФ бюджетных денежных средств в особо крупном размере, – сообщил 18 мая 2008 года департамент экономической безопасности МВД. – Установлено, что в период 2004-2005 годов руководство фонда заключило с департаментом инвестиционных программ строительства города Москвы девять договоров на куплю-продажу квартир за счет государственного внебюджетного фонда и оформило в собственность сотрудников Пенсионного фонда РФ. Сумма сделки составила свыше 43,5 млн рублей. Следственным комитетом при МВД России в отношении исполнительного директора Пенсионного фонда РФ возбуждено уголовное дело». Правда, у любого непредвзятого человека при ознакомлении с этой историей немедленно возникали вопросы: почему договоры на покупку квартир, заключенные еще в 2004 году, стали основанием для возбуждения уголовного дела только через три года – в 2007-м? И при чем тут Крецу, если он уволился из Пенсионного фонда за полгода до передачи квартир его сотрудникам в собственность, а от причитавшейся ему столичной жилплощади и вовсе отказался? Отметим, что сразу же после этой информационной шумихи многие милицейские чины получили новые назначения и воинские звания. Так, в частности, один из заместителей руководителя следственного департамента МВД сразу же получил воинское звание генерал-майора, а следователь Д. С. Матенко, который вел это дело, получил новое назначение – начальника отдела. Занявшие несколько лет попытки самого следствия дать на эти вопросы хоть сколько-нибудь вразумительные ответы успехом не увенчались. Так что завершение этой истории оказалось не менее скандальным, чем и ее начало. Только теперь уже не для фигурантов дела, которым четыре долгих года пришлось ходить с клеймом подозреваемых, а для самого следствия, продемонстрировавшего свою несостоятельность. Квартирный вопрос как приговор На самом деле покупка квартир для сотрудников Пенсионного фонда проходила по сложившейся к тому времени в столице практике обеспечения жильем работников ведомств. В 2004 году фонду были выделены средства для девяти нуждающихся в улучшении жилищных условий сотрудников. Заняться оформлением предварительных договоров (подчеркиваем: предварительных) на строительство или покупку жилья сотрудникам тогдашний председатель Пенсионного фонда Геннадий Батанов поручил своему заместителю Николаю Крецу. По опыту других федеральных ведомств фонд заключал с продавцом жилья предварительный договор, согласно которому оплачивал задаток в размере стоимости квартиры, а продавец жилья передавал ее по договору купли-продажи в собственность сотрудника. По такой схеме, к примеру, приобретались квартиры для судей и сотрудников Верховного суда РФ, Генеральной прокуратуры, всех федеральных министерств и ведомств (все это имеется в материалах дела). Именно по этому пути решили пойти и в ПФР. Будучи опытным управленцем, приглашенным на работу в центральный аппарат фонда из Приморья, Николай Крецу при оформлении документов позаботился о соблюдении всех требований закона. Тем более что он семь лет проработал председателем жилищно-бытовой комиссии Находкинского горисполкома. Договоры на строительство и продажу квартир сотрудникам фонда были заключены не с коммерческой организацией, а с департаментом инвестпрограмм строительства Москвы (ДИПС), т. е. правительством Москвы, с которым сотрудничали все федеральные министерства и ведомства. Причем форма договоров была утверждена межведомственной комиссией правительства Москвы. Заключение этих предварительных договоров Крецу осуществлял с письменного разрешения Минэкономразвития РФ и по прямому письменному поручению главы Пенсионного фонда Батанова. Однако закончить эту работу он не успел. Приглашенный в Москву как очень грамотный и перспективный специалист, он уволился по собственному желанию, так как не сошелся во взглядах с руководством. При этом от предназначавшейся ему квартиры он отказался по собственной инициативе. Все дальнейшие действия по передаче жилья в собственность сотрудникам фонда осуществлялись уже без него (через 6 – 60 месяцев после его увольнения из Пенсионного фонда). Поэтому можно понять его изумление, когда через четыре (!) года следственный департамент МВД сообщил, что уже почти год расследует дело о незаконном приобретении квартир в Пенсионном фонде, главным подозреваемым по которому является бывший исполнительный директор. Потрясение оказалось настолько велико, что Николай Крецу слег в больницу. Однако его хождения по мукам тогда только начинались. Найти стрелочника За время следствия в прессе высказывались различные версии о причинах возникновения этого уголовного дела. Наиболее вероятными экспертам представлялись две из них. Поскольку в то время Пенсионный фонд сотрясали громкие коррупционные скандалы (к примеру, дело о закупке по завышенным ценам устаревшего компьютерного оборудования на миллиард рублей), кому-то потребовалось отвлечь внимание проверяющих и правоохранительных органов от этих дел и перевести стрелки с главы фонда Геннадия Батанова на другую персону, для чего и было инициировано новое громкое дело – против исполнительного экс-директора Николая Крецу. По другой версии, он стал жертвой борьбы влиятельных структур за пост главы Пенсионного фонда – ведомства, имевшего на тот момент первый по величине бюджет в стране. Кресло под Батановым к тому моменту явно закачалось, и именно Крецу был наиболее вероятным его преемником. Кто-то хотел видеть в этом кресле совсем другого человека, и квартирное дело было задумано с целью очернить Николая Крецу, чтобы не допустить его назначения на пост главы Пенсионного фонда. И, безусловно, никто из экспертов, за исключением следователей из МВД, не поверил, что при покупке квартир действительно был нарушен закон и нанесен ущерб государству. Наверное, не случайно у следователей возникли серьезные проблемы с тем, чтобы даже просто сформулировать обвинение. На то, чтобы сообразить, что именно инкриминировать ему, у следствия ушло больше года. Но, как говорится в нашей стране, был бы человек, а статья найдется. В конце концов было решено обвинить его в нанесении ущерба путем передачи квартир в собственность сотрудникам фонда. Правда, основанными на реальных фактах и документах эти обвинения назвать нельзя даже при очень большой доле воображения. Напомним: первое – квартиры сотрудникам фонда были переданы в собственность через 6 – 60 месяцев после его увольнения из фонда. Второе – согласно утвержденному Минфином «Отчету о недостачах и хищениях денежных средств и материальных ценностей в бюджетных учреждениях» недостач и хищений денежных средств за 2004 год в Пенсионном фонде обнаружено не было. В чем же заключалась корысть самого Николая Крецу, который, как известно, сам никакого жилья не получил, так и осталось непостижимым. Точку в деле поставил президент РФ Тем не менее следователи взялись доказать недоказуемое. И в начале 2009 года дело передается в суд. Именно с тем абсурдным обвинением, которое было изобретено за год с лишним следственной работы. Однако суд посчитал, что следствие со своей задачей не справилось, и вернул дело на доследование. Этот провал сыщиков не охладил, и они продолжили изобретать доказательства преступления, которого не было, с помощью натяжек, передергиваний и нарушений закона. «19 августа 2009 года вступило в силу постановление Замоскворецкого районного суда Москвы о возвращении дела заместителю генерального прокурора для устранения препятствий рассмотрения судом, – рассказал адвокат Александр Клячкин. – После этого 14 апреля 2010 года (т. е. почти через восемь месяцев после суда) начальник следственного отдела В. А. Цымбал направил данное дело в пяти томах в президиум Московского городского суда. Каким образом он мог пересылать дело, которое не было официально получено следственным департаментом и ему в установленном порядке не передано? Кто передал и поручил Цымбалу пересылку данного дела? Остается только недоуме-вать». Однако на этом странности не закончились. «В дальнейшем, уже 9 июня 2010 года, Московский го-родской суд возвратил данное дело конкретно на имя В. А. Цымбала. Однако через пять месяцев де-ло, предварительное следствие по которому так и не было возобновлено, неизвестным образом вторично оказывается в судебном органе – теперь уже в Верховном суде РФ, – продолжает адвокат. – Но и Верховный суд вернул дело на доследование». Теперь внимание! Понадобилось девять решений судов, в том числе три решения Верховного суда РФ, шесть решений президиума Московского городского суда, чтобы первичное решение районного суда о начале доследования вступило в силу. Цинизм, вседозволенность и безнаказанность следственных органов, по мнению стороны защиты, заключаются в том, что согласно Уголов-но-процессуальному кодексу возобновление доследования должно было начаться сразу же после решения районного суда и первого решения президиума городского суда. Даже трудно представить, какие силы – материальные, административные и финансовые – были задействованы, чтобы так попирать законы РФ. Причина подобных действий очевидна, и если бы данное дело было передано в руки профессиональных, незаинтересованных следователей, оно бы тут же развалилось. Однако, несмотря на все эти поистине титанические усилия, следствию так и не удалось доказать не только вину подозреваемого, но даже и самого факта нарушения закона. По прошествии четырех с лишним лет, ставших настоящим адом для Николая Крецу, который все эти годы вынужден был ходить с клеймом подозреваемого, дело было закрыто за истечением срока давности. Точку в этом сфабрикованном деле поставил закон «Об исполнении бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации за 2004 год», который подписал Владимир Путин 25 июня 2012 года. Этот документ в полном объеме утвердил расходы Пенсионного фонда на покупку квартир и тем самым доказал законность и обоснованность действий Николая Крецу. КСТАТИ Начальник следственного отдела В. А. Цымбал и его непосредственный руководитель М. Г. Муссов аттестацию не прошли и уволены из органов МВД.
В этом номере:
Сами садик мы сажали
Сами садик мы сажали

ВЕСЕННИЕ субботники и мероприятия по озеленению территорий во Владивостоке, похоже, выливаются в хорошую традицию в сфере благоустройства города. Соответствовать общему настрою горожан на украшение столицы Приморья решают многие предприятия, организации и просто неравнодушные граждане.

Город ищет Светлан

В КРАЕВОЙ столице продолжается подготовка к праздничному шествию в честь 153-й годовщины Владивостока. Власти города приглашают принять участие как предприятия и учреждения города, так и горожан с семьями.

Дорогам края назначили нового начальника

ГУБЕРНАТОР Приморья во вторник подписал приказ о назначении на должность директора департамента дорожного хозяйства Алексея Ширшова, занимавшего ранее должность заместителя директора департамента промышленности и транспорта Приморского края.

Суд закрыл библиотеку Горького

ПЕРВОРЕЧЕНСКИЙ районный суд Владивостока во вторник решил приостановить работу учреждения на семь дней, посчитав его виновным в незаконном использовании труда гражданки США.

В гостиницу заселили собаку. Чтобы найти героин
В гостиницу заселили собаку. Чтобы найти героин

ВО ВЛАДИВОСТОКЕ ликвидирован крупный канал поставки наркотика из Иркутска, сообщает краевое управление ФСКН.

Последние номера
газета
газета
журнал
газета