Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Командировка «В»

Янтарный анклав. Дух Кенигсберга

«Из Владивостока на сувениры везут «Птичье молоко», китайские чаи, японские витамины и разные морепродукты. Это все знают, – сказали мне перед поездкой в Калининград. – А из Калининграда – это тоже все знают – везут на сувениры янтарь. А что еще помимо янтаря? Узнай, пожалуйста». Я пообещала…
Янтарный анклав. Дух Кенигсберга
Продолжение. Начало в номере за 1 мая Чарующий дух И вот, стоя на куске мощенной брусчаткой дороги, по которой ехали торговые обозы, шлепали ногами крестьяне, проходили армии и проезжали в каретах аристократы, на дороге, которая в нынешнем веке стала полом музея, я нашла ответ на вопрос, заданный мне друзьями. Если из Калининграда на память увозить не янтарь, то именно это. Дух истории. Дух Кенигсберга. А кусок вековой дороги, которая стала полом, находится в музее «Фридландские ворота». История этого музея удивительна. Построенные в 1862 году, они были именно воротами в город Кенигсберг. Но в начале прошлого века город разросся. Ворота были уже не на въезде, а, по сути, глубоко в городе. Поэтому они сначала стали частью парка. Затем – в советские времена – использовались как овощехранилище. И много лет спустя энтузиастам и историкам пришла в голову мысль о том, что уникальное сооружение можно использовать и иначе. И появился музей… Музей, стоя на полу которого, ты попадаешь в самую настоящую машину времени. Здесь показывают фотографии Кенигсберга, которого уже нет, рассказывают о городе, ставшем Калининградом… И глядя на брусчатку мостовой, на каменные своды ворот над головой, ты понимаешь, что такое ход времени… Точно такое же чувство настигает тебя и у стен бывшего кафедрального собора на острове Канта. Когда-то в стенах собора и рядом с ним хоронили жителей Кенигсберга. Многие надписи – особенно в стенах собора – сохранились. И вот читая, что здесь, в этой стене, хранится прах графини, умершей в одна тысяча пятьсот каком-то году, ты поневоле поеживаешься. Нет, не от мысли о том, что там, за плитой. А от мысли, что, когда эту графиню здесь хоронили, на месте моего любимого города, моего Владивостока, еще леса росли и, может, даже хунхузы не бегали… И так, гуляя по городу, ровному, как стол, ты начинаешь замечать спрятанную вокруг историю, затаившийся дух времени, дух Кенигсберга. Он встречается везде – в остатках Астрономического бастиона, прочитав историю которого, ты с удивлением узнаешь, что эти развалины большой крепости – единственное, что сегодня в Калининграде имеет отношение к астрономии… Этот дух истории пронизывает тебя даже на железнодорожном вокзале, когда тебе рассказывают, как само здание вокзала, построенное в 1929 году, изрядно пострадало при бомбежках Второй мировой, а вот дебаркадер длиной 178 метров и шириной 120 метров, сооруженный из стекла и железных перекрытий, уцелел… И сегодня стоит таким же, как в 1929 году… Понемногу начинаешь понимать, что дух Кенигсберга сумел остаться в Калининграде. И пусть понтонный мост, построенный также до Второй мировой и работавший постоянно, сегодня поднимается раз в год и на это зрелище сбегаются посмотреть толпы горожан. Пусть Рыбная деревня, восстановленная не так давно, сегодня никого не кормит рыбой и рыбаки там не живут (а в магазине морепродуктов, который там расположен, от цен на крабы может случиться нервный припадок). Пусть над музеем янтаря, изумляя туристов, каждый год в апреле развевается красный флаг как символ окончания штурма Кенигсберга в 1945 году (именно над оборонительной башней «Дона», где теперь расположен музей, 10 апреля был поднят флаг СССР). Пусть фасад построенного почти сто лет назад театра «украшают» пристроенные в советское время колонны. Пусть в выставочном центре, в котором когда-то выступал Геринг, сегодня расположен большой торговый комплекс. Пусть улицы поражают владивостокцев названиями типа «Карла Маркса», «Ленинский», «Советский» и так далее. Это все – часть уникального, неповторимого, чарующего духа Кенигсберга. И куда бы ты ни пошел гулять, этот дух найдет тебя… Город гудящих ног А гулять по Калининграду – удовольствие. Особенно для тех, кто живет в городе спусков и подъемов. Ровный город. И очень-очень зеленый. По официальным данным, один из самых зеленых в Европе. Автору этих строк, можно сказать, не повезло. Я прилетела в Калининград в год затяжной весны. Мои друзья сетовали: обычно к этому времени уже и магнолии цветут, и все зеленое, а тут еле-еле крокусы повылезали… Но я и от крокусов, которые, по сути, и есть настоящие европейские подснежники, была в полном восторге. Как и от огромного количества парков и деревьев. И от птиц, которые там живут. Вряд ли вы найдете много городов, в которых, куда бы вы ни пошли, было бы слышно птичье пение… А в Калининграде – именно так. Для тех, кто привык бегать в сопку и с сопки, ходьба по ровному городу под птичий щебет – сказка. Пусть вечером ноги гудят и намекают, не сошла ли хозяйка с ума, завтра утром все равно будет пешая прогулка. К примеру, вдоль реки Преголя, протекающей по городу. Море в Калининграде не ощущается так сильно, как во Владивостоке, ведь чтобы до него доехать, к примеру в район Прибрежный, требуется около 20 минут на автомобиле или 40 минут на автобусе… Но легкая – меньше, чем во Владивостоке, намного меньше – влажность воздуха есть. А потому – привычно… Кроме автобусов в Калининграде из общественного транспорта имеются и троллейбусы, и трамваи. Причем рельсы для последних проложили в незапамятные времена, по брусчатке. Сегодня и брусчатка, и рельсы, и трамваи – предмет постоянной грызни между автомобилистами и патриотами: первые мечтают о том, чтобы и рельсы, и трамвай, и брусчатку убрали, вторые говорят о неповторимом историческом облике. Кто победит – пока неизвестно… Разумеется, жители города к пешим прогулкам не так склонны, как туристы. Это мне не нужно было бежать на работу или с работы. Можно было заглядывать во все дворики, фотографировать памятники – Шиллеру, Василевскому, Петру Первому, борющимся зубрам – этот памятник был установлен еще в Кенигсберге как знак благодарности властей Пруссии за развитие культуры в городе, любоваться видами и бюргерскими домиками, заходить во все лавочки, магазинчики и бутики, торгующие янтарем, а также изделями и сувенирами из этого камня (правда, янтарные сувениры я купила не в самом областном центре, а в поселке Янтарном в Янтарном музее, что показалось мне символичным)… А калининградцы спешат, у них жизнь идет своим чередом, поэтому транспорт всегда полон. Хотя количество автомобилей меньше, чем во Владивостоке, да и пробок тоже меньше в разы. И ритм жизни спокойнее. Не такой, конечно, провинциально-тихий, как в городах центральной России, но и не такой бешеный, как во Владивостоке или Москве. Потребительский шок Конечно, Калининград удивляет не только глобально – духом истории или обликом своих удиви-тельных архитектурных шедевров, таких как кирха Луизы, кирха Креста, кафедральный собор на острове Канта, башня Врангеля, Бранденбургские ворота (кстати, действующие, сквозь них, как и век назад, проезжают автомобили, даже проложены трамвайные пути), но и в бытовом плане. К примеру, я была совершенно ошарашена ценами на некоторые продукты и пребывала в восторженном столбняке до тех пор, пока мне не озвучили уровень зарплат в городе… Очень удивили встречающиеся почти на каждом рынке неприметные автомобильчики, из которых торгуют польскими продуктами – конфетами, джемами, мясом, йогуртами, сыром, майонезом… Все это – без какого бы то ни было перевода на русский, без сертификатов и прочего. Как эти фарши и йогурты умудряются пересекать границу – можно только догадываться… И, конечно, самый большой шок для жителей азиатской части России – близость Европы. Когда калининградцы рассказывают, что до Берлина ехать «долго» – часов пять-шесть на автобусе, первая реакция почти всегда одна и та же: это нам до Москвы долго лететь, а вам до Берлина ехать близко! Россия, высунувшая нос в Европу, – вот что такое Калининград. Но сумели ли сам город и область стать русскими – это большой вопрос. И ответ на него туристы отправляются искать в Балтийске, Светлогорске, на Куршской косе… Продолжение следует

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Зажжен первый из трех Огней Памяти
Зажжен первый из трех Огней Памяти

ОГОНЬ Памяти на мемориале морякам торгового флота, погибшим в годы Великой Отечественной войны, торжественно зажгли в понедельник, 6 мая, во Владивостоке. В церемонии приняли участие ветераны и участники боевых действий, курсанты МГУ им. Невельского, а также глава города Игорь Пушкарев.

Настроение поднимет оркестр

В ПРЕДДВЕРИИ празднования Дня Победы в городских скверах заиграли духовые оркестры.

Танцоров Владивостока признали лучшими в мире

ОБРАЗЦОВЫЙ хореографический ансамбль «Алиса» краевой столицы достойно представил свой регион и страну на 10-й Всемирной танцевальной олимпиаде.

Салют Победы обещает быть грандиозным

В ДЕНЬ Победы, 9 Мая, для жителей и гостей Владивостока подготовлена насыщенная праздничная программа.

Движение восстановится в полдень

В СВЯЗИ с проведением военного парада парковка и движение автотранспорта будут временно ограничены.

Последние номера
газета
газета
газета
газета