Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Победители

Снайпер Зайцев – легенда Сталинграда

К сожалению, о героях и событиях Великой Отечественной войны чаще всего вспоминают по праздникам и датам. Отметили, провели мероприятия, поставили галочку. По-настоящему историй воинских подвигов существует столько, что на весь век человечества хватит. И какие это истории, какие герои! Поэтому «В» решил не ждать календарной точки. Зачем? Нам есть о чем рассказать. А потому мы решили не ждать годовщины и 70-летия великой Победы, а уже сейчас писать о Победителях – о живых и умерших, о вернувшихся с фронта и оставшихся на вечной передовой. Мы и полосу эту назовем «Победители», ибо никто не смеет вычеркнуть из истории нашей страны и всего мира их подвиг. Уважаемые читатели, мы надеемся на вашу помощь. Пишите нам о ветеранах, о своих родственниках, прошедших ад Великой Отечественной. Давайте вспомним всех – и живых, и мертвых – и будем им благодарны вечно.
Снайпер Зайцев – легенда Сталинграда
О Герое Советского Союза Василии Зайцеве написано много книг, его подвиг в битве за Сталинград привлек внимание не только наших, но и голливудских кинематографистов. Только вот этот рассказ о снайпере вы в Интернете не найдете. О своем друге – Василии Зайцеве – на страницах «Вечернего Владивостока» в декабре 1989 года поведал Александр Санжара – один из активнейших «штыков» Совета ветеранов Владивостока того времени, фронтовой товарищ знаменитого снайпера. К сожалению, обоих бойцов уже нет в живых. Годы берут свое. Но жива память о них. Итак, рассказ фронтовика Санжары о фронтовике Зайцеве. Встреча в Киеве Не стареет и дружба, рожденная в окопах, скрепленная солдатским тяжелым трудом и кровью. Не так давно я встретился в Киеве с другом-однополчанином, воспитанником Тихоокеанского флота, знаменитым сталинградским снайпером Героем Советского Союза Василием Григорьевичем Зайцевым. Познакомились мы с ним задолго до войны, когда вместе служили на Тихоокеанском флоте в 6-й бригаде подводных лодок, которой командовал контр-адмирал А. Т. Заостровцев. Военные специальности у нас были разные, но нас сблизило увлечение стрелковым делом. Помню, как мы ликовали, когда командование доверило нам стендовую пристрелку оружия. Уже тогда в Зайцеве проступала хватка будущего снайпера. Меня удивляло, почему Василий, потомственный уральский следопыт, мастерски владевший стрелковым оружием, избрал специальность бухгалтера. Василий улыбался в ответ и начинал мне втолковывать, что учет материальных ценностей – дело столь же важное, как и их создание. Все мы жили тогда ожиданием приближающейся схватки с фашизмом, но все же война грянула неожиданно. Мирная жизнь сразу перешла на военные рельсы. Затемнение, постоянная боевая готов-ность, усиленные тренировки, учения. Узнав, что формируются маршевые батальоны морской пехоты для отправки на фронт, немедленно подаем начальству рапорты с просьбой зачислить в их состав. Нам отказывают, но мы упорны в своем стремлении. Когда Василий писал пятый уже по счету рапорт, его за этим занятием застал командир: – Снова пишете? Разве здесь, на берегу Тихого океана, не советская земля? Не передний край? Зайцев виновато молчал. Командир взял рапорт, прочел его, укоризненно взглянул на Василия. – Это уже какой по счету? Пятый? Да, брат, крепким орешком ты оказался. А ведь у вас тот же фронт, только пока без огня... И, уже уходя, сказал: «Тебя поддержу». Была удовлетворена и моя просьба. На фронте нужны солдаты, а не бухгалтеры На Урале, в городе Красноуфимске, моряки-тихоокеанцы влились в состав 284-й стрелковой диви-зии, позднее отличившейся в Сталинграде. Боевые командиры были рады новому пополнению – во-енным морякам. Однако некоторых специальностей сторонились. И тут Василию Зайцеву кто-то из командиров бросил сгоряча, что на фронте нужны солдаты, а не бухгалтеры. Моя профессия тоже показалась второстепенной, и нам оставалось терпеливо ждать своего часа. Наконец все утряслось. Снова дорога. Прибыв в Камышин, мы выгрузились и пешим ходом двину-лись к Сталинграду. Наша дивизия вошла в состав 62-й армии, командиром которой был назначен генерал-лейтенант, впоследствии прославленный Маршал Советского Союза Василий Иванович Чуйков. Спустя три десятилетия в своих мемуарах он задушевно рассказал о воспитанниках Тихоокеанского флота, показавших в горящем Сталинграде мужество и отвагу. Я с удовольствием встретил на их страницах знакомые имена. «Мне довелось много раз встречаться со знатными снайперами Сталинграда,– вспоминал Василий Иванович Чуйков. – Василий Зайцев, Анатолий Чехов, Виктор Медведев и другие были у меня на особом счету. Внешне они почти ничем не отличались от других воинов. При первой встрече с Василием Зайцевым мне бросились в глаза его застенчивость, скромность, неторопливость в движениях, исключительно спокойный характер и внимательный взгляд. Рука у него была твердая: при рукопожатии он сжал ладонь как клещами. Именно тогда, при этой встрече, в самые тяжелые для обороны дни, он сказал: «Отступить некуда, за Волгой для нас земли нет». Эта фраза вскоре стала крылатой, и каждый воин 62-й армии повторял ее как клятву на сталинградской земле». За что вы убили моего отца?.. Помнится, когда В. И. Чуйков гостил у моряков Краснознаменного Тихоокеанского флота, то, рас-сказывая о героях обороны города на Волге, он назвал вновь имена Михаила Паникахи, Василия Зайцева и Виктора Медведева. Маршал выразился тогда образно: «Василий Зайцев и Виктор Медведев породили в Сталинграде «зайчат» и «медвежат», перед которыми содрогались фашистские «тигры»... ...О неуязвимости Василия Григорьевича на фронте ходили легенды. Он, вносивший опустошение в ряды врага, сам был словно заговорен от пуль. Не стану опровергать здесь мнение о «солдатском счастье». Конечно, было оно у Зайцева. Добавлю лишь, что между солдатской смекалкой, воинским мастерством и «везучестью» в бою есть прямая связь: Василию «везло» чаще, чем другим, потому что он превосходно владел оружием, тщательно изучал повадки врага, выработал в себе такие качества, как упорство, настойчивость, осторожность. Имя советского снайпера значилось и в «досье» у противника. На что только не шли гитлеровцы, чтобы уничтожить Зайцева! Но снайперские дуэли неизменно заканчивались победой Василия. И об одном из таких поединков между двумя снайперами, который длился почти четверо суток, Маршал Советского Союза В. И. Чуйков вспоминает: «В Сталинград прилетел начальник берлинской школы снайперов суперснайпер майор Конингс. Прибыл со специальным заданием: покончить с неуловимым русским снайпером... Но пуля Зайцева нашла матерого фашистского волка раньше, чем он предполагал». Не так давно Василий Григорьевич рассказал мне о неожиданном продолжении этой истории. Во время одного из заграничных публичных выступлений из зала раздался вопрос: — За что вы убили моего отца? Я – дочь Конингса! Зайцев глянул в зал. Лицо немолодой уже женщины пылало. Такой вопрос, безусловно, озадачил докладчика и привел на какой-то миг в некоторое замешательство, тем более что он был задан при многочисленной аудитории немецких граждан. Женщина, видимо, считала, что отец погиб на боевом посту от руки жестокого и безжалостного убийцы. Пришлось отвечать. Василий Григорьевич не без усилий заставил себя говорить спокойно. Драматический поединок между ним и майором Конингсом произошел в советском городе Сталинграде, куда гитлеровского снайпера никто не звал, сказал он. Немецкий майор прибыл на нашу землю, в наш город, чтобы убивать советских людей, в том числе убить и его, Василия Зайцева, персонально. Когда фашистского захватчика настигла пуля возмездия, в карманах его кителя были обнаружены десятки жетонов — призы за убитых им советских воинов. Эти жетоны разменивались на марки во всех германских банках. Так, спрашивается, кто же убийца? Василий Григорьевич предъявил слушателям несколько металлических пластинок. Судя по реакции зала, кое-кому из присутствующих эти жетоны были хорошо известны. Вопросов больше не последовало... Награжден кубком имени самого себя Фронтовые пути-дороги... Сколько их было после Сталинграда! Помнится, в одном из болгарских сел моряки-тихоокеанцы подобрали изможденного мальчика лет десяти – двенадцати в очень тяже-лом состоянии. По свидетельству крестьян, он находился в «лечебном» учреждении гитлеровцев, откуда практически путь был один — на кладбище. Фашистские врачи-изуверы брали у детей кровь для нужд своей армии. Оказав первую помощь тяжелобольному ребенку, советские воины передали его на попечение одной из местных жительниц. Василий Григорьевич, прощаясь с парнишкой, подарил ему на память свой именной портсигар. С тех пор прошло много лет. Этот случай был забыт. Но однажды, выступая перед молодежью Мо-сквы, Василий Григорьевич вспомнил болгарского мальчика. А вскоре Василий Григорьевич узнал, что следопытам удалось разыскать его. Через несколько месяцев он получил письмо из Болгарии. Автором его оказался главный инспектор авиации Болгарской Народной Армии полковник Асен Милан Асеноа. Именно его в суровую годину войны спасли советские воины. Приглашая Василия Григорьевича в гости в Софию, Асен сообщил, что зайцевским портсигаром он и поныне дорожит, как реликвией. Как же сложилась жизнь Василия Григорьевича после Победы? Он окончил институт, стал инженером и руководил учебным заведением, готовившим кадры для народного хозяйства. Но как бы ни был занят, всегда находил время для встреч с молодыми воинами. Уступая просьбам друзей, Василий Григорьевич написал книги «Записки снайпера» и «За Волгой для нас земли не было». Как-то в одну из очередных встреч с молодыми воинами произошел такой эпизод. Шли соревнования на переходящий кубок имени снайпера Василия Зайцева. Некоторые бойцы не укладывались по времени и сходили с линии огня. У других не хватало патронов. Отдельным стрелкам удавалось выполнить требования соревнования, и они, радостные, становились в строй отличившихся. Соревнования подходили к финишу. Снайперы попросили Василия Зайцева на огневой рубеж тряхнуть стариной. Отступать было поздно, да и не в его характере. Он попросил винтовку у неудачника, не выполнившего обязательные условия и ссылавшегося на свое «плохое» оружие. Получив шесть патронов, вышел на позицию. Четырьмя выстрелами он поразил в яблочко все цели, выполнив условия соревнования и сэкономив два патрона. Его результаты оказались выше всех остальных. Заместитель командующего армией расцеловал заслуженного пожилого воина и вручил ему хрустальный кубок – приз его же имени... Вот такой у меня боевой товарищ, о котором хотелось сегодня вам рассказать.
comments powered by Disqus
В этом номере:
Приставы берут долги щенками
Приставы берут долги щенками

СПЕЦИАЛИСТЫ краевого управления ФССП решили простимулировать мужчину оплатить долг, наложив арест на его собаку.

Минюст отказал мусульманам

ПРИМОРСКОЕ управление министерства юстиции отказало в государственной регистрации религиозным организациям мусульман «Ислам» Партизанска и Арсеньева.

После Дня смеха начнется радиационное заражение
После Дня смеха начнется радиационное заражение

КРУПНЫЕ учения по ликвидации условного радиационного заражения проведут в начале апреля войска Восточного военного округа (ВВО). Об этом сообщает ИТАР-ТАСС со ссылкой на начальника пресс-службы округа подполковника Александра Гордеева.

Фермеру заплатят за съеденных леопардом оленей

ОДИН из приморских экологических фондов начал платить фермеру по 15 тысяч рублей за оленей, которых у него съедают хищники.

«Соловей» библиотечный
«Соловей» библиотечный

СЕГОДНЯ в Приморской краевой библиотеке имени Горького состоится концерт, посвященный жизни и творчеству композитора Александра Алябьева «Соловей мой…».

Последние номера
газета
газета
газета
газета