Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Персона

Главный по БАДам

Руководитель одного из самых востребованных научных институтов Дальнего Востока отпраздновал юбилей
Главный по БАДам
4 декабря, ученому с мировым именем, академику Валентину Ароновичу Стонику исполнилось 70 лет. Ровно десять из них он возглавляет Тихоокеанский институт биоорганической химии им. Г.Б.Елякова ДВО РАН. Практическая деятельность этого академического института так или иначе хорошо известна не только в крае и стране, но и за рубежом. Серия безалкогольных сиропов «Гербамарин» любима в каждой российской семье, а знаменитый «Уссурийский бальзам» гости края увозят в качестве сувенира. В активе института более 30 внедренных разработок, среди которых лекарственные препараты, пищевые продукты, содержащие биологически активные вещества, БАДы, диагностикумы, позволяющие врачам выявлять различные заболевания. Организовывать воплощение разработок ученых в полезные препараты и выводить их на рынок – одна из задач директора института. Он также координирует фундаментальные исследования, обеспечивает международные связи, следит, чтобы техническое обеспечение работ было на уровне, хватало биосырья… Но первым делом – наука – Валентин Аронович, а на науку-то время остается? – Конечно, свою научную деятельность – изучение природных соединений я продолжаю. Я в первую очередь ученый, а потом уже администратор. У меня есть большая, государственно признанная научная школа и около 30 учеников, из них шестеро докторов наук. Седьмой, Сергей Федоров, защитил докторскую диссертацию неделю назад. Всего моим ученикам принадлежит более 25 кандидатских диссертаций. У одних я был руководителем, у других – научным консультантам. У третьих – неформальным руководителем: помогал моим молодым докторам наук в работе с их первыми аспирантами. Ни одна научная работа и диссертация учеников не миновала моих рук. Слежу за работой каждого из них, советую, а в тяжелые времена случалось помогать молодым ученым и деньгами. Словом, научная школа – это как большая семья, где старшие помогают младшим, а младшие учатся у более опытных коллег. – А со студентами успеваете работать? – Много лет читал лекции на кафедре биоорганической химии и биотехнологии Школы естественных наук ДВФУ (раньше она входила в состав Института химии и прикладной экологии ДВГУ. – Прим. авт.). Хотя сейчас делаю это гораздо реже – приготовил себе замену. Мои коллеги также работают со студентами ДВФУ и ВГМУ – этим занимаются около 40 сотрудников института. Через наши руки проходит большое число студентов, кто-то из них потом присоединяется к научной работе. Например, всего на отделении биоорганической химии и биотехнологии, которое мы создали в 1995 году в ДВГУ, состоялось 11 выпусков. Около 30 человек из них работают в стенах нашего института. Это основной путь к решению кадровой проблемы, которая для российской науки очень остра. Ежа вырастят в пробирке – Какими перспективными направлениями ТИБОХ занимается сейчас? – Все, чем мы занимаемся, – перспективно. А если говорить предметно, лаборатория органического синтеза природных соединений, руководит которой доктор химических наук Виктор Филиппович Ануфриев, синтезировала активную субстанцию, которая используется в одном из наших препаратов. Сейчас мы получаем ее из несъедобных видов морских ежей. То есть сначала водолазы должны собрать несколько десятков тысяч ежиков, из которых ученые путем экстракции и очистки получат вещество, которое и является сердцем популярного лекарства. Из-за сложного способа получения препарат довольно дорогой. Но активное вещество, выделяемое из ежей, можно получить с помощью органического синтеза, то есть в колбе, имея только химические реактивы и реагенты. Это вполне реально, и такие синтезы у нас давно запатентованы. Если мы сможем заменить природную субстанцию на точно такую же неприродную, процесс производства препарата значительно упростится. А значит, лекарство станет дешевле и доступнее для потребителя. К тому же органический синтез наверняка поможет получить и другие вещества, по свойствам превосходящие природный продукт. И тогда мы создадим лекарственные препараты нового поколения. За прогресс пострадают мыши – Несколько месяцев назад наши сотрудники вернулись из очередной экспедиции на научно-исследовательском судне ДВО РАН «Академик Опарин», которую возглавлял Сергей Федоров, – продолжает академик. – Ученые работали в районе Курильских островов и собрали более 400 образцов морских организмов: губок, асцидий, водорослей, которые будут исследоваться. Это наша обычная работа, а всего за время моей научной деятельности совместно с коллегами мы обнаружили около четырехсот ранее неизвестных науке веществ, установили их строение и описали в литературе. Сейчас группа ученых под руководством доктора химических наук Татьяны Макаревой работает с губками, собранными на Курилах. Выделенные из них экстракты тестировались на различные виды биологической активности. Было обнаружено, что их активные вещества, в частности, токсичны для опухолевых клеток. Сейчас некоторые из этих веществ накоплены в достаточном количестве, и ученые приступают к тестированию на лабораторных животных – мышах. Если результаты будут интересными, начнем изучать, безопасны ли они для человека. Если ответ на этот вопрос также окажется положительным, необходимо будет найти способы получать активное вещество в гораздо большем количестве, например с помощью органического синтеза. Тогда откроется путь для использования его в качестве лекарства. Иначе проект будет остановлен. Но в любом случае наши ученые одновременно работают над десятками таких исследований. Например, совместно с немецкими коллегами мы изучали воздействие некоторых активных веществ на противоопухолевые клетки яичников. Недавно молодой аспирант ТИБОХ Сергей Дышловой защитил на эту тему кандидатскую диссертацию. Корейские ученые помогали нам установить действие других веществ на лейкемические клетки. Так что где-то прорыв наверняка будет. С конвейера сойдут таблетки и капсулы – Позволяет ли ваше оборудование самим заниматься выпуском препаратов? – Мы продолжаем оснащение и модернизацию опытного экспериментального производства. Этот процесс длится пять-шесть лет, сейчас работают четыре участка. В конце этого или начале следующего года мы планируем запустить главный из таких участков – участок готовых лекарственных форм. Это позволит нам выпускать не только активные субстанции лекарств, но и сами опытно-промышленные партии лекарственных препаратов, например таблетки и капсулы. Ведь сейчас ампулы одного препарата выпускаются из произведенной у нас субстанции на фармацевтическом предприятии в Москве. Таким образом, некоторые лекарства и БАДы мы сможем производить собственными силами. Это несколько удешевит производство и, соответственно, сами продукты, но главное – значительно ускорит разработку и внедрение новых лекарственных препаратов. Не нужно будет искать компанию, которая сможет сделать из субстанции таблетку, платить ей. Мы сильно выиграем во времени и в деньгах. Хочу сказать, что от зарубежных институтов и групп, работающих в той же научной области, ТИБОХ практически не отстает – ни по человеческому потенциалу, ни по оснащенности. Работаем на среднем мировом уровне, а когда объединяем усилия с коллегами – на более высоком. Это, к слову, общемировая тенденция. В крупных научных изданиях вы сейчас практически не найдете публикаций из одной лаборатории, всегда это будут публикации от трех-четырех, иногда – пяти. У нас тоже есть совместные публикации – с немецкими, итальянскими коллегами, учеными из Новой Зеландии, Австралии… Вообще мы сотрудничаем почти с 20 странами. Из стран АТР особенно активное сотрудничество у нас налажено с Вьетнамом и Республикой Корея. В первой половине следующего года наши ученые отправятся в совместную экспедицию с вьетнамскими коллегами. В ней примут участие представители 5-6 вьетнамских институтов и нескольких институтов ДВО РАН, нашего в том числе. Мы пополним наши коллекции микроорганизмов, ведь тропические воды с точки зрения биоразнообразия гораздо богаче, чем наши. – Вы следите за изменениями, происходящими с ДВФУ? – Конечно, нам небезразлично, что там происходит. Думаю, что перспективы там очень хорошие. Рано или поздно новый кампус заработает в полную мощность, а сделанные вложения, с моей точки зрения, должны окупиться. Хотя трудностей сейчас очень много. Задерживается переезд, не был запланирован комплекс зданий для естественно-научных исследований, сейчас его второпях создают и, кажется, не самым удачным образом. Не уверен, что он в полной мере будет отвечать современным требованиям. Много проблем со сменой поколений преподавателей. Но это нормально – ведь образовалась новая структура. – Остается ли время на семью? – Стараюсь уделять время родным. И моя жена, Таисия Московкина, и дочь, Инна Стоник, также посвятили себя науке. Так что я хорошо понимаю их трудности, помогаю чем могу. Супруга у меня – старший научный сотрудник Дальневосточного федерального университета, кандидат химических наук, занимается органическим синтезом. Я тоже начинал свою научную деятельность в этой области. Дочь – старший научный сотрудник Института биологии моря имени А.В. Жирмунского ДВО РАН, кандидат биологических наук, она занимается микроводорослями. Внук Алеша учится в 5-м классе, мы все его очень любим. Жаль, что мои родители больше не с нами. За последние два года я потерял их обоих. Мой отец, Арон Стоник, был офицером военно-морского флота, известным журналистом, почетным гражданином города Владивостока. Мама всю жизнь отработала в качестве медсестры и фельдшера в поликлинике Ленинского района. Я очень благодарен им за все, что они сделали для меня. Татьяна Николаевна Макарева, доктор химических наук, главный научный сотрудник ТИБОХ ДВО РАН: – Я работаю в институте с 1975 года, и Валентина Ароновича знаю с этих же лет. У нас было огромное количество совместных экспедиций, где он был начальником, а я его помощником. Год мы вместе работали на Кубе, в онкологическом госпитале. В любой поездке с ним надежно, потому что знаешь: Валентин Аронович найдет выход из любой ситуации. На Кубе мы с ним даже в шторм попали, тогда много кораблей погибло. Но у нас был хороший начальник, который умел организовать людей. К тому же академик всегда берет ответственность на себя: и когда заведовал лабораторией в институте, и позднее, будучи заместителем директора ТИБОХ по науке, и сейчас. И при этом демократичнее человека не найти. Мы, ученые, во всем сомневаемся. И к кому прийти за советом, как не к Валентину Ароновичу! С ним можно все обсуждать, он выслушает, поможет и не станет навязывать свое мнение. Он не столько директор, сколько человек, для которого важна наука. И любопытство к явлениям природы, несмотря на огромный стаж, не угасло. На работе каждый день заходит в лаборатории, разговаривает с сотрудниками, интересуется продвижением работы. Словом, нам очень повезло работать под началом такого человека.

Автор : Ольга СИРОТКИНА

comments powered by Disqus
В этом номере:
Общее собрание: очно и заочно
Общее собрание: очно и заочно

Как составить бюллетень, протокол и собрать квартировладельцев?

Кто в скворечнике живет?
Кто в скворечнике живет?

Сшить себе уютный домик – не проблема

Переходный возраст длиною в детство
Переходный возраст длиною в детство

Советы родителям прикладного характера о том, как пережить кризисные этапы

Снегопад не повлиял на движение легкового автотранспорта в Приморье

Приморский край и его столица оказались подготовлены к очередному снегопаду

Во Владивостоке действуют реагенты
Во Владивостоке действуют реагенты

Предпринимателям и управляющим компаниям пора отказаться от песка и соли

Последние номера
газета
журнал
газета
газета