Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Исторический клуб

Охотник во время войны

Судьба выдающегося дальневосточного писателя вела его от офицерских чинов к работе сторожа на лесопилке
Охотник во время войны
29 ноября исполняется 140 лет со дня рождения Николая Аполлоновича Байкова – русского писателя зарубежья, путешественника, натуралиста. Многие повороты его судьбы на редкость схожи с биографией другого известного писателя и ученого – Владимира Клавдиевича Арсеньева, даже родились они в один год. Но лично, видимо, не встречались, только обменивались письмами; часть их переписки хранится в архиве Общества изучения Амурского края (ОИАК) во Владивостоке. Родом из детства Николай Байков родился в Киеве, его семья принадлежала к старинному дворянскому роду. В десятилетнем возрасте он поступил во вторую классическую гимназию в Киеве, затем перешел в кадетский корпус. Там и произошла его встреча с Николаем Михайловичем Пржевальским, возможно, повлиявшая на дальнейшую судьбу Байкова. Генерал, знаменитый путешественник и писатель побеседовал с 14-летним кадетом и поддержал его интерес к географическим исследованиям. На память о встрече Пржевальский подарил свою книгу «Путешествие в Уссурийский край» с надписью: «Моему юному другу Николаю Байкову на память от старого лесного бродяги». После 6-го класса отец забрал мальчика в Санкт-Петербург, где позже произошло еще одно знаменательное знакомство юного Байкова – с ученым-химиком Дмитрием Ивановичем Менделеевым, который приохотил Николая к работе в зоологическом музее. Тем временем в жизни Байкова происходит череда событий: в 1890 году умерла его мать, в 1891 году он оканчивает первую Санкт-Петербургскую классическую гимназию, а на следующий год умирает и его отец. В 1892 году Николай Байков начинает военную службу на Кавказе; одновременно он учится в Тифлисском пехотном юнкерском училище, по окончании которого получает звание подпоручика. Там же, на Кавказе, Николай знакомится с дочерью своего командира полка Евгенией Стоговой. Венчание состоялось в 1900 году, в конце того же года у них родилась дочь Екатерина, и в это же время Байков подает рапорт о переводе его в Маньчжурию. Заметим, что буквально в то же время поручик Арсеньев просит перевести его из Польши «в одну из пехотных частей Квантунской области или Приамурского военного округа» и в 1900 году, оставив семью в Санкт-Петербурге, прибывает во Владивосток. А поручик Байков с семьей отправляется на новое место службы, в Заамурский округ пограничной стражи Китайской Восточной железной дороги (КВЖД), в 1901 году. Жена не выдержала захолустья Итак, с началом нового столетия у Николая Байкова началась буквально новая жизнь в дикой Маньчжурии. Уже в наше время, в 2008 году, его внук Николай Дмитровский-Байков заметил: «В тот момент Николай Аполлонович, вероятно, не мог себе представить, до какой степени эта страна станет центром его бытия в течение всей его последующей долгой и плодотворной жизни». 25 февраля 1902 года Байков прибыл в штаб округа и был назначен заведующим оружием 3-й бригады, дислоцированной на станции Ханьдаохецзы, в 220 километрах к юго-востоку от Харбина. По некоторым данным, это Суйфэньхе – город, ныне известный всем приморцам, а тогда – безвестная деревушка. Такое назначение отвечало его стремлениям: оно давало возможность путешествовать по тайге и совмещать с офицерской службой охоту, которая была его главным увлечением. Но его жене, привыкшей к светскому обществу и городской жизни, станция на краю Маньчжурии казалась жутким захолустьем (да, собственно, и была таковым). Это вызвало понятные разногласия между супругами и в итоге привело к разводу, что, похоже, не очень-то расстроило молодого офицера. Проводя все свободное время в тайге, Байков вскоре сравнялся с самыми опытными таежными охотниками. Со многими из них он водил дружбу, а позже они стали персонажами его рассказов. Именно с приездом в Маньчжурию началась литературная деятельность Байкова. Сам он объяснял это так: «Обладая умением писать, до этого заняться литературным трудом как специальностью я не имел возможности, так как меня интересовало больше живое дело, живая природа и ее разнообразные явления. Я созерцал, наблюдал и изучал, но не писал за неимением времени». Первая статья Байкова под названием «Природа Маньчжурии» появилась в 1902 году в журнале «Природа и охота». Он также публиковался в журналах «Наша охота», «Природа и люди», «Вокруг света», «Разведчик», «Охотничья газета» под псевдонимами Зверобой, Заамурец, Пенснэ, Промысловик, Следопыт, Скиталец. «Не хочу принимать участие в братоубийственной войне» Успешно продолжалась и воинская карьера. Начальником штаба 3-й бригады был в то время Антон Деникин (да-да, тот самый!). Он назначил Байкова заместителем адъютанта бригады, поручая ему операции против хунхузов и проведение маршрутных съемок. Байков участвовал в подавлении Боксерского восстания, в Русско-японской войне – во главе разведотряда из 25 человек, был награжден несколькими орденами. В 1907 году он стал ротмистром, с 1908 года командовал ротой из 30 разведчиков-пограничников полосы отчуждения КВЖД; в 1912-14 годах возглавлял 6-ю («Тигровую») роту 5-го Заамурского полка, которая славилась своей охотничьей командой, успешно добывающей тигров. Занимался Байков и описанием природы Маньчжурии, еще в 1904 году получив звание штатного сотрудника зоологического музея и корреспондента Российской академии наук. Выполняя просьбы последней по сбору зоологических и ботанических экспонатов, исходил пешком территорию от реки Сунгари до границ Кореи. По ходатайству академии наук министерство государственных имуществ в 1908 году отвело ему в Иманском районе Южно-Уссурийского края земельный участок в 500 десятин «для производства научных работ по исследованию его фауны и флоры». Байков подал в отставку 13 апреля 1914 года, был уволен в запас и собирался осваивать «свой» участок на Имане. В августе 1914-го началась Первая мировая война, и Байков снова на военной службе. Был ранен, за смелость и отвагу награжден орденами и медалями, стал подполковником. Революцию он не принял, вернулся в Киев, где жили его сестры. В 1919 году Байков женился на Вере Круминг, и на последующие 40 лет она стала ему верной подругой. После взятия Киева белыми Байкова призвали в Добровольческую армию, и он попал в штаб генерала Антона Деникина, старого знакомого по Маньчжурии. Деникин предложил Байкову пост офицера для поручений и чин генерал-майора, но, как писал он сам, «я категорически отказался от этого, заявив, что не хочу принимать участия в братоубийственной войне». Годы скитаний В феврале 1920 года Байковы с новорожденной дочерью Наталией эвакуируются на пароходе «Саратов» из Новороссийска в Египет. Оттуда решено выбраться на восток России, где еще нет советской власти. В конце 1921 года они уже во Владивостоке, затем перебираются в Харбин. Конечно, семья не имела никаких средств, но Байкова там еще помнили. Вскоре, пользуясь старыми связями, он получил работу на станции Эхо КВЖД, а затем – на лесной концессии Ковальского на станции Яблоня. Об этом периоде Николай Байков так рассказывал в письме Владимиру Арсеньеву в августе 1925 года: «До поступления на концессию Ковальского я зарабатывал на хлеб и кормил семью чертежными работами в частных фирмах и продажей чучел птиц… Первый год службы у Ковальского я был сторожем и получал 25 иен... Кроме того, приходилось выплачивать долги, которые я сделал за время безработицы. Таким образом, я никак не мог уделить ту сумму, которая необходима для уплаты за регистрацию и паспорт СССР. Помимо того, я жил все время на линии, вдали от Харбина, и поездка в Харбин для выбора паспорта была для меня совершенно непосильна. В настоящее время, лишившись места, я не имею и тех грошей, которые зарабатывал для семьи тяжелым трудом. В профсоюз меня не принимают, т.к. я непролетарского происхождения…». Как видно из текста, поначалу существование Байкова в Харбине было трудным. Тем не менее он успевает заниматься литературной деятельностью, преподавать, сотрудничает с Обществом изучения Маньчжурского края. Результатом его исследований стали научные статьи «Маньчжурский тигр» (1925), «Изюбрь и изюбреводство» (1925), «Корень жизни – женьшень» (1926), «Опыт приручения рыси» (1927), «Медведи Дальнего Востока» (1928). В 1927-1928 годах при содействии Владимира Арсеньева несколько статей Николая Байкова были напечатаны в новосибирском журнале «Охотник и пушник Сибири» и в московском – «Охотник». Затем «новая маньчжурская» жизнь постепенно наладилась. Признание. И на родине – тоже… В 1934-1945 годах в Харбине были изданы книги Байкова «В дебрях Маньчжурии», «Великий Ван», «По белу свету», «Тигрица», «Записки маньчжурского охотника», «Черный капитан» и другие. В этот же период появилось около 200 его статей и рассказов в газетах и журналах, вышли первые издания за границей – в Англии, Франции, Японии. В 1942 году в Харбине широко отмечалось 40-летие литературной деятельности Николая Байкова; состоялось несколько выставок его акварелей и рисунков; был основан литературный кружок имени Байкова. Понятно, что после 1945 года, когда в Харбин вошли советские войска, положение изменилось... Только чудом он не был арестован, хотя решительно отказался выезжать в Советский Союз. Его друзья и дети уже были за границей и всеми силами хлопотали о получении визы – хоть куда-нибудь. Только в 1956 году Байковыми было получено разрешение на выезд… в Парагвай. Прожив еще полгода в гонконгской гостинице для беженцев, в декабре 1956 года 84-летний Николай Байков с супругой сели на пароход «Чантэ» и отправились в Сидней. В Австралии его здоровье все ухудшалось. До последних дней жизни он вспоминал «молодость и жизнь и охоту на моей второй родине, в Маньчжурии». 6 марта 1958 года в 10 часов вечера русский писатель Байков умер. Сейчас произведения Николая Байкова получили новую жизнь в России; его рассказы, повести и романы издаются и переиздаются. В частности, во Владивостоке недавно вышли первые два тома будущего 4-томника произведений Байкова, подготовленные издательством «Рубеж». Эта хорошая, честная дальневосточная проза, конечно, находит своего читателя.

Автор : Иван ЕГОРЧЕВ

В этом номере:
Убеждение Кореи
Убеждение Кореи

Печальное известие о безвременной кончине лидера КНДР Ким Чен Ира наполнило глубокой скорбью всех корейцев, которые все дрожали от горя, не сдерживая вырывавшиеся из глубины сердец чувства печали

На Толстого зажгутся сакуры
На Толстого зажгутся сакуры

В краевом центре Приморья появилась первая новогодняя иллюминация

Электричка подорожает с понедельника
Электричка подорожает с понедельника

С 3 декабря в Приморье увеличится стоимость билетов на электропоезда, курсирующие в пригородном направлении, сообщает компания- перевозчик ОАО «Экспресс Приморья»

Землю – народу. Воду – частнику?
Землю – народу. Воду – частнику?

Общественность не поняла прелести приватизации КГУП. Придется создавать рабочую группу, чтобы определить, чем обернется для населения передача в частные руки важнейших объектов коммунальной структуры

Обещали вернуть муниципалитету, а на деле – приватизируют
Обещали вернуть муниципалитету, а на деле – приватизируют

Тема приватизации «Примводоканала» ныне одна из самых востребованных в политических и экономических кругах Владивостока

Последние номера
газета
газета
газета
газета