Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Парк культуры

Сам себе оркестр

Мелодию, рожденную во Владивостоке, Янкарлос Санчез Перез сыграет... без инструментов
Сам себе оркестр
В этом году Международный джазовый фестиваль подарил приморцам удивительно яркие музыкальные впечатления. Один только джаз на арфе от Эдмара Кастанеды чего стоит! А как принимала публика молодого музыканта-битбоксера Янкарлоса Санчеза Переза! Это надо было видеть! Стоило ему только надуть щеки или открыть рот, как зал изумлялся, словно один большой ребенок. Скажем честно, битбокс – не самый распространенный как в России в целом, так и в Приморье жанр. Битбокс – это искусство создания и имитации ритмических рисунков (битов) и мелодий при помощи голосового аппарата и артикуляций, то есть Янкарлос в состоянии сымитировать звуки многих музыкальных инструментов. Он выходил на сцену с гитарой или с калимбой (это один из самых древних на Земле музыкальных инструментов, основанных на свойствах резонанса), а остальные инструменты 23-летнему Янкарлосу, как вы уже поняли, практически не нужны. – Когда вы стали заниматься музыкой? – Еще когда был малышом, хотел петь и пел. Но там, где мы жили, в Доминиканской Республике, не было педагогов для занятий вокалом, но были педагоги, которые учили меня играть на пианино. Так что в пять лет я начал учиться этому искусству. Потом, в школе, я пел в хоре, участвовал во всевозможных музыкальных постановках. А в 13 лет открыл для себя гитару. В 16, после того как наша семья переехала в США, я стал выступать вместе с большим хором из 22 человек, который перемещался по Штатам и давал постоянные концерты. Это был мощный опыт. По возвращении я стал играть в клубах, в барах. И вот однажды увидел в продаже калимбу, услышал ее, совершенно обалдел и решил, что обязательно ее куплю. Калимба помогает мне задавать ритм на выступлениях. – В какой момент вы поняли, что вам в принципе не очень нужны инструменты, что вы сам по себе – множество инструментов в одном? – Простите, я эгоист. Примерно с 16 лет у меня бывало такое настроение, когда не хочется отвлекаться на других музыкантов в коллективе, в группе и делиться с ними своими чувствами. В группе постоянно приходится слушать, что играют другие, и подстраиваться под них, в битбоксе же можно слушать лишь самого себя, и мне это нравится. Возможно, через несколько лет это мое настроение изменится, но пока я увлечен именно таким подходом к музыке. У меня все с собой. В руках – только гитара или калимба. И, показывая то на горло, то на нос и щеки, то на гортань, Янкарлос Санчез Перез рассказал, где у него труба, где – басы. – А где вообще учат на бит-боксеров? – Нигде. Это, скорее, тот случай, когда один увлеченный человек учит другого. В моей школе в США занимались ребята, увлекающиеся битбоксом. У нас в старших классах было 500 человек, и битбоксом увлекалось с десяток. Частенько утром, придя в школу, я подходил к другу и говорил: смотри, какой звук, какой ритм я придумал, послушай. А на следующее утро уже он подходил ко мне и говорил: а теперь ты послушай. И показывал придуманный мною звук, но уже с вариациями, свою версию, так сказать. Такое соревнование было постоянным. Когда я рос, все вокруг считали, что битбокс – это часть хип­-хопа, и я был с этим согласен. Но затем увлекся музыкой­-фьюжн, смешением стилей. И обратил свое внимание на джаз. В мире множество музыкальных жанров, и они вовсе не обязаны дистанцироваться друг от друга, наоборот, все их можно каким­-то образом компилировать. А если на первый взгляд объединение жанров кажется невозможным, для меня это – вызов. Мне интересно не просто скомпилировать нечто близкое, а слить воедино то, что сначала кажется совершенно несочетаемым, причем сделать это так, чтобы получилось красиво, оригинально. Мне кажется, битбокс придает некую перчинку джазу, не правда ли? И Янкарлос снова поразил представителей прессы – он буквально «из ничего» извлек самую настоящую джазовую композицию, сыграв и за трубача, и за контрабас, и за ударные… Разумеется, следующий вопрос было легко предугадать! – Может ли битбоксер заменить собой целый оркестр? Можно ли представить симфонический оркестр, состоящий только из битбоксеров, а не из исполнителей на инструментах? – Вообще, конечно, такое можно себе представить – битбоксер, заменивший собой небольшой оркестр. Потому что… Подумайте: до изобретения музыкальных инструментов как люди издавали звуки? Скорее всего, что-­то в том духе, что делаю я. Потом, когда появились инструменты, искусство создания музыки голосом было забыто. Но есть ли смысл заменять сегодня битбоксерами оркестр? Да, диапазон человеческого голоса необычайно широк, им можно изобразить тромбон, трубу, флейту-пикколо, но… Попробуйте голосом изобразить фортепиано! Не выйдет. Да и не нужно. Человек не зря изобрел и по сей день продолжает изобретать музыкальные инструменты. И битбоксерам крайне не рекомендуют, к примеру, пытаться исполнить произведения Сергея Рахманинова, – рассмеялся молодой музыкант. – Вы единственный битбоксер, работающий в джазе? – Думаю, да. Джазменов много, очень много инструменталистов. Битбоксеры в основном работают в хип­-хопе. Я встречал одного выдающегося исполнителя, который играл на гитаре и при этом великолепно вел тему трубы ртом. Но он играл не джаз. Встречался с российским дуэтом BeatBox Duo, где один исполнитель играет джаз на гитаре, а второй занимается именно битбоксом. Я искал тех, кто работал бы в джазе, кто играл бы на каком­-то инструменте и был битбоксером. Но не нашел. Выходит, я один. – И вы осознаете свою уникальность? – Скажу так: если бы не битбокс, я не знаю, что бы я делал в жизни. Да, музыкант должен своим искусством зарабатывать себе на жизнь, но это не главное. Главное – это драйв, постоянное движение к совершенству, к уникальности. – Вы сказали, что соединение самых неожиданных жанров для вас – это вызов. А какие жанры соединить с битбоксом труднее всего? – Если отвечать точно, соединить босанову (стиль музыки, возникший в прошлом веке и соединяющий ритмы джаза и самбы.– Прим. ред.) с битбоксом – никаких проблем. Очень легко. Чуть сложнее соединяются битбокс и электронный джаз 80-90-х годов. Очень тяжело соединяется джаз 50-60-х, а за джаз 30-40-х годов я даже браться пока боюсь, не знаю, как подступиться. То, что я сейчас делаю, – это безделицы, милые вещички. Конечно, включать в битбокс синкопы пока у меня не получается, значит, есть над чем работать. (От редакции. Интересно, что именно в 30-е годы блестящий образец битбокса, соединенного с джазом демонстрировали зрителям в фильме «Веселые ребята» Леонид Утесов и его оркестр). – Вы сказали, что ваши любимые инструменты – труба, гитара и ударные, а есть ли любимые композиторы, музыканты? Кто вас вдохновляет? – Майлз Дэвис. Этот трубач невероятен. Мне постоянно приходится подстраивать звучание своей трубы под исполнение выдающихся музыкантов, поэтому я ориентируюсь на него. Джон Колтрейн – великий исполнитель. Это история музыки. Есть и современные музыканты, которых я люблю, но вряд ли эти имена вам известны. – А как вы поддерживаете в форме свои, так сказать, инструменты, голосовые связки, носоглотку? – Каждая составляющая дыхательной системы, носоглотки, мышц лица очень важна. В зависимости от того, как я задействую щеки, моя «труба» может играть выше или ниже. Я частенько забываю использовать объем своего рта, если рядом не играет трубач. Для создания эффектов используется горло. Как и для ритма, для басового звука – плюс к этому подключается нос. Конечно, важно это все объединить, создавать целостное звучание. И здесь самое важное – дыхание. Никаких насморков, простуд. – Вы считаете, что битбоксеру необходимо музыкальное образование? – Если есть талант, ты можешь сделать многое, можешь развиваться и расти. Без таланта музыкальное образование тебе ничем не поможет. Когда есть талант, многие вещи даются легче. Но! Музыкальное образование все же незаменимо, оно очень облегчает общение с другими музыкантами, вы понимаете друг друга и говорите на одном языке: здесь – до, здесь – си. И нет проблем! Музыканты проживают разные стадии жизни, и уже сегодня я задумываюсь над тем, что буду делать дальше. Я не ставлю своей целью всю жизнь давать концерты, вполне могу себе представить тот момент, когда мне нужно будет сесть и попытаться передать другим свои знания. И здесь тоже не обойтись без музыкального образования. – Владивосток – самый далекий город, в который вас завела музыка? – О да! Я много где был. Смотрите: я играл в Южной Америке – в Колумбии и Пуэрто-­Рико, играл в Канаде, объехал США: Мэйн, Вашингтон, Нью-Йорк – то есть атлантическое побережье. Был в Европе – Германия, Австрия. А потом – раз! – и через полмира прилетел сюда, в Россию, на самый ее кончик, к Тихому океану. Уверен, Владивосток вдохновит меня на создание какой­нибудь необычной мелодии, композиции, что­-то такое в русском и в то же время азиатском стиле. Что это будет, не знаю, но будет!

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

В этом номере:
Всегда первый, всегда впереди
Всегда первый, всегда впереди

22 ноября исполняется 25 лет издательско- полиграфическому комплексу «Дальпресс»

Директор покинул дирекцию

Федеральное казенное учреждение «Дальневосточная дирекция Министерства регионального развития РФ» вновь сменило руководителя

Черных археологов поймали за руку

В Приморье в этом году стражи порядка остановили группу черных археологов, занимающихся разграблением уникального памятника культуры чжурчжэней XII века

Вандализм онлайн

Власти Владивостока намерены подавать сигнал с городских видеокамер, установленных в общественных местах, в режиме онлайн в УВД города

Тигры-новоселы
Тигры-новоселы

Сафари-парк в Шкотовском районе пополнился двумя новыми обитателями, причем к их приезду готовились более двенадцати лет

Последние номера
газета
газета
газета
газета