Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Главное

Сталинград в огне

Владивостокские ветераны – участники Сталинградской битвы вспоминают ожесточенные бои этого переломного этапа Великой Отечественной войны
19 ноября Россия отметит 70-летие начала контрнаступления советских войск под Сталинградом. Это был переломный момент не только Великой Отечественной, но и Второй Мировой войны. В результате Сталинградской битвы Красная армия прочно овладела стратегической инициативой. ПАВЕЛ ГРИГОРЬЕВИЧ ОСАДЧИЙ В 1942 году – командир взвода ПТР, 22 года – После стрелково-пулеметного училища отправили меня под Сталинград, где и попал в 13-ю гвардейскую стрелковую дивизию. 14 сентября 1942-го наша дивизия начала переправляться через Днепр. Река сильно обстреливалась, многие тонули, но те, кто выходил на берег, сразу вступали в бой. В Сталинграде удалось повоевать чуть больше месяца – до 18 октября. Командовал взводом ПТР – противотанковых ружей. Помню, как-то командир роты, замполит, санинструктор, писарь и я решили устроиться на ночлег в одном из хранилищ. Прилегли у большой колонны. Где-то в первом часу ночи как будто что-то дернуло меня. Просыпаюсь и понимаю: мне обязательно надо сходить во взвод. Бужу писаря: по одному ходить нельзя – немцы кругом. А он просыпаться не хочет. Все же растолкал его. Только к выходу подошли, слышу: снаряд летит. – Наш, – кричу. Научился уже по звуку определять, насколько близко он упадет. Ванька в одну сторону, я в другую. Сзади взрыв: снаряд попал в колонну, и все, кто спал под ней, погибли. Так я в роте из командиров остался один. Утром 18 октября позвонили из штаба полка: прибыл к вам младший лейтенант. Пришел, забрал его, возвращаемся обратно. Отошли метров двадцать, впереди – балка, немцы ее из танковых орудий обстреливали. Я первый побежал. Младший лейтенант – за мной. Метрах в пяти-шести от меня снаряд разорвался. Осколок пробил сумку с документами, шинель, поясной ремень и вонзился в поясницу. Правда, не сильно. А вот младшего лейтенанта всего изрешетило. Кое-как я его до штаба дотащил, передал санинструктору. Но до своих-то надо добираться... Где ползком, где перебежками. Дополз до фундамента разрушенного дома, а оттуда выстрелы как раз в мою сторону. Наверное, думаю, немцы. Глядь, а там солдат наш, узбек, сидит: голову спрятал, ружье над головой и палит в белый свет. Отругал его, конечно, ведь подстрелить меня мог! Дальше пробираться стал. Впереди блиндаж, я в него. Там старшина и четыре солдата. Минут пять поговорили, слышу какой-то шум. Выглядываю: немцы шеренгой идут. Один увидел меня и кидает гранату: прямо в блиндаж угодила! Я ее схватил, успел выбросить прямо к немцам. Потом свои гранаты стал кидать. Кричу блиндажникам: не сидите, стреляйте! Отстрелялись. Но в левое плечо меня ранило. Добрался до роты, а вечером приходит санинструктор. Видно, кто-то сообщил ей, что я уже с двумя ранениями и кровью истекаю. Повезла она меня на переправу. Когда до нее оставалось метров пятьдесят, сзади разорвалась мина: осколок попал в правую лопатку – это было третье ранение за день! В баржу, на которой переправляли раненых, попал снаряд. До берега еще метров двадцать, а она уже под водой. Я-то плавал хорошо, а санинструктор, вижу, тонет. Протянул ей руку, вытащил. На станции погрузили нас в санитарный поезд. Только он дал гудок отправления, как налетели немецкие самолеты. Все, кто мог, из вагонов выскочили. А там место чистое, ни одного кустика, песок белый... Страху натерпелись. Разбомбили фашисты все в пух и прах. Потом лежал в госпитале. Как поступил туда лейтенантом, так и вышел им. А оказывается, меня наградили орденом и присвоили очередное звание. Но узнал я об этом осенью 2004 года. Позвонили из краевого военкомата и сообщили: «Вас ищет орден Великой Отечественной войны 1-й степени за Сталинградскую битву, тогда же вам присвоили звание старшего лейтенанта». Так что старшего мне присваивали дважды. ПЕТР РОМАНОВИЧ АНИСИМОВ В 1942 году – механик-водитель в танковой бригаде, 20 лет – Помню все до мельчайшей детали, каждую канаву, Котлубань, совхоз, где ремонтировались. Правда, недолго довелось повоевать – тридцать пять дней всего. 3 октября после обеда меня ранило в ногу. Ребята-пехотинцы оттащили меня в окоп, где я пролежал четверо суток. Всех санитаров отправили в бой – лечить меня было некому. А пуля в меня попала разрывная, страшная, полноги искалечила – пробыл в госпитале до окончания битвы под Сталинградом. Не дали мне толком развернуться! БОРИС ПАВЛОВИЧ КУДРЯВЦЕВ В 1942 году – командир взвода 47-го отдельного понтонно-мостового батальона, 18 лет – Я был на войне с первого дня. Когда она началась, учился в Севастополе. Несколько студентов погибло сразу – в ту самую ночь, когда на Советский Союз напали немцы. В сорок втором году меня направили в военное училище. Тогда офицеров готовили быстро – меня всего десять месяцев учили. Подъезжая к Сталинграду, мы уже видели зловещее огненное зарево над городом – жуткое зрелище. Нашей задачей было переправлять боеприпасы, технику, людей. Хорошо помню случай, когда мой паром разбомбили, меня выбросило в Волгу взрывной волной. Но солдаты мне кинули бревно, и я выплыл. Всего нас прибыло в Сталинград 10 лейтенантов, троих сразу же снесло прямым попаданием – после такого и не найдешь ничего. Немцы бесконечно бомбили, обстреливали – с утра до вечера. Победа доставалась очень тяжело. Сейчас я понимаю, что во время войны несколько раз лишь чудом оставался жив. АННА ЛАЗАРЕВНА КРАВЧЕНКО В 1942 году – связистка, 20 лет – С начала войны мы копали окопы под Смоленском, но вскоре нас бросили на произвол судьбы. Узнали, что в Сталинграде нет военных действий, и отправились туда. Пока шли, некуда было ступить: повсюду на дороге лежали мертвые кони, люди. На нас были очень большие ботинки – ходить невозможно. Хотелось есть, но в деревнях нас скоро перестали кормить – слишком много голодных проходило мимо, и ничего не осталось. Скоро война пришла и в Сталинград. Очень явно всплывает в памяти картина: Волга в огне – это после бомбежки горели бензобаки катеров. Нас бомбили каждые 10-15 минут. Постоянно надо было ложиться на землю. Я служила связисткой. Заберешься на столб с «когтями» наладить связь, а тут гремят взрывы – и приходится падать уже без «когтей». Бомбы рвались беспрестанно. Однажды нужно было сесть на паром, а тут немцы начали бомбить – я стала бегать, пытаясь спрятаться. Забралась в машину, а тут меня зовут: «Паром пришел!». Пока я надевала противогаз – никак не получалось, – он и ушел без меня. Было страшно, что от своих отстала. Но меня успокоил какой-то солдат, сказал, что с его ребятами переправлюсь. В его части меня и нашли. ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ ТЮРИН В 1942 году – танкист 58-й бригады танковой дивизии, 20 лет – Я в Сталинградской битве воевал не до самого конца. Два ранения заставили слушать об итоговых событиях сражения по радио, лежа в госпитале. После участия в Московском сражении из нашей танковой дивизии сформировали 58-ю бригаду, которой командовал подполковник Моргунов. Вот эту бригаду-то и бросили под Сталинград в конце 42-го года. Наша часть располагалась в одной деревушке – чуть севернее Сталинграда. Немцы лупили как могли. А у нас, если честно, авиации почти и не было (она стала появляться в большом количестве только после Курско-Орловской дуги). Одно время отступать сильно начали. А тут как раз приказ Сталина вышел: «Ни шагу назад!». Хоть некоторые и вспоминают эту команду недобрым словом, все же она сыграла важную роль – солдаты перестали отступать. Хоть я и танкистом служил, но довелось как-то раз и мне в разведку пойти – надо было внимание немцев отвлекать, чтобы наши с другой стороны смогли тихонько проскочить. Помню, как радовались солдаты, выиграв эту битву. Победа под Москвой, безусловно, тоже важное событие, но под Сталинградом – это был перелом. Мы духом воспрянули. Но как я уже сказал, эту победу встречал в госпитале. Сначала ранение в ногу получил, не сильное – спасибо кирзовым сапогам, ватным брюкам да портянкам, в госпитале дней десять пролежал… Второе ранение – в плечо. ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ ИВАНОВ Ветеран 95-75-й гвардейской Бахмачской дивизии В 1942 году – помощник командира взвода, разведчик, 19 лет – Нас спасла зима – ведь немцы воевали в летнем обмундировании. Бывало, подползешь к вражескому бойцу – а он замерз уже, окоченел. Что еще можно сказать о Сталинградской битве? Это были тяжелые, однообразные и страшные военные дни. ПЕТР АНДРЕЕВИЧ ВЕТРЯК В 1942 году – солдат 124-й стрелковой бригады, 18 лет – Сразу после окончания школы меня, 18-летнего юношу, призвали в армию. Помню, приехал я тогда в Башкирию, попал в 124-ю стрелковую бригаду, командиром которой был полковник Сергей Горохов. Нас сразу же куда-то направили, точных координат никто не знал. И лишь по прибытии на конечную точку сообщили: воевать будем под Сталинградом. Это было 22 августа 1942 года. Город уже был в огне – его вовсю бомбардировала немецкая авиация. Немецкие самолеты летали над головами постоянно, но в темное время суток, когда ничего не было видно, не бомбили. Поэтому переправлять нашу бригаду на другой берег Волги пришлось ночью, дабы враг не заметил. Наша бригада находилась севернее Сталинграда, в районе поселка Спартановка. Там мы пробыли до наступления Донского фронта, когда началась непосредственная ликвидация немецкой трехсоттысячной группировки. Сказать что-то о личных подвигах не могу, ведь воевали все с одинаковой отдачей. Бывали даже случаи, что сходились с немцами на кулаках – вот такая воля к победе. Пару раз отправляли меня в разведку, благо ничего не случилось, врага на пути не встретил. Когда ходил по Сталинграду, страха не чувствовал, даже наоборот, настрой у меня был романтический – я ж перед призывом начитался книжек Толстого и Чапаева, думал, что и в жизни так будет. Случай помню, когда практически рядом со мной, в метрах 50-100, самолет немецкий летел. Я в него стрелять начал, бегал за ним и думал: «Не уйдет, собью, сволочь!». Но ничего не вышло – техника-то бронированная. Я расстроился жутко, ведь тогда за такой поступок обещали орден Отечественной войны. А наша авиация каждую ночь нам сбрасывала доппайки – хлеб, колбасу, консервы и молоко. Вкуснотища невообразимая! После победы в Сталинградской битве радость, конечно, была неимоверная. Единственное, что ее омрачало, так это чесотка. Помню, когда нас после Сталинграда в эшелонах отправили на Калининский фронт, остановились в Туле, а там прямо возле железнодорожных путей баня стоит. Мы помылись и уже довольные, чистенькие поехали дальше, ведь война-то была еще не окончена. Победа в Сталинградской битве очень многое значила для солдат. Моральный дух нашей армии сильно возрос. И мы дошли до Берлина. ЕКАТЕРИНА НИКИТИЧНА ЗИНЧЕНКО В 1942 году – медсестра полевого госпиталя ИГ 832,19 лет – Мы разворачивали госпиталь, и тут же приходилось его сворачивать, потому что нас атаковали. Наваливалась такая громада врага – просто цунами! Ночные и дневные бомбежки, артобстрел не давали выполнять самое святое – спасать раненых. Помню, как в 40-градусный мороз мы в замаскированной палатке принимали раненых. А ведь солдаты не сразу после ранения поступали к нам: их сначала находили, потом везли. Иной раз приносят солдата с переломом, мы снимаем гипс, а там… Грязь, раны, черви, гангрена – все что угодно могло быть… Страшно просто! От холода у врачей и медсестер немели руки. Но мы спасали солдат. Справка «В» Сталинградская битва (17 июля 1942 г. – 2 февраля 1943 г.) – боевые действия советских войск по обороне города Сталинграда и разгрому крупной стратегической немецкой группировки в междуречье Дона и Волги в ходе ВОВ. Является крупнейшей сухопутной битвой в ходе Второй мировой войны, которая наряду со сражением на Курской дуге стала переломным моментом в ходе войны – немецкие войска окончательно потеряли стратегическую инициативу. Вермахт пытался захватить левобережье Волги в районе Сталинграда (современный Волгоград) и сам город. Красная армия противостояла немецким войскам в этом городе почти семь месяцев. В результате контрнаступления (операция «Уран» 19 ноября 1942 года) 6-я армия вермахта и другие силы союзников Германии внутри и около города были окружены и частью уничтожены. Общие потери Красной армии в Сталинградской оборонительной операции составили более 640 тысяч человек, 1426 танков, 12137 орудий и минометов, 2063 самолета. Общие потери немецкой армии – свыше 800 тыс. человек, около 2 тысяч танков и штурмовых орудий, более 10 тысяч орудий и минометов, до 3 тысяч боевых и транспортных самолетов и свыше 70 тысяч автомашин. Справка «В» Сегодня во Владивостоке живут 13 ветеранов, награжденных медалью «За оборону Сталинграда»: Скрипников Владимир Николаевич Осадчий Павел Григорьевич Тюрин Петр Васильевич Галанина Надежда Николаевна Тереньтевский Алексей Дмитриевич Безнасюк Андрей Григорьевич Ветряк Петр Андреевич Кудрявцев Борис Павлович Анисимов Петр Романович Иванов Дмитрий Иванович Кравченко Анна Лазаревна Мисюлевич Вера Павловна Зинченко Екатерина Никитична Глава Владивостока Игорь Пушкарев: – Дорогие ветеран, мы хотим, чтобы вы как можно дольше оставались рядом с нами. Делились своей мудростью, передавали историю страны нашим детям. Мы низко кланяемся вам и благодарим за подвиг. Вы отдали свое здоровье и молодость, чтобы сегодня мы жили в мирное время. Всем нам надо поучиться у вас мужеству, умению самоотверженно любить Родину. Спасибо вам от всех владивостокцев, мы глубоко уважаем вас, желаем душевного спокойствия, внимания близких вам людей и, самое главное, крепкого здоровья.

Автор : Юлия КУЗЬМИНА

comments powered by Disqus
В этом номере:
Cамбистка из Владивостока стала чемпионкой мира
Парламентский форум обещает быть злободневным

Южная Корея войдет в исполнительный комитет Азиатско-Тихоокеанского парламентского форума, который пройдет в столице Приморья

Коммерсант прорубил лыжню через лес

В Приморье будут судить предпринимателя, вырубившего лес в районе Духовских озер Тернейского района под строительство лыжного спуска, сообщили в прокуратуре края

Достойный противник арктических льдов
Достойный противник арктических льдов

Капитан дальнего плавания Вадим Абоносимов посвятил свою жизнь проводке судов от Чукотки до Владивостока

Остановочный интерактив
Остановочный интерактив

В городе работают удобные электронные гаджеты, предоставляющие целый спектр бесплатных услуг

Последние номера
газета
газета
газета
газета