Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Исторический клуб

Сознались – значит виновны

В годы репрессий череду чрезвычайных происшествий на приморской электростанции приравняли к саботажу и измене Родине
Сознались – значит виновны
30 октября в России отметили День памяти пострадавших от репрессий. 75 лет прошло с того страшного 37-го года, когда во многих семьях страны появились «враги народа», «предатели», «участники контрреволюционной группировки». Есть и в истории Артемовской ТЭЦ печальная страница: в 1937 году были арестованы 17 человек, принявших непосредственное участие в строительстве и пуске первой крупнейшей электростанции Приморья. Введение в строй станции имело огромное значение не только для развития экономики края, но и для усиления оборонной мощи региона в связи с все более осложняющимися отношениями с Японией и Германией. В короткие сроки – за 2,5 года – станция была построена и вошла в строй. Но, несмотря на усилия руководства, избежать чрезвычайных происшествий во время строительства и ее эксплуатации не удалось. Одно происшествие за другим – В 1934 году сгорели баня и пекарня. Строительство жилых домов затянулось, и основная масса рабочих жила в палатках до декабря, что вызвало массовые заболевания и увеличение смертности среди женщин и детей. – В 1935 году бойцы знаменитого 38-го батальона жили в палатках. – В 1936 году сгорел жилой барак № 5 во временном поселке строителей. Из­-за огромной текучки – до 70% – кадров на стройке не хватало людей. – А 31 октября 1937 года в котельном цехе произошел взрыв газа с разрушением дымососов 1-го котла. Все эти факты послужили основанием для обвинения руководства станции в саботаже, шпионской деятельности, создании троцкистской организации, готовящей террористические акты по выводу электростанции из работы накануне войны. «Черный воронок» бегал по единственной тогда еще улице поселка энергетиков, принося с собой горе в дома местных жителей. Только в 1938 году было расстреляно 17 сотрудников Артемовской ГРЭС. Позже все они были реабилитированы за отсутствием состава преступления. К сожалению, увидеть лица этих людей мы не сможем. В архивах ФСБ не сохранилось ни одной фотографии. Лишь в музее Артемовской ТЭЦ чудом остался снимок одного из арестованных – Станислава Янкойца, начальника строительства. На черно­белом фото группа первых строителей Артемовской ГРЭС. На переднем плане сам Янкойц со своей супругой Анной Федоровной. У всех радостные и воодушевленные лица созидателей нового мира… Троцкист, диверсант, глава шпионов Пройдет совсем немного времени, и этих людей назовут шпионами и диверсантами. Следственные дела будут объединены общим заголовком «Следственное дело контрреволюционной шпионско-диверсионной организации, действовавшей в системе Дальэнерго (по группе Артем ГРЭС), входившей в состав правотроцкистского заговора на Дальнем Востоке». Чтобы представить себе картину обвинений, достаточно прочитать протокол допроса одного из обвиняемых – начальника строительства. «Янкойц Станислав Михайлович, 1899 года рождения, уроженец Вильно, поляк. В 1918 году служил у белых в польском легионе, с 1920 года состоял в ВКП(б), исключен в связи с арестом, до ареста работал начальником строительства Артем ГРЭС им. С.М. Кирова. – Вы арестованы как руководитель контрреволюционной шпионской диверсионной организации, действовавшей на Артем ГРЭС. Признаете ли вы себя в этом виновным? – Да, признаю. Я действительно по заданию руководства правотроцкистского заговора на Дальнем Востоке возглавлял троцкистскую шпионско-диверсионную организацию. – Что вам говорил Косиор о заговоре? – Косиор заявил, что возвращения троцкистов к руководству страной мы должны добиться любыми путями. На Дальнем Востоке путь этот будет заключаться в захвате власти в момент возникновения военных действий с Японией. По словам Косиора, основное в плане заговора – это отторжение Дальнего Востока от Советского Союза и создание на его территории государства под протекторатом Японии. Развивая эту мысль, Косиор заявил, что наша практическая задача заключается в срыве оборонного строительства, а это значит создать реальные условия для поражения СССР в предстоящей войне с Японией…» Это только маленькая часть из протокола допроса от 3 сентября 1937 года, в котором содержатся признания в срыве строительства, сведения об участии в заговоре множества людей, начиная с самых высоких партийных руководителей и заканчивая рядовыми строителями станции. Фигурируют в том протоколе в качестве заговорщиков и директора крупнейших предприятий края: Освальдт, директор Спасского цементного завода, Воронов, начальник строительства электростанции «Десна», Мальчиков, начальник строительства электростанции КЭТ. Рассказывая о практических мероприятиях, обеспечивающих выполнение задачи, Янкойц признается в том, что работы были сознательно начаты сразу на всех объектах – как второстепенных, так и основных. В результате произошло распыление средств, материалов и рабочей силы. Срывались проектирование и сметная работа, что вызывало массовые переделки и простои рабочей силы. Работы по монтажу системы пылеприготовления и пылесжигания должны были вестись по дефектным чертежам, что в период эксплуатации должно было привести к взрывам угольной пыли. Более того, начальник работал еще и на польскую разведку. Под каждым ответом стоит подпись Янкойца синими чернилами. Не удивляйтесь тому, что он подписался под всеми признательными показателями. В одном из дел есть выписка следующего содержания: «Из показаний подсудимого Силаева Ивана Николаевича на заседании Военного трибунала войск НКВД СССР Приморского края от 13 января 1941 года: «Когда я работал с Федаковым, он послал меня в кабинет к Гохбергу. Я пришел, и Гохберг послал меня с графином за водой. Когда я принес холодной воды, Гохберг взял и вылил эту воду за шиворот арестованному. Последний стоял в наручниках. Я еще раз заходил к Гохбергу и видел, как он надевал наручники арестованному. На одну руку надел, а на другую арестованный не давал надевать. Гохберг снял наручники и стал бить ими арестованного по телу. Фамилии арестованного я не знаю, но это был сотрудник Артем ГРЭС. Я стал говорить Гохбергу, что так нельзя делать, а он пинком выгнал меня из кабинета». Карма НКВД Ничего на этом свете не проходит бесследно. Сломав зверскими методами допроса интеллигентного инженера, сотрудники НКВД сами вскоре предстали перед трибуналом по обвинению «в нарушении социалистической законности». Справка в деле одного из репрессированных показывает, как закончилась жизнь одного из самых жестоких следователей по делу энергетиков Дальнего Востока: «Бывший оперуполномоченный 3-го отдела Приморского областного управления НКВД Гохберг Григорий Исаакович, 1908 года рождения, уроженец м. Переяслав, в период работы во Владивостоке к уголовной ответственности не привлекался. В 1939 году Гохберг работал начальником Куйбышевского РО НКВД Амурской области. По сообщению УКГБ по Амурской области № 1409 от 21 июня 1955 г., Гохберг Г.И. в 1941 г. в Благовещенске покончил жизнь самоубийством». Тяжелое бремя – дочь репрессированных родителей Протоколы допросов – это все, что осталось от целой семьи. Об этом говорят письма жены Станислава Михайловича Янкойца – Анны Федоровны – к председателю Комитета государственной безопасности от 11 июля 1956 года: «От семьи, которую все называли коммунистической семьей, осталась я одна. Мне 54 года, я инвалид 2-й группы, которой нужно помочь, а семью у меня отняли. Мне понятно, что ничего уже нельзя сделать, чтоб вернуть С.М. Янкойца, который погиб невинно. Не вернуть и единственную дочь, которая тоже погибла в результате созданных ей условий как дочери репрессированных родителей. 27 августа 1937 года органами МГБ г. Владивостока был арестован мой муж Янкойц Станислав Михайлович 1899 года рождения. При его аресте была отобрана сберегательная книжка на имя Янкойц Анны Федоровны на сумму 16000 рублей, облигации на сумму 11000 рублей и описаны вещи мужа. 14 октября я также была арестована и осуждена особым совещанием как ЧСПР сроком на 5 лет. В 1947 году на основании моего заявления в мае из МВД Приморского края мне было возвращено 9440 рублей, а остальная сумма 6556 рублей, как доля мужа, не была возвращена. Мой муж Янкойц Станислав Михайлович решением военной коллегии Верховного Суда СССР реабилитирован за отсутствием состава преступления 26 мая 1956 года. По сведениям, данным мне в военной коллегии, Янкойц С.М. скончался 16 апреля 1939 года. Я реабилитирована Военным трибуналом Тихоокеанского флота 13 декабря 1955 года за отсутствием состава преступления. Прошу вас возвратить мне оставшуюся сумму по лично мне принадлежавшей сберегательной книжке, стоимость облигаций и конфискованного имущества». От автора. Все сведения этой статьи основаны на фактических материалах. Они важны тем, что приоткрыли страничку истории, о которой необходимо помнить, чтобы она больше никогда не повторилась. Во время Гражданской войны белоказаки забили плетьми до смерти мою бабушку­-казачку – за то, что мой дедушка и два дяди служили в Красной Армии. 4 ноября был День народного единства. Кажется, настало время прощения… Справка «В» В 1938 году было ареставано 17 сотрудников Артем ГРЭС. Это были начальник строительства Янкойц Станислав Михайлович, начальник технического отдела Воздвиженский Иван Иванович, начальник строительного отдела Мкртумян Эрвин Карапетович, сторож Ярошенко Иван Александрович, экономист Сергей Григорьевич (фамилия неизвестна), инженер Карнатовский Петр Ильич, старший мастер котельного цеха Котов Константин Иванович, рабочий лесозавода Ли Бон Гван, мастер турбинного цеха Кривуляк Семен Селиверстович, начальник планового отдела Радопулос Николай Сергеевич, дежурный инженер Панк Юрий Карпович, инженер строительства Романов Аркадий Михайлович, инженер по эксплуатации Филипповский Ардалион Петрович, инженер планового отдела Алтынов Иван Петрович, начальник турбинного цеха Глазков Иван Алексеевич, начальник монтажных работ Эйзлер Борис Петрович.

Автор : Наталья ЮШИНА, руководитель музея Артемовской ТЭЦ

В этом номере:
Преступление и наказание - игра умов
Преступление и наказание - игра умов

Накануне своего – игра умов профессионального праздника полицейские констатировали: год выдался богатым на резонансные преступления

История одного ремонта
История одного ремонта

Бригадой опытных строителей- специалистов оказались узбечка Нина и ее безымянный земляк

А за SMSку и под суд можно
А за SMSку и под суд можно

Оказывается, есть управа на рекламу по мобильному!

Не день, а сплошное единение
Не день, а сплошное единение

Сразу несколько памятных дат отметили владивостокцы в минувшее воскресенье

Если ребенок начал врать по-взрослому
Если ребенок начал врать по-взрослому

Отделяем детскую фантазию от детского вранья

Последние номера
газета
газета
газета
газета