Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Исторический клуб

Чтобы с боем взять Приморье... Но по договоренности

В конце первого десятилетия прошлого века Россия могла потерять свою восточную окраину
Чтобы с боем взять Приморье... Но по договоренности
Когда-то эту дату – 25 октября 1922 года – знали все школьники Приморья. Даже улица Алеутская во Владивостоке была переименована в улицу 25 Октября (впрочем, в 1992 году ей вернули прежнее название). В этот день – ровно 90 лет назад – Владивосток был освобожден от иностранных интервентов. Именно так в годы, когда не было принято соблюдать политкорректность, называли военные силы иных государств, пришедшие на нашу землю без приглашения... Все флаги «в гости» к нам Интервенция на Дальнем Востоке началась с восстания белочехов, как их называли в советское время. Разумеется, никакими белыми, по сути, они не были. Чехословацкий корпус, участвовавший в войне против Германии, весной 1918 года был направлен через Сибирь во Владивосток, чтобы далее следовать во Францию. В мае в городе скопилось до 16 тысяч чехов, однако судов для их перевозки здесь не оказалось... 29 июня 1918 года белочехи арестовали городской совет и разоружили красногвардейцев. С военных кораблей, стоявших на рейде, были высажены десанты японцев, англичан и американцев. Состоялся парад иностранных войск, была подписана декларация, объявившая Владивосток подконтрольным. «Декларация представителей союзного командования об объявлении Владивостока состоящим под международным контролем, 6 июля 1918 г. Ввиду опасности, угрожающей Владивостоку и союзным силам, здесь находящимся, от открытой и тайной работы австро-германских военнопленных, шпионов и эмиссаров, город и его окрестности берутся под временную охрану союзных держав и будут приняты все необходимые меры для защиты как от внешней, так и внутренней опасности. Все приказы, изданные до сего времени чехословацким командованием, остаются в силе... Настоящий акт делается в духе дружбы и симпатии к русскому народу, а не какой­-либо политической фракции или партии...» Под декларацией подписались адмирал Найт, главнокомандующий Азиатским флотом США, Като, вице-адмирал императорского японского флота, Пэйн, капитан Британского королевского флота, полковник Парис, начальник французской военной миссии, капитан чехословацкой армии Бадюра, он же комендант Владивостока, и даже капитан Лю, командир китайского крейсера «Хай-Юн». Этот «акт в духе дружбы и симпатии», названный позже интервенцией, продлился более четырех лет... Окаянные годы Все эти годы Владивосток являл собой невообразимую смесь трагедии и фарса. Вот свидетельство очевидца М. Щербакова – журналиста, работавшего здесь тогда: «Чего-­чего там только не было: и парламенты с фракциями, и армия, и журналы, и университеты, и съезды, и даже – о, архаизм! – Земский собор. Точно вся прежняя Россия, найдя себе отсрочку на три года, микроскопически съежилась в этом каменном котле... Странная жизнь текла тогда во Владивостоке: тревожно острая, несуразная, переворотная... И каких только людей туда не выносило: вот какой­-нибудь бородатый до самых глаз дядя продает «ходе»-китайцу мешочек золотого песка. А рядом меняет свои лиры оливковый поджарый итальянчик и мерно работает челюстями рубленый янки­-матрос. И повсюду – неусыпное око – шныряют коротконогие японцы, кишевшие во всех концах города и расползшиеся по всем фортам могучей прежде крепости. Точно муравьи на холодеющей лапе недобитого зверя...» Казалось, что Россия уже потеряла свою восточную окраину – ее всерьез «осваивали» японцы, не оставались в стороне и американцы. Но 6 апреля 1920 года была создана Дальневосточная республика – «красный буфер» между РСФСР и интервентами. В то время в Забайкалье находилось свыше 40 тысяч японских войск, а во Владивостоке и на линии Уссурийской железной дороги – 85 тысяч. Открывать военные действия с ДВР – формально демократической страной – Япония не решилась и к 15 октября 1920 года вывела из Забайкалья все свои войска. В августе 1921 года начались переговоры с ДВР, которые тянулись почти 8 месяцев, до апреля 1922 года. На краю России 26-27 мая 1921 года силами семеновцев и каппелевцев во Владивостоке был совершен очередной переворот. Власть взяло Временное Приамурское правительство во главе со Спиридоном Меркуловым; членом правительства был и его брат. В конце 1921 года белые под руководством генерала Молчанова прошли с боями все Приморье и даже взяли Хабаровск. Но уже в феврале 1922 года части Народно-революционной армии (НРА) ДВР под командованием Василия Блюхера повели решительное контрнаступление. 5 февраля начались бои за Волочаевку, 14 февраля был освобожден Хабаровск, 1 марта – Бикин. Фронт временно остановился в районе станции Шмаковка, занятой японцами. Известный поэт и колчаковский офицер Арсений Несмелов, приехавший во Владивосток из Маньчжурии весной 1920 года и бывший здесь редактором «Владиво-Ниппо», японской оккупационной газеты, писал так: «Трагедия борьбы белых с большевиками в то время на Востоке уже выродилась в комедию. Не «опереточными» ли правительствами называла владивостокская пресса всех этих Медведевых, Меркуловых и, наконец, Дитерихсов с их «воеводствами», «приходами» и прочим? Разве не комичны были наши «парламенты» и «нарсобы», где меркуловский «премьер­-министр», бия себя в грудь, клялся кого-то сокрушить?». Настал конец и «меркуловщине». 8 августа 1922 года Земский собор, состоявшийся во Владивостоке, избрал нового правителя Приамурского земского края – генерала Дитерихса. Собор решил восстановить на Дальнем Востоке монархию, создал земскую рать и решил продолжить борьбу с большевиками. Но... к тому времени прошли международные конференции в Дайрене и Чанчуне, в Вашингтоне и Генуе, где Япония заявила о выводе своих войск из Приморья. Он начался в конце августа 1922 года. Оставленные японцами оборонительные укрепления под Спасском заняли войска земской рати, надеясь остановить здесь НРА, которой в это время командовал уже Иероним Уборевич. Неожиданный финал Приморье было действительно, как в известной песне, «взято с боем». В начале октября 1922 года отгремели «штурмовые ночи Спасска», затем освобожден Никольск­-Уссурийск, а 21 октября на станции Океанская части НРА столкнулись с японскими войсками. Во избежание напрасного кровопролития 23 октября на станции Угольная главком Уборевич встретился с консулами США, Англии, Японии и представителями японского военного командования. Была достигнута договоренность о том, чтобы во Владивостоке консулами были взяты под защиту сторонники ДВР и коммунисты, а после входа частей НРА – чтобы не было репрессий против белых. Впрочем, все сочувствующие белым, как и они сами, уже спешно эвакуировались. Именно в эти дни из Владивостока ушли последние корабли Сибирской военной флотилии адмирала Старка и гражданские суда с примерно 10 тысячами беженцев, а остатки войск перешли границу с Китаем и Кореей. Генерал-майор Петров, начальник штаба армии генерала Дитерихса, оставил такие воспоминания: «16 октября 1922 года мы вернулись во Владивосток и застали там страшную растерянность. Порядок в городе охранялся офицерским батальоном. Все тыловые учреждения прекратили работу; начался саботаж, а затем и забастовки. Люди заботились только о том, как бы выбраться или приготовиться к встрече красных войск. А нам нужно было вывезти все семьи военнослужащих, беженцев, часть груза, военно-учебные заведения, больных, раненых. Задачи эти казались непосильными, так как средств для перевозки всего этого не хватало... Японское военное командование в конце концов сдалось на просьбы, и, кажется, 20-го началась переброска семей в Посьет на японских транспортах... Красные следовали по пятам, но особенно не наседали». 24 октября на станции Седанка прошли переговоры между уполномоченным главкома НРА Смирновым и генерал­-майором японской императорской армии Сибаяма. Было достигнуто соглашение о порядке занятия Владивостока: в 10 часов утра 25 октября на станции Первая Речка представители японского командования должны были передать представителям НРА ключи от складов вооружения и другого имущества, охраняемых японцами; после 12 часов части НРА могли беспрепятственно продвигаться к Владивостоку; к 16 часам части японской армии должны были покинуть город, его окрестности и прилегающие острова. Все прошло по плану: около 16 часов 25 октября 1922 года части НРА ДВР вошли во Владивосток со стороны Первой Речки, а приморские партизаны – с Луговой; на вокзальной площади состоялся парад войск НРА. Эта дата считается днем освобождения Приморья от интервентов (раньше еще добавляли – и белогвардейцев). 90 лет назад закончилась кровавая пятилетка Гражданской войны и интервенции на Дальнем Востоке. В боях, от ран и болезней с той и другой стороны погибло около 80 тысяч человек, за границу – в основном в Китай – эмигрировало около 150 тысяч наших соотечественников, не принявших новую власть. Но теперь 25 октября 1922 года стало не столько днем победы красных над белыми, как долгое время говорили историки, сколько днем обретения Россией независимости от чужого военного влияния.

Автор : Иван ЕГОРЧЕВ

В этом номере:
Не так страшен пристав...
Не так страшен пристав...

По просьбе «В» начальник судебных приставов Первореченского района краевого УФССП рассказал, какая она – эта служба

Я хочу, чтобы и у вас была хорошая жизнь...
Я хочу, чтобы и у вас была хорошая жизнь...

Департамент социальной защиты Приморского края провел акцию «Письма внуков», чтобы напомнить подрастающему поколению об одиноких пожилых людях

Адвокаты разъяснили, кому помогут безвозмездно

Во Владивостоке члены Адвокатской палаты Приморья рассказали о категориях граждан, имеющих право на бесплатную юридическую помощь

«Луч» вернул себе лидерство
«Луч» вернул себе лидерство

Желто-синие вновь заняли первое место, утерянное в прошлом туре

Нашел диагноз в Интернете?
Нашел диагноз в Интернете?

Пора к психиатру

Последние номера
газета
газета
газета
газета