Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Главное

Первая тачка досталась цесаревичу

Царский дом по-царски жаловал град нашенский
Первая тачка досталась цесаревичу
Совершаемый в эти дни визит в Приморье Ольги Николаевны Куликовской-Романовой заметно повысил интерес общественности к правителям дореволюционной России, конкретно к тем, кто так или иначе был связан с будущей столицей Приморья. Практически с первых дней появления поста на берегу бухты Золотой Рог, трансформировавшегося впоследствии в военный порт и город, верховная власть держала под постоянным контролем становление, развитие и укрепление форпоста на Тихом океане. Не счесть императорских указов и распоряжений, касающихся дальневосточной окраины. Но помимо указующей и организующей роли дом Романовых содействовал еще, так сказать, и личным участием. В течение всего дореволюционного периода во Владивостоке побывали семь представителей августейшей династии. Каждый приезд становился не только громадным событием общественно-политического порядка в жизни города и края, но и являлся определенной вехой, нередко даже судьбоносной. Сошел с фрегата «Светлана» на улицу… Светланскую Первым представителем дома Романовых, ступившим на приморскую землю, был четвертый сын императора Александра II великий князь Алексей Александрович, посетивший город, который таковым официально еще не значился. Случилось это знаковое событие в конце апреля – начале мая 1873 г. 23-летний лейтенант в качестве старшего офицера плавал на фрегате «Светлана», совершавшем кругосветное плавание. Первая попытка подойти к причалу в декабре 1872 года не получилась из-за тяжелых льдов, и только в апреле следующего года удалось высадиться на берег, причем сначала на территорию современного Хасанского района. Великий князь посетил Новокиевский пост, другие населенные пункты, знакомился с жизнью в корейском селении Тизинхе. 27 апреля прибыли во Владивосток. Высокий гость знакомился с жизнью военного порта, которому только-только был придан статус главного военного порта России на Тихом океане. На встрече с флотскими командирами и представителями гражданского сословия Алексей Александрович неизменно подчеркивал необходимость поднятия культурного уровня населения. А чтобы слова не расходились с делом, подал личный пример: пожертвовал личные средства на организацию библиотеки, к слову, первой на Дальнем Востоке. Пешком обошел весь город, был прост в общении как с деловым народом, так и с простыми обывателями, с удовольствием охотился в тайге. Благодарные горожане увековечили первый визит монаршего лица – в его честь гора Успенская, что вверх от здания старого почтамта, была переименована в Алексеевскую, а улица Американская стала Светланской. Пророчески предсказал стратегическое значение Владивостока Вторым из Романовых побывал в наших краях великий князь Александр Михайлович, причем заходил в течение двух лет подряд – 1987-88 гг., будучи в звании мичмана и являясь членом экипажа крейсера «Рында», совершавшего кругосветное плавание. При сходе в первый раз на берег случился забавный конфуз. Городские власти намеревались устроить встречу по высшему разряду, но их пыл охладил командир корабля капитан первого ранга Авелан, пояснивший, что его высочество – рядовой офицер, а посему в соответствии с уставом и должностными обязанностями почести не полагаются. Впрочем, отсутствие знаков внимания меньше всего трогало молодого мичмана. Он целыми днями пропадал в береговых частях, на батареях, сблизился с местными любителями охоты и все свое свободное время пропадал с ружьишком на островах – Путятина, Аскольд, Рикорда. Не чурался и различных общественных мероприятий. В частности, стал одним из организаторов первых в истории Приморья спортивных состязаний – парусных и шлюпочных гонок по заливу. Принял участие в закладке музея Общества изучения Амурского края и одним из первых внес на строительство 1000 рублей из своего офицерского содержания. Но более всего уделял внимание социальным вопросам. Совершая поездки по Приамурскому краю, он неоднократно жертвовал средства на нужды церквей и школ, нуждающимся слоям населения. По сему поводу даже вышел на военного губернатора Приморской области Баранова. «…У меня, – указывал великий князь в обращении к губернатору, – явилась душевная потребность оказать помощь тем, которые потеряют здоровье и силы – или впадут в несчастье в этом крае, а также бедным сиротам. Поэтому, с одобрения августейшего родителя, получаемое мною штатское офицерское по службе содержание жертвую на благотворительные цели Приморской области…» «Если же, – заключает великий князь в своем обращении, – капитал возрастает до размеров таковых, что можно будет учредить больницу, то буду очень рад, если на жертвуемые мною средства таковая устроена…» Александр Михайлович прослужит в Морском министерстве еще без малого четверть века, и каждый год в Приморье исправно будет поступать не менее четырех тысяч рублей. Несколько ранее неугомонный представитель дома предложил основать Общество любителей охоты, дабы положить конец «варварскому истреблению оленей манзами» на острове Аскольд. Инициатива была поддержана. Причем коснулась не только Аскольда и не только сохранения оленьей популяции... Но прежде всего великий князь вошел в историю как горячий сторонник усиления российского морского присутствия на восточных рубежах. Еще в 1896 году он представил императору Николаю Второму записку «Соображения о необходимости усилить состав русского флота в Тихом океане», в которой аргументированно доказывал, что «вопросы о преобразовании Владивостока в первоклассный военный порт и создании сильного Тихоокеанского флота не подлежат ни малейшему сомнению и должны стать на первую очередь… Не следует жалеть средств на создание этого флота и его базы, первоклассного военного порта во Владивостоке… Мы, может быть, не увидим плодов всех теперешних начинаний, но наши потомки вполне оценят все усилия…» В своих «Соображениях…» великий князь сделал глубокий вывод, что война с Японией будет неизбежной, и даже назвал время начала военных действий – 1903-04 (на эти годы, по его данным, планировалось завершение в Японии морской строительной программы). Эти прогнозы, заметим, были высказаны за восемь лет до нападения на Порт-Артур… Царь первым взялся за тачку Бесспорно, самым значимым событием в череде высочайших визитов стал приезд цесаревича великого князя Николая Александровича Романова. Весной 1891 года наследник престола, завершая кругосветное плавание на крейсере «Память Азова», добрался до родной земли. Из 42 дней, проведенных им в Приамурском крае, 11 пришлись на Владивосток. Эти дни дали мощный импульс развитию не только города, но и всей восточной окраины. Жители края воочию убедились, что центральная власть не на словах, а на деле начинает проявлять заботу. Много чего успел Николай за эти 11 дней – дать старт строительству Великого Сибирского пути, заложил первый камень в основание железнодорожного вокзала, принял участие в закладке памятника дальневосточному первопроходцу, адмиралу Г. И. Невельскому, на территории военных мастерских (будущего Дальзавода. – Прим. авт.) при его непосредственном участии было начато строительство первого на Тихоокеанском побережье сухого дока – отныне военный флот получал возможность ремонтироваться, не покидая порт. Венцом судьбоносного визита стал высочайший рескрипт императора Александра III, который цесаревич огласил перед строителями железной дороги: «Повелев ныне приступить к постройке сплошной, через всю Сибирь, железной дороги, имеющей соединить обильные дары природы сибирских областей с сетью внутренних рельсовых сообщений, я поручаю вам объявить таковую волю мою, по вступлении вновь на русскую землю, после обозрения иноземных стран Востока. Вместе с этим возлагаю на вас совершение во Владивостоке закладки разрешенного к сооружению за счет казны и непосредственным распоряжением правительства Уссурийского участка Великого Сибирского рельсового пути. Знаменательное участие ваше в начинании предпринимаемого дела послужит полным свидетельством душевного моего стремления облегчить сношения Сибири с прочими частями империи и тем явить сему краю, близкому моему сердцу, живейшее мое попечение о мирном его преуспеянии…» Текст рескрипта вскоре был опубликован практически всеми зарубежными газетами, вызвал всевозможные комментарии во многих странах мира – начатое во Владивостоке строительство самой протяженной в мире железной дороги признавалось одним из значительнейших событий конца XIX века… * * * Мы рассказали только о трех представителях дома Романовых, причем вкратце, конспективно. Не менее значимы были и другие фигуры. Великий князь Кирилл Владимирович воевал в Порт-Артуре, чудом спасся во время гибели броненосца «Петропавловск». Великий князь Сергей Михайлович опекал крепостную артиллерию, одна из батарей на острове Русском была названа в его честь Великокняжеской, был покровителем коннозаводства Приморье. Великий князь Константин Константинович слыл одним из самых образованных представителей императорской фамилии, писал стихи, имевшие широкое хождение по России, переводил Шиллера, Гете. Правда, свои поэтические опыты издавал анонимно, под инициалами К. Р. Во Владивостоке сдружился с местной творческой интеллигенцией. Седьмой и последний визит представителя царствующего дома Романовых на российский Дальний Восток состоялся в январе 1916 года, когда сюда прибыл великий князь Георгий Михайлович, внук императора Николая I. В Приморье он оказался проездом, возвращаясь из Японии, где провел исключительно успешные переговоры на предмет оказания России военной помощи в Первой мировой войне. Его информация о благоприятных союзнических отношениях со Страной восходящего солнца была воспринята военными-дальневосточниками с большим удовлетворением. 22 января 1916 года Георгий Михайлович отбыл из Владивостока. Уезжая, он и помыслить не мог, что очень скоро грянет февраль 17-го, за ним – октябрь, все договоренности с японцами пойдут прахом, а ему, верой и правдой служившему Отечеству, останется жить немногим более двух лет… Судьба большинства августейших «земляков» сложилась трагически. В Екатеринбурге были расстреляны царь Николай вместе с семьей, в Петрограде – вынесен большевистский приговор Георгию Михайловичу. Остается сказать, что ряд объектов в Приморье получил названия в честь тех представителей династии Романовых, которые у нас не бывали. В частности, Марфо-Мариинская обитель милосердия на Седанке носит имя трагически погибшей при большевиках великой княгини Елизаветы Федоровны. А одна из больниц в городе была названа в честь великой княгини Ольги Александровны Куликовской, свекрови сегодняшней гостьи Владивостока Ольги Николаевны Куликовской-Романовой; на здании больницы была установлена соответствующая памятная доска…

Автор : Владимир КОНОПЛИЦКИЙ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Тигры в городе!
Тигры в городе!

Столица Приморья отметила уникальный праздник

Соскучились по горяченькой
Соскучились по горяченькой

Владивосток готовится к отопительному сезону

Реинкарнация шин: из покрышек в покрытия
Реинкарнация шин: из покрышек в покрытия

Как сделать стадион из старых колес

Теневая зона недвижимости
Теневая зона недвижимости

Рынок жилья во Владивостоке перегрет, а цивилизованных игроков все нет

Первая тачка досталась цесаревичу
Первая тачка досталась цесаревичу

Царский дом по-царски жаловал град нашенский

Последние номера
газета
журнал
газета