Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Персона

Мельников на связи!

Он подарил Приморью цветное телевидение, цифровую связь, сотовые сети...
Мельников на связи!
20 сентября юбилей – 80-летие – будет отмечать почетный гражданин Владивостока Геннадий Мельников. Более 30 лет Геннадий Васильевич отдал работе связиста. Да что там! На его долю выпало преодолевать одно за другим: наладить в Приморье телевещание, решить проблему телефонизации, запустить сотовую связь… Да на трудовой биографии Геннадия Мельникова можно изучать историю развития связи в Приморье… Я помню каждую траншею В Чугуевском районе Приморья в послевоенные годы, как у Гоголя, сто верст скачи, никуда не доскачешь. До райцентра от села Самарка, где жила семья Мельниковых, 90 километров. В селе была школа­-семилетка. А кто хотел учиться дальше, мог выбирать: или каждый день в райцентр и обратно топать, или поступать в ремесленное. – Вот я и поехал во Владивосток, – говорит Геннадий Мельников, – в училище, где давали общежитие и было полное государственное обеспечение. Ремесленных училищ тогда в краевом центре было шесть, туда шла практически вся молодежь после семилетки! Почему именно ремесленное связи? Потому что туда было не так просто попасть – иметь семь классов и даже вступительные экзамены сдать. Мне хотелось проверить себя. И вообще работа связиста была престижнее, а названия профессий: связист, оператор – звучали интеллигентнее, чем слесарь и токарь… После окончания училища Генка Мельников, совсем еще пацан, попал по распределению на центральный телеграф, работал там монтером четыре года. Пока работал, окончил вечернюю школу – стал старшим техником, а в 1955 году поступил в ДВПИ на электротехнический факультет. – За эти годы я понял, – говорит Геннадий Васильевич, – что связь – это мое. Узнал историю связи, можно сказать, изнутри, потому что мне выпало счастье общаться с людьми, работавшими в связи еще до революции. Это были интеллигентные, тонкие люди, истинная техническая элита. Сегодня таких лиц, таких людей нет. Это объективно. Они были личности с большой буквы! Вот так, общаясь, узнавая больше, я прикипел к этой работе… В 1963 году я получил предложение поработать прорабом на строительстве кабельной линии связи Москва – Владивосток. Это была самая длинная в мире кабельная магистраль. Мой участок был Владивосток – Уссурийск. Я там не то что каждую траншею – каждый участок земли помню! А в поселке Трудовое мы построили подземную телефонную станцию – на случай войны. Она не предоставляла услуги, но дублировала технические средства городской междугородной телефонной станции. Если Владивосток подвергнется удару и телефонная станция будет разрушена, эта приступит к работе. В 1964 году во Владивостоке образовалось СМУ «Союзтелефонстроя» – первое на Дальнем Востоке. Оно строило телефонные станции, сети по всему региону до Читы. Прораб Геннадий Мельников, работая там, строил во Владивостоке телефонную станцию на проспекте 100 лет Владивостоку – шестерку, 23-ю станцию на Беговой, 22-ю на Ленинской, 29-ю в Мингородке. – В то время во Владивостоке был страшный, просто страшный телефонный голод, – говорит Геннадий Васильевич. – Всего-то в городе было установлено 11 тысяч телефонов, а на очереди стояло 140 тысяч человек. А на весь край была установлена 41 тысяча телефонов. Сегодня даже представить невозможно такую ситуацию. «Такие должности предлагают раз в жизни»… В 1966 году Геннадий Васильевич приступил к работе в должности заместителя начальника управления связи по строительству. – Работа была новая, но очень интересная, – рассказывает Геннадий Мельников. – Не боги горшки обжигают, в этом я точно убедился. Как раз появилось постановление правительства о телефонизации сельской местности. Вот так я стал заниматься уже не только Владивостоком, но и всеми районами края. Скажу честно, не все было благополучно с этой программой, во многих колхозах и совхозах были затруднения: нет помещений, к примеру. Но работу мы выполняли и даже вышли на одно из ведущих мест в РСФСР. Четыре года отдано было этой работе, а потом я стал главным инженером управления связи. Это уже была не только стройка, но и развитие сетей, обслуживание оборудования и предоставление услуг на высоком уровне качества. А в 1972 году пригласил Геннадия Мельникова к себе первый секретарь крайкома КПСС Виктор Ломакин… И сказал: «Начальник управления уходит на пенсию. Мы искали, не скрою, замену ему даже в министерстве. Но кто из центра поедет на периферию? Или пенсионер, или проштрафившийся. Нам это не нужно. Поэтому мы остановились на твоей кандидатуре. Готов?» – Я опешил, – говорит Геннадий Васильевич. – Но ответил честно: в должности главного инженера я как бы в тени, а тут ведь буду отвечать за все. А Виктор Павлович мне сказал: «Такие должности предлагают раз в жизни. И если предлагают, доверяют, то расшибись, но оправдай доверие. Так как?». И я согласился. Вернулся на работу, а там уже лежит телеграмма: вылететь в Москву для утверждения в должности. 1 сентября 1972 года Геннадий Мельников стал начальником управления связи Приморского края. Свалилось на него сразу столько – и не описать! Всего через два года он обеспечивал связь во время встречи Леонида Брежнева и президента Форда. И на каждом бюро крайкома, на заседаниях крайисполкома свежеиспеченному начальнику предъявляли список: телефонов нет, телефоны скрипят, газеты плохо доставляют, почтовые работники и телефонистки грубят. Целый шквал претензий! – Председатель крайисполкома мне говорит: мы на одном из последних мест в России по насыщенности и качеству связи. Что будем делать? Почему не принимали меры? – вспоминает Геннадий Васильевич. – Но ведь была в этом правда. По развитию связи мы стояли примерно рядом с Тувой. Мне обидно стало: что ж мы, рыжие? Стали анализировать. Вызывать я стал своих замов и уже предметно спрашивать: вот, к примеру, скорость передачи телеграмм что, проблема? Кабельная магистраль проложена, каналы связи есть, значит, причина в расхлябанности операторов, в отсутствии контроля с вашей стороны. Если еще появится в статистике замедление телеграмм, будем делать оргвыводы. И так по всем показателям работал. Основные принципы работы всегда были одни: точное исполнение своих обязанностей, доскональное; порядочность – лжи, обмана я не выношу; доброжелательность. Сам так работал и от других требовал. Обо мне говорили всегда: строгий, но справедливый. И чтобы телевидение цветное! Трудно представить, что когда-­то такой привычный всем «зомбоящик» был в домах едва ли не редкостью… Что во всем Приморье телепередачи шли только во Владивостоке. И всего одна программа! А ведь так и было… – И то, – вспоминает Геннадий Васильевич, – телепередачи транслировались через военный спутник, и военные то и дело грозили отключить трансляцию. В каждом селе, куда бы ни выезжало краевое начальство, спрашивали: когда у нас будет телевидение?! И решили мы с Виктором Ломакиным начать строительство. Во­-первых, приемной станции, чтобы принимать программу «Орбита» со спутника; во-вторых, сеть радиорелейных линий и передатчиков, чтобы вещание распространить на край. Первая линия была Владивосток – Дальнегорск. Нелегко было! В некоторых селах электроэнергии не было, представляете? А построить вышки на сопках в тайге? А денег нет… Деньги я, по сути, с миру по нитке собирал. К угольщикам, к рыбакам ходил – ваши же поселки по линии стоят, вашим людям телевидение ведем. Некоторые с удовольствием выделяли, некоторые сразу отказывали, мол, телевидение – баловство. Вот так и насобирал. Но ведь деньги-то надо освоить! Самое сложное – купить оборудование. В то время в год в стране выпускалось 100 телепередатчиков, а нашему краю нужно было 15 минимум. С большими сложностями, но построили мы эту линию, затем и другие районы стали охватывать, смогли начать цветное вещание. А знаете, почему станцию приема «Орбиты» нам помогало министерство связи строить? Потому что во время своего визита в СССР Ким Ир Сен посетовал: очень хочет смотреть матчи европейского футбола, а возможностей в КНДР нет. И мы повели ветку на Хасанский район и на КНДР… А территория у нас какая! Сопки, тайга, до Тернея 800 километров! Разве можно нас сравнивать с Оренбургской областью, к примеру, где степи, или с Липецкой, которая размером с ноготок… Но терпение и труд все перетрут – к 80-м годам мы вышли на 8-е место в России по охвату территории телевидением. Если связи нет – это паралич – Вы же и сотовую связь начинали во Владивостоке? – Да… Когда она уже во всем мире была, мы и представления о ней не имели. Помню, был я в Гонконге, нам там всем выдали по сотовому телефону. Чудо! Когда сотовая связь добралась и до России, министерство приняло решение лицензии выдавать только иностранным компаниям. Мы были в шоке от такого решения. И критиковали, и просили – нет, иностранцы инвестиции принесут, говорят нам. А то, что такую доходную часть бизнеса отдаем в чужие руки, это ничего? Но я вам скажу: в то время никто не верил, что через пять-шесть лет мобильные телефоны и у детей будут. И вот пришли ко мне иностранные партнеры, вместе мы стали выбивать лицензию, частоту… Два года ушло! Вот так и появился «Примтелефон», который сегодня вошел в состав МТС. А сколько было проблем, когда началась приватизация и министерство связи разрешило структурам выходить из состава управления. Ох, что началось… Междугородная телефонная станция – она высокоприбыльная – вдруг решает: отделимся и будем самостоятельными. Узел связи в Арсеньеве вдруг тоже взбрыкивает: мы хотим отделиться. Я у них спрашиваю: вы готовы платить за аренду здания, за каналы связи? Вы понимаете, какие это деньги? Чудом, просто чудом удержал тогда всю структуру от распада. И вот идет выездная коллегия министерства связи в Южно­-Сахалинске. Ругают: Амурская область, Сахалинская, Хабаровский край – по зарплате задолженность, за каналы связи не платят… А Приморье, надо же, налоги платят, зарплата растет. Чем вы это объясните, спрашивает меня замминистра. И я честно сказал: тем, что мы не рассыпались, что сохранили единую структуру. А как на меня кричали, когда у нас стала расти зарплата и мы стали третьими по краю в этом смысле! Какой-то инженер, возмущались, получает больше, чем доярка, а она в таких тяжелых условиях работает. Помню, Евгений Наздратенко сказал таким крикунам: хорошо работают – хорошо получают. А я думал про себя: когда мои инженеры по 60 рублей получали, вы помалкивали, а теперь вас заело? А я плевал на тарифные сетки, платил людям достойно! Мы базу отдыха построили, пенсионерам стали выплаты делать, к нам люди стали приходить на работу, проситься… С красными дипломами! И говорили нам: у вас тут оазис, потому что во всем крае были дикие задолженности по зарплате. Оазис… Не оазис, а место, где человек получает достойную плату… 30 с половиной лет я проработал руководителем связи в Приморье. Отдавал по максимуму – себя, свои силы, ум… Но максимума сделать, наверное, мне не удалось. Хотя мы очень стремились! Но тем, что сделал, могу гордиться. Это правда. Геннадий Васильевич Мельников, чугуевский парнишка, когда-­то выбравший делом жизни связь, может называться первопроходцем с полным на это правом. Честь и почет!

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Окно в мечту открылось во Владивостоке
Окно в мечту открылось во Владивостоке

Всемирно известный канадский художник Карлито Дальседжио расписал городскую стену рядом с кинотеатром «Океан»

Горожан просят запастись водой

Владивостока на сутки будет отключена от водоснабжения

Вандалы попали в видеокамеру

В подземных переходах Владивостока начали работать камеры видеонаблюдения

«Примводоканал» напрашивается на судимость
«Примводоканал» напрашивается на судимость

Владивостокский трамвай встретит свое 100-летие на временном маршруте

Пушкарев наградил Дарькина

В воскресение вечером в одном из ресторанов открывающейся вскоре набережной Цесаревича прошел торжественный прием мэра Владивостока – в связи с 10-летием фестиваля «Меридианы Тихого»

Последние номера
газета
газета
газета