Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Экономика, финансы

ЛуТЭК остается химерой?

О создании Лучегорского топливно-энергетического комплекса, когда бы под одной крышей работали Приморская ГРЭС и крупнейший угольный разрез, сейчас много спорят в крае.

О создании Лучегорского топливно-энергетического комплекса, когда бы под одной крышей работали Приморская ГРЭС и крупнейший угольный разрез, сейчас много спорят в крае.

Однако эта идея родилась не сегодня. Еще в начале 60-х проектировщики Приморской ГРЭС, используя мировой опыт, решили “посадить” мощнейшую на Дальнем Востоке тепловую электростанцию непосредственно у выхода на поверхность буроугольных пластов богатейшего Бикинского месторождения. С этой целью было даже налажено производство котлов именно под это топливо. Ожидаемый эффект поначалу вроде бы оправдывал колоссальные затраты: открытые разработки даже такого низкокачественного угля при самых мизерных транспортных расходах обеспечивали выработку самой дешевой в регионе электроэнергии - чуть ли не на уровне той, что вырабатывается на гидроэлектростанциях. По расчетам того времени, энергии ГРЭС с лихвой хватило бы не только Приморскому и Хабаровскому краям, но можно было бы часть ее даже продавать соседнему Китаю.

Однако наши умные проектировщики изначально не учли одного существенного обстоятельства. У печки, если принять за нее ГРЭС, и у топлива (разреза) были и остаются свои хозяева, каждый со своими интересами и возможностями. И строились, и развивались они под началом своих ведомств, угольного и энергетического, которые выколачивали из Госплана средства, зачастую не учитывая интересы и возможности другого. В нашей “плановой” экономике всегда своя рубашка была ближе к телу.

В результате Приморская ГРЭС сумела развиться быстрее угольного разреза: в середине 80-х она уже имела 9 энергоблоков общей мощностью 1200 мегаватт. Угольный же разрез из-за недостаточного финансирования как раз к этому времени начал отставать в развитии: достигнув наивысшей выработки - почти 9 миллионов тонн угля в год, к началу 90-х он уже снизил добычу почти вдвое. Причины этому были, они, собственно, остаются и сейчас: и прежнее министерство угольной промышленности, и сегодняшнее РАО “Росуголь” оказались в тяжелых веригах из-за устаревших крайне убыточных шахт. Именно по причине снижения добычи угля в разрезе Приморская ГРЭС вынуждена была завозить уголь с разрезов Восточной Сибири, чтобы загрузить работой хотя бы 50-70 процентов своих энергетических мощностей. С того момента и заговорили громко в Приморье об энергетическом кризисе и чуть ли не самом дорогом в России киловатте. Хотя местные специалисты - и энергетики, и угольщики - забили тревогу еще в конце 80-х, но тогда эти их предупреждения оказались гласом вопиющего в пустыне.

Совсем недавно, в самый разгар “тарифной войны” с энергетиками края, вновь заговорили о ЛуТЭКе как едином комплексе, способном давать дешевую электроэнергию. Всерьез “заболел” этой идеей губернатор края Евгений Наздратенко. В сентябре он побывал в Лучегорске и реально убедился в целесообразности такого предприятия: ему здесь показали на строящейся второй очереди разреза вскрытый богатейший пласт угольного поля мощностью под 300 миллионов тонн, причем очень хорошего качества и в два раза лучшим коэффициентом вскрыши, всего в нескольких километрах от электростанции. Чтобы взять этот уголь, требовалось всего около 5 миллиардов рублей, чтобы построить железнодорожную ветку. Эту идею губернатор “подкинул” первому вице-премьеру правительства Алексею Большакову, который 2 октября тоже посетил Лучегорск. Но он не стал это предложение записывать в протокол совещания, посвященного в основном решению текущих проблем в связи с наступлением зимы, пообещав, однако, заняться его серьезным изучением в самое ближайшее время.

И в самом деле, сразу же в очередной приезд во Владивосток первого заместителя министра Топэнерго Виктора Кудрявого с новой комиссией был сделан запрос о предложениях по объединению разноведомственных предприятий ЛуТЭКа в единый комплекс и под единым руководством. В разработке этих предложений энергичное участие принял главный инженер электростанции Виталий Мазур, один из горячих сторонников и давних пропагандистов этого начинания.

Предложения, естественно, были оперативно выданы и благополучно “уехали” с комиссией Кудрявого в Москву, и о судьбе их сегодня в Лучегорске никто ничего определенного сказать не может. Суть их, надо сказать, довольно проста на первый взгляд: создать единую дирекцию комплекса в придачу с транспортным управлением - на правах арендуемого предприятия. Главный экономист ГРЭС Людмила Хлыстова так прокомментировала возможное создание такой схемы:

- Это, конечно, был бы монстр, не имеющий аналогов в России. Но конечный результат очень привлекателен: низкая себестоимость лучегорского угля позволила бы существенно снизить затраты на производство электроэнергии. А это уже много значит и для жителей края, и для предприятий, промышленность бы в крае пробудилась. Конечно, не в один день это бы свершилось: нужно сначала “подтянуть” мощность разреза до уровня добычи угля, полностью удовлетворяющего потребности станции. У нас таких денег нет, у разреза - тоже. Нужна помощь правительства.

Условия для осуществления этого долгожданного эксперимента сейчас более или менее благоприятны: нынче оба эти ведомства подчинены одному министерству. Приморская ГРЭС уже давно вышла из-под крыши “Дальэнерго” и стала самостоятельным предприятием, в относительной пока независимости от “отцовского” “Приморскугля” и разрез в Лучегорске. Однако эти условия оказываются вовсе не решающими в реалиях нашей действительности. Думать так есть все основания. И вот почему.

Выше уже упоминалось об октябрьском посещении Лучегорска вице-премьером Большаковым и проведенном им здесь совещании. В протоколе, подписанном им собственноручно, предусматривался ряд мероприятий, позволяющих предприятиям ЛуТЭКа благополучно перезимовать, выполнение этих мероприятий ограничено конкретными сроками. Так вот, до сих пор подавляющее большинство позиций “протокола Большакова” еще не выполнено. Энергетики получили сентябрьскую зарплату, а угольщики еще ведут разговоры об августовской, хотя погашение задолженности было намечено к 15 октября. Нет обещанных средств на постройку коммуникаций к новому угольному пласту, а работы должны быть начаты в октябре. К 15 ноября намечалось отремонтировать 8 тепловозов для разреза - не выполнено. И так практически по каждому пункту протокола. И все это случилось, вполне очевидно, не потому, что вице-премьер Большаков вдруг забыл о своих обещаниях: от желаемого до возможного у нас в стране все еще “дистанция огромного размера”.

Одним словом, проект ЛуТЭКа под единым руководством по-прежнему остается химерой, неосуществимой мечтой. Ни “Росуголь”, ни “Приморскуголь” не намерены выпускать разрез в Лучегорске из своей системы даже в аренду. И это тоже понятно: им сейчас выгодно продавать ГРЭС лучегорский уголь по цене, в 2 раза превышающей его себестоимость, и за счет этого поддерживать убыточные шахты на юге Приморья, судьба которых до сих пор не определена. Более того, АО “Приморскуголь” совсем недавно начало вести разговор о программе наращивания добычи угля, ежегодно увеличивая ее на 2 миллиона тонн: мол, зачем создавать ЛуТЭК, мы и сами обеспечим ГРЭС топливом, работая по старой схеме. Видимо, подобные заявления далеко не беспочвенны.

Сегодня Приморская ГРЭС, работая на пределе топливных ресурсов, ежесуточно вырабатывает 16 миллионов киловатт электроэнергии: на складе в запасе в пределах 310 тысяч тонн угля, ежедневно поступает с разреза 19-20 тысяч тонн, по 2 тысячи тонн подходит с Харанора по Транссибу. Лучегорский разрез работает сегодня также на пределе по причине отсутствия средств не только на развитие, но и на поддержание сегодняшних темпов добычи. С начала года уже потеряли 1,5 миллиона кубометров вскрыши: люди не только остались без заработка и без перспективы на него, поскольку потерянная в таком объеме вскрыша закрыла путь почти к годовому плану добычи угля. И сегодня продолжается сокращение вскрышных работ: два локомотива сняты с ее вывозки и направлены “на уголь”, чтобы обеспечить, согласно “протоколу Большакова”, обещанные объемы добычи топлива. Еще месяц работы в таком темпе, и роторные экскаваторы выберут из вскрытых пластов последние крохи угля и замрут у стены не тронутых проходкой наносов.

Вот и весь сказ. О мечтах и реальности.

Автор : Виктор ХОЛЕНКО, “Владивосток”

comments powered by Disqus
В этом номере:
Прокуратура заинтересовалась делами руководства Приморской ГРЭС

Заместитель министра труда России, главный государственный инспектор труда Владимир Варов заявил в Москве, что прокуратурой рассматривается уголовное дело в отношении руководителей Приморской ГРЭС, более пяти месяцев не выплачивавших зарплату энергетикам, что послужило причиной забастовки и голодовки. При этом, по словам Варова, достоверно известно, что руководство ГРЭС выдало руководящему составу станции 850 млн. рублей из кассы на приобретение акций российского акционерного общества РАО “ЕЭС России”.

ЛуТЭК остается химерой?

О создании Лучегорского топливно-энергетического комплекса, когда бы под одной крышей работали Приморская ГРЭС и крупнейший угольный разрез, сейчас много спорят в крае.

Имущество требует оценки, а земля - хозяина

Фондом имущества Приморского края проведены семинары, тема одного из них “Роль независимой экспертной оценки в деятельности предприятий и переоценка основных фондов”, а другой освещал проблемы передачи земли в собственность юридических лиц.

Недоимки и неплатежи растут

Как сообщила корреспонденту “В” пресс-секретарь Государственной налоговой инспекции по Приморскому краю Елена Калачинская, по итогам 10 месяцев нынешнего года общая сумма платежей приморских налогоплательщиков в бюджеты всех уровней составила 4 трлн. 222 млрд. рублей.

“Аварийка” вступила в зиму

С наступлением холодов у аварийных служб, обслуживающих жилье, как правило, наступают “горячие” деньки. Поэтому-то я, позвонив на следующий день после первого в нынешнем году снегопада, особенно и не рассчитывал на скорую встречу с начальником одной из них (кстати, самой сильной в краевом центре) Сергеем Объедковым. И, честно говоря, был несколько удивлен его ответом: “Если у вас есть время, приходите прямо сейчас”.

Последние номера