Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Главное

Кандидатам рекомендована креативность

Ученый и политтехнолог призывает кандидатов быть более креативными и демократичными
Кандидатам рекомендована креативность
Владивосток посетил известный политолог Константин Калачев, который поделился с «В» своими прогнозами по поводу предстоящих выборов в городскую думу, рассказал о своем видении политической ситуации в России, Приморье и Владивостоке. СИТУАЦИЯ ВЫБОРА – Константин Эдуардович, как вы оцениваете предвыборную ситуацию во Владивостоке? – Она непростая и отличается от существующей в других регионах, где также в октябре пройдут выборы. В чем отличие? Как правило, в нашей стране относятся к федеральной власти лучше, чем к региональной, местной. Если у «Единой России» в субъекте падает рейтинг, это значит, что негативное отношение к губернатору, мэру проецируется на партию. Соответственно, достаточно поменять главу региона, города, перезагрузить местную партийную организацию – и все у ЕР будет хорошо. В Приморье же люди очень критично относятся к федеральному центру. Сужу по тому, что я видел и слышал здесь сам. Получается, в нашем регионе недостаточно поменять одиозного губернатора, секретаря политсовета, недостаточно иметь хорошо работающего мэра во Владивостоке. В этом отношении Приморский край похож на Калининградскую область и Санкт-Петербург. – За счет чего, на ваш взгляд, образовалось такое критичное отношение к федеральной власти? – Это результат ощущения ненужности, оторванности от остальной России, которое формировалось у приморцев много лет. Были неудачные инициативы федеральной власти. С моей точки зрения, ситуация с правым рулем вообще была спровоцирована. Забрасывается информация, все постепенно утихает, потом опять и опять… Что это: глупость, некомпетентность или манипуляция? Очевидно, что приморцев в ближайшей перспективе не пересадишь на автомобили отечественного производства. Если только новые «Тойоты» не будут выпускаться на Дальнем Востоке. Так вот, история закончилась, а осадок остался. То же касается сменяемости власти. При всем уважении к Сергею Дарькину он давно уже пересидел в кресле губернатора, а поменяли главу региона совсем недавно. Я такого понаслушался от земляков. Типичны разговоры о том, что Дальний Восток отдадут Китаю. Мол, затем и развивают инфраструктуру во Владивостоке, чтобы потом подороже продать КНР. Вакуум смыслов заполняется выдумками и мифами местного производства. – Но разве стройки саммита воспринимаются негативно? – С одной стороны, да, вроде хорошо – это движение, развитие. С другой – говоришь с человеком… Мосты, соглашается, это позитив. Но где разметка, где дорожные знаки? Опять поторопились со стройкой, все для гостей, ничего для хозяев. Часто считают: вся активность федерального центра связана либо с чьим-то желанием нажиться, либо проводится в целях чистой воды пиара. – А это не так? – Если есть в этом доля правды, то далеко не вся. Кому плохо от появления мостов, новых дорог во Владивостоке? Строятся новые объекты, ремонтируются дома. Что поделать, если мы такая своеобразная страна? Нам, для того чтобы начать развитие, нужно объявить Универсиаду, Олимпиаду, саммит? И так не только во Владивостоке – повсюду. Есть города в России, которые ждут чемпионата мира по футболу. Что означает обновление аэропорта, новые дороги, гостиницы, стадионы. По­-другому нам развиваться не получается, только через мегапроекты. Хотя, казалось бы, спокойно работать, работать и работать. Простой рецепт. То же самое, кстати, наблюдалось в советское время. Давайте всей страной строить Байкало-Амурскую магистраль! А потом выясняется, что она ведет в никуда и там нечего перевозить. КРЕДИТЫ ВЛАСТИ – Как выборы в Думу Владивостока повлияют на политическую ситуацию? – Есть кредиты, выданные Приморью федеральным центром. Ведь в свое время, голосуя не за «Единую Россию», приморцы смогли привлечь к себе внимание. Протестное голосование имело, что интересно, свои полезные последствия. В крае поменяли губернатора, перезагрузили политсовет ЕР, над регионом пролился золотой дождь. Сейчас за эти кредиты нужно отвечать. Новой власти региона надо подтвердить гипотезу, что она адекватна, подходит Приморью, прижилась. Что действия, связанные с обновлением власти, были правильные. Что в крае растет градус социального самочувствия, есть тенденция к развитию. Не секрет, что за ЕР голосуют социальные оптимисты, которые считают, что жизнь улучшается, а против – наоборот, социальные пессимисты. Голосование – интегральный показатель ситуации в регионе для Кремля. Выборы в гордуму – тест для местной, региональной власти, отделения ЕР. – Но ведь четыре месяца, которые находится у власти Владимир Миклушевский, очень маленький срок? Что можно успеть поменять? – Расскажу такую историю. У меня в Находке живут родственники, приехал к ним в гости, говорю, что завтра возможна встреча с губернатором. «Ну, передавай привет Дарькину» – «Как Дарькину?» Призадумались, вспомнили, что в Приморье новый губернатор. Потом долго раздумывали, какая же у него фамилия. Один человек вспомнил. С одной стороны, то, что у Миклушевского низкая узнаваемость – это хорошо. Значит, кредит доверия не исчерпан. Хуже, если бы говорили: «Новый губернатор ничем не лучше старого. Передай ему…» – и дальше идет многоточие. А так некоторые представители молодого поколения до сих пор считают Дарькина действующим губернатором. Думаю, до Владивостока «новость» о назначении Миклушевского главой края дошла, а вот за Артемом ситуация иная. Конечно, чтобы заработать доверие, даже просто выстроить отношения, нужно время. Кстати, не только с народом, но и с местными элитами. Что непросто: в Приморье много разных групп интересов, кланов и кланчиков. Понятно, существует целая генерация представителей власти, выращенных Дарькиным. У них может быть свое мнение о новом губернаторе. На самом деле Миклушевскому надо выступить в роли консолидатора элит и человека, который обрисует людям привлекательный образ будущего Приморья. За которым пойдут люди. Зачастую, если руководитель популярный, он может пренебрегать клановыми разборками, обращаясь напрямую к широким слоям населения. – Как отразятся результаты выборов в гордуму на выборах мэра приморской столицы, которые не за горами? – Если сейчас экзамен партии власти сдан не будет, трудно ожидать хорошего на будущее. Понятно, что избраны могут быть как сторонники, так и активные противники действующего мэра. Дума может либо работать конструктивно, либо «уйти в отмороз». А жесткое противостояние с представительной властью авторитета не добавляет. Депутаты-­оппозиционеры могут блокировать решения серьезных проблем, связанных с бюджетом, жизнедеятельностью города. Наверное, такие народные избранники владивостокцам не нужны. – Наше законодательство построено таким образом, что, если депутат не захочет, его не выгонишь. – Но у людей есть возможность сделать выводы и проголосовать «за» или «против» в следующий раз. Долгое время власти считали россиян инфантильными – как им можно доверить выборы? Действительно, в первый, второй раз часто выбирают случайных людей. Опыт приходит с годами. В третий раз не ошибаются. Вообще, политически наше общество стало более зрелым. Особенно с развитием интернет-технологий стало куда больше каналов получения информации, появилось много телеканалов, кругозор россиян расширился. Поговорите с водителями такси во Владивостоке – это же про­фес­сора. Они знают все обо всем, интересно очень излагают. – Вы говорите про перезагрузку. Но ведь те же люди сидят в региональном политсовете, чистки не произошло. Там – прежний губернатор, а новый даже никакого участия в партийном органе не принимает. – Чистка – слово из арсенала 1937 года и вряд ли тут уместно. Думаю, обновление рядов будет происходить. Я с уважением, кстати, отношусь и к Дарькину. Другое дело, что он преследовал свои интересы, пересидел немножко: глаз замылился, забронзовел, наверное. Однако при нем была выстроена определенная система, и ее полный демонтаж может привести к коллапсу в регионе. Изменения должны быть постепенными, я лично сторонник эволюции. Пусть Владимир Миклушевский не член ЕР, но «Единая Россия» является системообразующей партией. ПОЗИЦИЯ И ОППОЗИЦИЯ – На ваш взгляд, открытая дискуссия, гражданский референдум – вещи полезные или это игра в демократию? – Возьмем просто по названиям. Кто может быть против комфортного города? Очевидно, что Владивосток должен быть комфортным для проживающих здесь людей. Кто противник открытой дискуссии? Все дискуссии должны быть у нас открытыми. Мы движемся в сторону открытого общества. Кандидаты обязаны учитывать общественное мнение. Проблема в том, что зачастую уважаемые люди идут на выборы, абсолютно не представляя себе, что это такое. А потом становятся жертвой разводов тех, кто представляется крутым политтехнологом. Думаю, из лекций, семинаров, обсуждений люди полезное кое­-что почерпнули. – Все-таки стоит ли кандидатам афишировать свою принадлежность к «Единой России»? – Что касается ЕР, у меня самого есть к партии определенные претензии. Но, во-первых, у нее рейтинг в среднем по стране свыше 40%, а это о чем-­то говорит. Во­-вторых, это единственная системообразующая партия. – А как же оппозиция? – Остальные организации борются не за власть, а за депутатские мандаты, это две большие разницы. Оппозиция ведет борьбу за участие в представительной власти, за приватизацию протестной ренты, преференции и бонусы. Стратегия – получить мандаты и ни за что не отвечать. Настоящая власть в нашей стране – исполнительная, если уж называть вещи своими именами. Россия – не парламентская республика. Хотя, разумеется, от депутатов многое зависит. Они принимают бюджет, к примеру. Сейчас, когда ввели прямые выборы губернаторов через муниципальные фильтры, от депутатов зависит, кто выдвинется. Ведь и Приморью предстоит пережить выборы губернатора, пусть нескоро. В этом смысле каждая партия, которая хочет выдвинуть своего кандидата, должна иметь то число депутатов, которое позволяет безболезненно собрать необходимые подписи для регистрации. – Сколько может получить партия власти на октябрьских выборах? – Не хочу гадать на кофейной гуще. Все зависит от людей, которые работают в избирательных штабах. Результат может быть совершенно разный. ЕР может набрать и 30%, и 50%, и больше, и меньше. ПО ИНЕРЦИИ – Но во Владивостоке высока протестная активность? – Действительно, выше, чем в среднем по стране. Но эта протестная активность имела отношение к событиям вчерашнего дня и, по идее, должна сходить на нет. Проблемы, вокруг которых развивалась эта активность, либо решены, либо решаются, либо вообще перестали быть проблемами. Это инерция. Главное, в Москве зачастую смутно представляют, что здесь происходит. Даже для меня, хотя я родился в Находке, вырос во Владивостоке, здесь много родственников, многие вещи казались странными. 10 лет назад водитель, с которым я ехал по Владивостоку, резко остановился и побежал осматривать машину. Знаете какую? Новую «Ладу». Потом всю дорогу обсуждал со мной продукцию отечественного автопрома. Есть много вещей, которым удивляешься, если оторван от Приморья. Зачастую мировоззрение людей, живущих здесь, непонятно Москве. Здесь люди по менталитету свободные, многое реально по-другому. В этом смысле Владивосток больше похож на Москву, Калининград, Петербург, чем на электорально управляемые Тамбов или Казань. – Однако ситуация все­-таки меняется в последние годы? – Сейчас центральная власть занимается более глубоким погружением в регионы. Допустим, создано министерство по развитию Дальнего Востока. Очень серьезно проводятся изучение общественного мнения, социологические исследования. Идет перестройка отношений федерального центра и регионов исходя из понимания, что территории на самом деле очень разные. Идет речь о расширении прав регионов, большей самостоятельности, учете местной проблематики. Так от дичайшей централизации Россия постепенно переходит к умеренному федерализму. – В Приморье появляются новые партии. Будут ли они реально участвовать в этих выборах? – Люди смотрят на партии через призму личности. Может «выстрелить» любая партия, если туда войдет уважаемый человек. Простой пример: в одном из районов Дагестана победило «Яблоко», потому что список возглавил бывший прокурор республики. Разовый успех партия имела. А если бы экс-прокурор возглавил список ЛДПР или зеленых, победили бы они. – Как скажется на выборах пресловутый «фактор Черепкова»? – Мне кажется, Черепков – прошлое. Я с ним знаком. Та повестка, с которой Черепков шел во власть, себя исчерпала. Да, в свое время он правильно выбрал приоритеты. В городе, где самое большое в стране количество автомобилей на душу населения, Черепков начал делать развязки и дороги. Он понял, что людям нужно. Но, мне кажется, Виктор Иванович остался в 1990-х – начале 2000-х. – Смогут ли коммунисты повторить свой успех на осенних выборах? – Вопрос: нужно ли это Владивостоку? По мне, пусть расцветают 100 цветов, но на самом деле… Единственный губернатор-коммунист в России в нынешнее время – глава Владимирской области Виноградов. Наверное, один из самых неэффективных губернаторов и реально весьма непопулярный. Или вот город Волжский – 400 тысяч человек, возглавила представитель эсеров. Буквально развалила город, который занимал по благоустройству первое место в России. Сейчас люди стонут, воют. В декабре 2011 года была победа не коммунистов, а протестников, которых инкорпорировало в себя КПРФ. В том числе и ТИГРа. Коммунисты – старый сосуд, наполненный новым содержанием. Я видел списки КПРФ на различных выборах: все – люди за 60. Во Владивостоке же коммунисты собрались продвинутые, решили притянуть протестную активность с выборными целями. Только вот прошли эти люди в ЗС ПК. Что изменилось? Не обманули ли избирателей? Прославились ли подвигами во благо избирателей? Думаю, нет. Думаю, просто получили мандаты. Хотя верю: в любой партии есть честные, порядочные люди. Любая партия имеет право на существование. Более того, на то и щука, чтобы карась не дремал. Не будь оппозиции, «Единая Россия», может, уже заснула бы и счастливо посапывала. Другие партии заставляют ЕР шевелиться, это хорошо. Вопрос в том, что другие партии не готовы взять на себя ответственность. Критикуют часто очень содержательно. Но когда им, скажем, предлагают взять на себя социальный блок в региональной или городской администрации, отказываются. Нет, кто же хочет быть мальчиком или девочкой для битья? Ничего, кроме геморроя, на социалке не наживешь. Вот земельными вопросами они готовы заниматься. Поймите, на выборах приморцы голосовали не за оппозицию, а против «Единой России». И одно дело – протестное голосование, а совсем другое – чтобы человек, пришедший во власть на волне протестного голосования, оказался дееспособным. – Далеко не все во Владивостоке живут хорошо. Так что, им за ЕР голосовать? – Вы сейчас просто констатируете факт, что у нас низкие зарплаты и высокие цены. А какие будут предложения? Понятно, что Приморью нужны серьезные федеральные программы. Возможно, кстати, появление Сергея Дарькина в Минрегионе поможет в этом смысле. Думаю, нынешнему губернатору стоит налаживать отношения с бывшим, имея это в виду. – Что будет в Приморье после саммита? – Вы совершенно верно обозначаете главную проблему, на которой авторитет власти либо упадет, либо вырастет. Именно – что будет после саммита? Если жизнь замрет и все те работы по благоустройству остановятся, если люди не будут иметь никакого отношения к этому празднику – это одна история. Но если движение будет продолжаться после саммита? Появятся новые стройки, будут ремонтироваться дома, проводиться благоустройство? На самом деле, люди будут определяться в своем отношении к власти не по саммиту, а по последующим событиям. Может быть, кстати, мы преувеличиваем значимость саммита АТЭС для мира. Олимпиада, к примеру, важнее. Но Владивосток может решить многие свои проблемы. Действия власти в течение полугода после саммита определят «диагноз» и «приговор». – Так какие предложения есть у вас? – Для повышения уровня жизни необходимо создавать рабочие места, но не те, что связаны с добычей дикоросов или трепанга, а высокотехнологичные. У России есть соседи, и мы либо конкурентоспособны на внешнем рынке, либо нет. Пока наша конкурентоспособность оставляет желать лучшего. Особенно остро проблема стоит на западных и восточных границах страны. Там – Европа, здесь – АТР. Еще при жизни нашего поколения Китай может превратиться из младшего брата в старшего. А вспомните, что было 20 лет назад. ДОСТОЙНЫЕ ЧЛЕНЫ ПАРТИИ – Какое впечатление о себе оставили у вас кандидаты от приморского ЕР? – Хорошее впечатление. Вполне приличный уровень, честное слово. Людмила Талабаева – живая, активная, общительная. Совершенно не похожа на тех секретарей, которые работали до последнего времени во многих регионах: застегнутые на все пуговицы шестидесятилетние бывшие инструктора горкомов и обкомов КПСС. Талабаева – человеческое лицо «Единой России». – Не нуждается ли в перезагрузке сам бренд партии? Быть может, кандидатам лучше от него дистанцироваться? – Дистанцироваться от партии не нужно, но акцент стоит сделать на личностные характеристики, собственную полезность для округа. Что касается медведя, то любой бренд, даже самый абсурдный, можно сделать популярным. Возьмите надкусанное яблоко и фирму Apple. Логотип странный, но всем продукция нравится. Может быть, название партии устарело. «Единая Россия» возникла, когда на повестке дня стоял вопрос сохранения единства страны. Сейчас в повестке – тема справедливости. Поэтому только за счет упоминания данной темы уже зарабатывают какие­-то баллы, несмотря на то что зачастую представляющие его люди никакого отношения к справедливости не имеют и сами по себе совсем несправедливые. В прошлом у нас часто подходили к выборам механически – побольше портретов Путина и медведей. Это не панацея. Ставку нужно делать на людей, на их характеристики, на готовые дела. Хотя общая стилистика в ходе избирательной кампании – почему бы нет? Хорошо, когда слоганы, программы стоят на базе уже сделанных дел. Состоятельность людей, партии чем-­то должна быть подтверждена. Можно, конечно, рассказать про молочные реки и кисельные берега, будет у нас 10 мостов, один хрустальный, на нем будут сидеть купцы и продавать разные нужные товары. Но выборы-то эти не первые, людей на эту блесну не поймаешь. – Зато поймаешь на блесну «Единой России»? – Я приехал сюда не как адвокат ЕР, а как известный эксперт и политтехнолог. На партийную школу, конечно, можно было пригласить ребят из ЦК «Единой России». Но партийные технологи – это все-­таки самоцензура, партийное сознание. Мы можем говорить то, чего функционеры не могут себе позволить. Я человек независимый. Приехал сюда главным образом не из-за партийной школы, а ради встречи с родственниками во Владивостоке, Находке. – Что бы вы посоветовали кандидатам в депутаты гордумы? – Владивосток – город людей продвинутых. Здесь, наверное, секрет успеха на выборах – откровенный, честный, искренний разговор с людьми.

Автор : Константин СЕРГЕЕВ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Подарок столице саммита – мыло, камни и солома
Подарок столице саммита – мыло, камни и солома

Приморские умельцы решили с помощью природных материалов сделать горожан красивыми и счастливыми

Дни мира напомнят о войне. И победе

Ставшие уже традиционными Дни мира на Тихом океане, посвященные окончанию Второй мировой войны, пройдут в столице Приморья с 31 августа по 2 сентября

Кандидатам рекомендована креативность
Кандидатам рекомендована креативность

Ученый и политтехнолог призывает кандидатов быть более креативными и демократичными

Ветеран из Владивостока самый сильный в мире
Ветеран из Владивостока самый сильный в мире

Ветеран учит боксу, тягает штангу и пишет романы

На площади выросли сосны и ели
На площади выросли сосны и ели

В краевой столице продолжаются работы по озеленению, сообщили корреспонденту «В» в администрации Владивостока

Последние номера
газета
газета
газета
газета