Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Ваше право

Доля от семьи

Сын, отказавшись от матери, теперь пытается забрать у нее часть ее квартиры
Доля от семьи
Кажется, законодательство предусмотрело в сфере недвижимости все возможные варианты разрешения конфликтных ситуаций. Но не всегда правосудие тождественно жизненной справедливости, которую, правда, каждый понимает по-своему. «Простите за беспокойство. Я, Иванова Елена Павловна, мать сына-юриста Иванова Андрея Викторовича, не знаю, как дальше жить, когда диплом о высшем юридическом образовании оказался для меня и его брата, Иванова Олега Викторовича, настоящей угрозой и бомбой замедленного действия». Фамилия главных героев конечно же не Ивановы, поэтому приносим извинения за все случайные совпадения. Письмо с жалобой на непутевого сына на четырех листах убористым почерком, которое пришло в газету «Владивосток», имеет еще одного адресата – Управление Министерства юстиции РФ по Приморскому краю. Это ведь как можно довести женщину, чтобы она на свою кровинушку вот так: «Мы ж радовались, что у нас в семье есть грамотный советчик, защитник, а он оказался ПРЕДАТЕЛЕМ». Именно так – большими печатными буквами. Так в чем же вина «предателя и юриста» Андрея Викторовича Иванова? Он просто пожелал получить свою долю квартиры. И с позиции закона все его действия были выверенны и правильны. Но мы, с вашего позволения, сегодня не о законе поговорим, а о совести… Семья как семья История семьи, как это часто бывает, вообще не предвещала в будущем никаких бурь: жили–были мать, отец и два сына. Отец, правда, выпить любил, так ведь эка невидаль – каждый второй папаша это дело уважает. Зато среди братьев было полное согласие. – Они ж такие помощники у меня были, – вспоминает Елена Павловна. – Пока я на работе, пойдут на рынок, накупят овощей. Прихожу домой, а у меня уже десять банок закрученных с помидорами и огурцами стоят. Все соседи завидовали. Действительно, отношения между братьями были крепкие настолько, что, когда в семье решили, что пусть хоть кто-­то из сыновей получит высшее образование, старший решил оплачивать учебу младшего. И ведь выучил братишку. Андрей на деньги Олега, который ходил в моря, получил диплом юриста. Как говорится, выучился на голову всей своей семье… Но отношения как­то резко разладились, когда младшенький на диплом вышел. История эта темная и некрасивая, и никто толком разъяснить ее не может: старший сын в это время в морях был, а мать плечами пожимает. – Он вещи собрал, когда я на работе была, – рассказывает женщина. – И съехал, куда – нам не сказал. Хотя нет, не совсем так, прежде чем уйти из дома, он забрал, по словам матери, деньги, оставленные ей старшим сыном. Причем некрасиво забрал: из рук вырвал, а ее якобы оттолкнул, да так, что она упала. К квартире этот эпизод, конечно, никакого отношения не имеет, но как­-то, согласитесь, гадко и неприятно. Случилась вроде перепалка Андрея с матерью, в которой она его в пылу из дома погнала. «Ну так что в гневе не скажешь», – оправдывается женщина. В общем, с 2000 года Елена Павловна видела сына только два раза, разумеется, оба раза по ее инициативе. В первый раз, когда мужа похоронила, нужно было сообщить об этом парню – его новый адрес ей пришлось узнавать через КАБ. И второй, когда завертелась вся эта карусель с квартирой. Возвращение блудного сына Елена Павловна уехала в свой родной город – ухаживать за престарелой больной теткой. Однажды ей позвонил старший сын и сообщил, что на ее имя пришла повестка в суд – младшенький подал иск на определение своей доли. – Так ведь можно было и без суда его желание удовлетворить, – недоумевает женщина. – Мирно бы встретились все трое в регистрационной палате и спокойно поделили бы доли. Кроме того, после моей смерти по завещанию досталась бы ему его половина. Тем не менее судебное заседание состоялось, на котором иск Андрея удовлетворили, выделив долю и оценив ее в 900 тысяч рублей. Следующий шаг младшего сына – исковое заявление в суд, в котором он просит обязать ответчиков, то есть мать и брата, выплатить ему денежную компенсацию – стоимость его доли. Если здраво рассуждать, то именно этот исход для старшего брата самый удобный – заплати каких-­то 900 тысяч, и двухкомнатная квартира в не самом плохом районе города, считай, всецело принадлежит ему. Одно плохо: нет этих 900 тысяч сейчас в семье. – Ну где мне в 63 года собрать такую сумму для 38летнего ребеночка? – сокрушается мать предприимчивого чада. А старший сын, к сожалению, сейчас болеет и, как прежде, пойти в моря, чтобы быстренько заработать нужную сумму хотя бы для того, чтобы взять кредит, не может. Мать попыталась мирно договориться с сыном хотя бы о рассрочке. На что он (со слов матери) очень категорично ответил: – Я только добиваюсь того, что мне по закону положено. И меня абсолютно не интересует, как вы с Олегом будете выплачивать эти деньги. Знай, не на один суд я не буду ходить – мне совершенно некогда. Ни на какие мировые соглашения не пойду, продавайте квартиру, а мне одной большой суммой в один день отстегивайте. – И добавил: – Мне интересно будет наблюдать, как вас судебные приставы будут гонять. Отдайте деньги, и знать вас не знаю! И действительно, не на одном заседании Андрей не присутствовал, действовал только через свое доверенное лицо. И на телефонные звонки матери больше не отвечал. Только СМСками отделывался. Мол, прощает он ее за все, что она для него сделала (вот и не верь после этого в теории Фрейда!). А за все, что она сделала, винить должна только себя. Вот только пускай возьмет да положит ему его часть квартиры, а после этого спокойно может считать, что больше сына у нее нет. Бесспорно, с позиции закона действия Андрея правильны, тут не подкопаешься. Но речь-то не о торжестве закона, а о человеческой подлости. А скептикам замечу: вы не находите, что очень удобно, будучи взрослым, дееспособным, образованным (на деньги семьи, между прочим!) человеком, отказываться от старой матери. Именно тогда, когда его помощь, поддержка, пусть даже не финансовая, ей очень нужна. Как-то, знаете, очень потребительски выглядит ситуация – взял все что можно и часть квартиры в придачу, а после этого все – мы с вами более незнакомы. Елена Павловна сейчас о единственном жалеет: о том, что не приватизировала квартиру только на себя, не с неба же квадратные метры ей упали – заработала их тяжким трудом рыбообработчицы. – Ведь советовали умные люди, – сокрушается женщина. Действительно, в начале 90х годов прошлого столетия, когда и началась приватизация, оформить недвижимость в собственность вполне можно было и без учета интересов детей. Только потом это многим собственникам боком вылезло: дети, повзрослев, стали подавать на родителей в суд. Так что, как ни крути, а результат получился бы, похоже, один – иск со стороны родного сына. И что делать? Елена Павловна было составила иск по компенсации оплаты содержания жилья за прошедшие десять лет. Ведь сын как пропал, так ни копейки не то что матери, но и за квартиру, на часть которой сейчас претендует, не платил. Сумма, надо сказать, получилась весьма внушительная. Только почему-то передумала. – Что ж я против собственного сына судиться буду? – недоумевает женщина. Опрошенные «В» юристы подтвердили: сын имеет полное право на свою долю жилплощади. И его матери и старшему брату все же придется искать деньги, чтобы выплатить родственнику эту сумму. Женщина, в свою очередь, вправе подать иск на возмещение компенсации за оплату содержания жилья. Так как собственник, даже не проживая в квартире, должен содержать жилье. А вот подать на алименты, как советуют другие, мать в данном случае не может. Так как, слава богу, здорова и не нуждается в дополнительном уходе. Да и сама Елена Павловна считает, что без надобности ей его подачки – здоровая, сама себя прокормит. И самое главное, не хочет – стыдно ей!

Автор : Лика ТКАЧЕНКО

В этом номере:
Вот новый поворот...
Вот новый поворот...

В центре Владивостока изменится схема движения автомобилей

Новый асфальт – от речки до зари
Новый асфальт – от речки до зари

Строители ООО «Трансстроймеханизация» приступили к укладке верхнего слоя асфальтобетона по проспекту 100 лет Владивостоку от остановки общественного транспорта «Вторая Речка» до остановки «Фабрика «Заря»

Битва за форпост,
Битва за форпост,

или О том, как Владивосток чуть было не съехал на берег бухты Святой Ольги

Лучшего гонщика отправят к небесам
Лучшего гонщика отправят к небесам

Дрифтинг и картинг усилят вертолетом

В 1-й класс или еще поиграем?

Какие проблемы светят родителям будущих школяров?

Последние номера
газета
газета
газета
газета