Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Исторический клуб

Битва за форпост,

или О том, как Владивосток чуть было не съехал на берег бухты Святой Ольги
Битва за форпост,
В истории города нашенского немало страниц – славных, героических, драматических… Мало кому известно, что однажды судьба будущего главного форпоста России на Тихом океане висела буквально на волоске. Уже был подготовлен в канцелярии государя императора высочайший рескрипт, оставалось только, выражаясь современным языком, завизировать, и город-порт с названием Владивосток канул бы в небытие… Вторая половина 70х годов ознаменовалась в центральных ведомствах очередным всплеском инициатив по поиску подходящего места для главной военно-морской базы на Тихом океане. И хотя еще в феврале 1871 года императорским указом Владивосток был определен местом базирования Тихоокеанской эскадры и в бухту Золотой Рог из Николаевска был перенесен главный порт, в военных кругах по-прежнему бытовало устойчивое мнение, что бухта Золотой Рог – место временного пребывания, нужно искать более теплые берега, продвигаясь еще дальше на юг – на острова, в порты Кореи. Раз комиссия, два комиссия… Чтобы разрешить этот вопрос, раз и навсегда положить конец дебатам, по предложению военного министра Милютина была снаряжена высокая комиссия, в которую вошли видные военные специалисты. Возглавил миссию генерал­-лейтенант Николай Обручев, будущий начальник Главного штаба. Тщательно обследовав Владивосток, комиссия пришла к выводу о нецелесообразности дальнейшего развития военного порта на берегу Золотого Рога и предложила перебазироваться в залив Св. Ольги. Комиссия, подчеркнем, была авторитетной. Вдохновитель дальневосточной перестройки военный министр Милютин и его ближайший сподвижник Обручев высоко ценились царем прежде всего как военные реформаторы. Александр Второй уже был готов утвердить предложенный проект о перебазировании в Ольгу, как вдруг произошло нечто неожиданное – Владивосток запротестовал. Точнее, не сам город, не его граждане, подавляющее большинство которых, естественно, не ведало о затеваемых в столице решениях, а первые лица. В частности, командующий Тихоокеанской эскадрой адмирал Штакельберг, начальник штаба войск в Приморье полковник Барабаш, начальник инженерной части Восточно­Сибирского военного округа Унтербергер, другие военные. Во главе «оппозиции» встал сам главный начальник на Тихом океане – военный губернатор Приморской области и по совместительству командир портов, как тогда значилось, Восточного океана адмирал Эрдман. Невзирая на ранги оппонентов и возможные служебные последствия, «оппозиционеры» направили по инстанциям доклады, в которых аргументированно опровергали выводы комиссии Обручева. Дальневосточные перипетии попали в прессу, на страницах которой, прежде всего «Морского сборника», развернулись бурные дискуссии: быть или не быть военно-морскому порту в бухте Золотой Рог? Сторону тихоокеанцев взял великий князь Константин Николаевич, давний и убежденный сторонник владивостокского проекта. Александр Второй оказался в непростом положении. С одной стороны – выводы им же поддержанной комиссии, с другой – «бунтовщики», вставшие единым фронтом. По специальному императорскому указу на Дальний Восток снаряжается новая комиссия – под водительством офицера Главного штаба генерал-­майора Тихменёва. Тихоокеанцы заставили царя одуматься Дабы сохранить лицо и не ставить оплошавших реформаторов в двусмысленное положение, в чем Александр Второй уже убедился, официально Тихменёв отправлялся с инспекцией войск и управления Сибирского военного округа, и как бы между делом ему надлежало изучить военные и экономические перспективы всех прибрежных пунктов, «претендующих на роль военного порта». Сегодня, когда уже хорошо известны последующие события, назначение Тихменёва оказалось не просто разумным, а единственно верным решением в той ситуации. Михаил Павлович Тихменёв знал дальневосточный край не понаслышке – еще в середине 60х годов получил назначение на должность начальника штаба войск Приморской области, стал одним из пионеров быстрейшего заселения восточных земель. Наконец, приобрел бесценный боевой опыт в так называемой манзовской войне (уже после его смерти в начале 900х гг. выйдет обстоятельный труд Тихменёва «Манзовская война», не потерявший своей актуальности и поныне. – Прим. авт.). Генерал Тихменёв с присущей ему прямотой и откровенностью назовет выводы комиссии Обручева «исторической, стратегической и тактической ересью». Ускорят же разрешение тихоокеанской тяжбы осложнившиеся к концу 70х годов XIX века отношения с Китаем, вызванные, правда, «недоразумениями» на западных участках русско-китайской границы. Тем не менее на Дальний Восток в качестве сдерживающего фактора были направлены дополнительные морские силы во главе с адмиралом Лесовским, к слову, одно время сторонником линии Милютина – Обручева. Лесовский уже на месте убедился, что в этой самой Ольге, как говорится, конь не валялся. Для эскадры же нужен порт постоянного базирования – и в не отдаленном будущем, а непременно сейчас… Финалом этого уникального в истории российского военного строительства противостояния станет максимально возможное на тот момент повышение статуса Владивостока. 28 апреля 1880 года порт был возведен в степень города. В заключении сенатской комиссии по этому поводу указывалось, что Владивосток представляет собой особую административную единицу с отдельным управлением, а посему в территорию нового города включаются полуостров Муравьева-Амурского и остров Русский, также учреждалась должность владивостокского военного губернатора. Тем самым однозначно и недвусмысленно подчеркивалось значение Владивостока как главного порта на тихоокеанском побережье России. Сочтемся славою, ведь мы свои же люди Как сложилась дальнейшая судьба главных участников битвы за форпост? Генерал Тихменёв за свой блестящий и в высшей степени аргументированный доклад по итогам поездки получит монаршее благоволение и вскоре станет военным губернатором Приморской области, но… Не прослужив и года, в связи с тяжелой болезнью жены вынужден будет просить отставки и уедет на запад – в края с более благоприятным климатом. Адмирал Штакельберг верно и ревностно продолжит службу на Дальнем Востоке, потом последует перевод на Балтику, последние годы проживет в полной безвестности, даже неизвестна точная дата смерти. Офицер Барабаш после службы в Приморье станет оренбургским губернатором, в этой должности получит всероссийскую известность как один из лучших региональных руководителей. Что касается Павла Федоровича Унтербергера, то для молодого офицера драматические события станут стартовой площадкой кипучей многолетней деятельности будущего одного из самых знаменитых руководителей в истории Дальнего Востока. Наконец, адмирал Эрдман, главный, если можно так выразиться, спаситель Владивостока. Увы, наряду со Штакельбергом остался менее всего известным в ряду первых лиц края. А между тем это была выдающаяся, незаурядная личность. Откровенно говоря, разбираясь в этой полузабытой сегодня истории, изучая вообще тот период, не перестаю удивляться, как мало, а главное – почему так мало мы знаем о человеке, сыгравшем в судьбе Владивостока ключевую, если не сказать больше, роль. Контр-адмирал Густав Федорович Эрдман был назначен главным командиром портов Восточного океана и военным губернатором Приморской области Восточной Сибири в июле 1875 года. Он стал первым из непосредственных руководителей области, оценившим стратегическое значение Владивостока, и в течение шести последующих лет службы на Тихом океане приложил поистине титанические усилия для развития порта и повышения его обороноспособности. За свои деяния он был награжден, как отметил современник, «вне правил» орденами св. Станислава и св. Анны 1й степени. Но не только вошел адмирал Эрдман в историю Приморья как военный руководитель. Именно при нем стала действовать первая владивостокская дума. Густав Федорович постоянно вникал в гражданские проблемы растущего города, оказывал первому голове Михаилу Федорову всяческое содействие. По его инициативе было образовано первое на Дальнем Востоке благотворительное общество, которое, кстати, возглавила супруга военного губернатора Эвелина Юльевна. Незадолго до описываемых событий врачи настоятельно рекомендовали адмиралу Эрдману просить отставки – служба на износ подорвала здоровье. Густав Федорович решил повременить, и только после того, как удалось отстоять порт, перевелся в Кронштадт. Но было уже поздно. Вскоре после отставки Густава Федоровича не стало. …Имена ряда героев битвы за форпост увековечены на приморской карте. В честь полковника Барабаша назван поселок в Хасанском районе. Также при жизни Тихменёва в Приморье появилась станица Тихменёвская (ныне село под Лесозаводском Тихменево, что, кстати, не совсем точно – фамилия генерала писалась через «ё»). В Кировском районе в честь Унтербергера названо село ПавлоФедоровка. А вот главных действующих лиц – военного губернатора Эрдмана и командующего Тихоокеанской эскадрой Штакельберга, увы, «запамятовали»… Остается сказать, что за всеми этими перипетиями внимательно следил основатель Владивостока граф Муравьев-­Амурский, проживавший последние годы в Париже. Наведываясь в Петербург, живо интересовался «необъявленной войной». И когда дошла весть о закрытии вопроса с переносом порта и придании Владивостоку нового статуса, Николай Николаевич удовлетворенно заметил: «Теперь и помирать можно, Владивосток будет стоять…».

Автор : Владимир КОНОПЛИЦКИЙ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Вот новый поворот...
Вот новый поворот...

В центре Владивостока изменится схема движения автомобилей

Новый асфальт – от речки до зари
Новый асфальт – от речки до зари

Строители ООО «Трансстроймеханизация» приступили к укладке верхнего слоя асфальтобетона по проспекту 100 лет Владивостоку от остановки общественного транспорта «Вторая Речка» до остановки «Фабрика «Заря»

Битва за форпост,
Битва за форпост,

или О том, как Владивосток чуть было не съехал на берег бухты Святой Ольги

Лучшего гонщика отправят к небесам
Лучшего гонщика отправят к небесам

Дрифтинг и картинг усилят вертолетом

В 1-й класс или еще поиграем?

Какие проблемы светят родителям будущих школяров?

Последние номера
газета
газета
газета
газета