Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Главное

Город милых миллионерш

Историк моды прибыл во Владивосток с миссией красоты от русского Китая
Город милых миллионерш
Выставка «Русский Китай», открывшаяся на днях в музее имени Арсеньева, наверняка привлечет большое внимание посетителей музея. Ведь даже во время открытия в залы с экспозицией так и рвались не только приглашенные персоны, но и… китайские туристы, забредшие в музей случайно. Александр Васильев, историк моды, на этот раз привез в наш город проект, особенно близкий и Владивостоку, и Китаю, проект, рассказывающий о том, как и чем жили эмигранты второй волны – те, которых судьба забросила не в Париж или Вену, а в Харбин и Шанхай… Красота спасала русских – О дальневосточной волне русской эмиграции я наслышан с самого детства, – сказал Александр Васильев. – Моя двоюродная бабушка Ольга Васильева была аккомпаниатором в опере Русского собрания в Харбине, а ее супруг Иван Варфоломеев – главным режиссером. Затем она возвратилась в СССР, к счастью, довольно рано, потому не попала под сталинскую чистку. Тех, кто вернулся из Китая в 30е годы, расстреляли всех до единого. Всех сотрудников КВЖД… Сталинское правительство было очень жестоко именно к китайским эмигрантам. Думаю, в том числе и поэтому об этой ветви эмиграции просачивалось мало информации. Я знал множество людей в Париже, в США, в Австралии, которые большую часть своей жизни прожили в Харбине, в Шанхае, других городах Китая. В результате у меня постепенно сложилась уникальная коллекция костюмов, равной которой нет в мире. Вместе с китайской народной одеждой в ней появились наряды от таких красавиц, как Ларисса Андерсен, Лидия Винокурова, Людмила Лопата, а также масса других ценнейших экспонатов. Впервые проект «Русский Китай» был показан публике в 2009 году в Москве в музее Востока и имел ошеломительный успех. Во Владивостоке, я уверен, выставка будет не менее интересна людям. Чему должен научить этот проект? Тому, что красота спасала россиян в каждый момент их существования. Живя в Китае, они окружали себя высокой культурой этой страны – театром, живописью, историей. Восприняли все это, переработали на свой лад и выдали нечто особенное. Житница красавиц и греха В залах выставки – удивительной красоты платья, украшения, обувь, аксессуары… Здесь же фотографии, вырезки из газет, рассказывающие о том, как жилось эмигрантам в Китае, какими были эти люди. – Они не уехали из России – они были изгнаны из своей страны, стали не нужны, – говорит Александр Васильев. – У нас в стране вообще было жестокое отношение к женщине: если она не таскает шпалы и рельсы, не доит корову, то проку от нее никакого. А если она красавица, к тому же певица, танцовщица в кабаре, то ей нет места в СССР. Замечу, что певицами, танцовщицами многие женщины стали вынужденно, потому что надо было выживать в новой реальности – в стране, где никто не говорит по¬русски. Какие они были? Трудолюбивые! Не боялись работы, не лежали на диване, как нынешние клуши с наклеенными ногтями и губами, как у карпа (эти вытянутые губы – сущий кретинизм!). Красавицы прошлого знали хотя бы по три языка, так же виртуозно говорили по¬немецки, по¬английски, как и по¬китайски. Найдите сейчас мне такую… Мало того, они знали о своем происхождении, не забывали свои корни и сохранили любовь к России. Шанхай, Харбин были, можно сказать, житницами русских красавиц, там регулярно проходили конкурсы красоты. Шанхай тогда считался городом греха, был очень привлекателен для современников ночными клубами и кабаре. Он манил запахом денег, рулетки, красивых женщин, готовых на все. Среди них было немало русских. Люди дальневосточной эмиграции значительно отличались от тех, к примеру, кто уходил с первой волной. Они сохранили патриархальный быт, потому что в Китай перебирались целыми семьями. К тому же в Харбине дома, лавки, названия улиц были на русском языке. Так что, живя в Китае, они в каком-­то смысле жили в России. И их отношение к потерянной родине было более русским, чем у тех, кто жил во Франции или в Чехии и осваивал местную кухню, язык... Меж тем как в Китае сохранялись все традиции русской кулинарии, русского православия, школ. Там даже было много русских институтов, дети получали образование на родном языке. Не случайно потомки именно этой ветви эмиграции, которые ныне живут в Австралии, в Калифорнии, лучше знают русский язык, у них более глубокая любовь к России и ее культуре, которую они знают даже лучше, чем многие сегодняшние россияне. «Русский Китай» – это страница истории нашей страны. И мы не можем отрезать ножницами эту пуповину, эту часть нас самих. Человека можно изгнать из России, но Россию из человека изгнать нельзя. Русский всегда остается русским, и нет ничего глупее, чем фраза «австралиец русского происхождения». Если котенка посадить в курятник, станет ли он «курицей кошачьего происхождения»? Так же и мы. Хоть в Бразилии, хоть на Кубе русский останется русским. Кстати, попади эта выставка в тот же Шанхай, она имела бы бешеный успех. Сами китайцы во время культурной революции уничтожили огромное количество исторических документов, и у них там сейчас огромная нехватка того, что мы сумели сохранить. Суди по платью об обществе Часть выставки «Русский Китай» посвящена Лариссе Андерсен, поэтессе, танцовщице, одной из самых красивых русских женщин… – Я был знаком с Лариссой, – говорит Александр Васильев, – бывал у нее дома, приобрел несколько костюмов, получил в дар некоторые вещи. Это была удивительная женщина. Знаменитая танцовщица, даже после окончания карьеры она не была забыта – и успела порадоваться и каталогу «Русский Китай» с ее портретом, и выходу книги своих стихов и рассказов «Одна на мосту»… Ее жизнь была полной, счастливой. Уезжая из Шанхая вместе с мужем­-французом, смогла увезти частицу своего быта: мебель, костюмы, драгоценности, даже шкуру леопарда. Здесь на выставке представлены ее сценические костюмы, в которых четко прослеживаются тенденции тех лет. Все танцовщицы были в то время в плену экзотизма Бакста, дягилевских сезонов, индийской и турецкой тематики. Сразу ясно, что женщина, которая их носит, очень женственна, знает свой шарм, понимает красоту, умеет себя преподнести. У нее были красивая грудь, талия, бедра, яркие глаза. Высокая для своего времени и очень артистичная. Вообще платье может многое сказать и о женщине, и об эпохе… – Вы неоднократно говорили, что состояние общества определяется в том числе и по его внешнему виду. – Да. Но сегодня я несколько оторван от реального вида общества России. Я вижу общество Первого канала – своих подсудимых в «Модном приговоре» и коллег по программе. Вижу людей в бизнес¬классе самолета, замечаю милых дам на открытии выставки. Это не совсем общество, так что судить обо всей России не возьмусь. Я все время в разных странах, в поездках, так что не могу, образно говоря, брать пробу грунта в каждом месте. Моя цель совсем другая: я сею разумное, доброе, вечное и всюду, в том числе во Владивосток, приезжаю с позитивными эмоциями, с положительными проектами, показываю людям, что в жизни есть красота, история, культура… Женщина Владивостока – свойский парень Открывая два года назад выставку «Город и мода», Александр Васильев пожурил некоторых жительниц Владивостока за то, что им свойственны ошибки жительниц портового города: слишком открытое декольте, слишком высокий каблук. – Но, Александр Александрович, женщины, вероятно, всегда делали ошибки в моде, стремясь нравиться мужчинам. – Нет, не всегда. В то время, которое представлено, к примеру, на выставке «Русский Китай», женщины не делали таких ошибок, им не нужно было бороться за внимание мужчин, потому что мужчин было больше, чем женщин. А сейчас в России противоположная ситуация – 55 процентов женщин. И исключите из 45 процентов мужчин всех пьющих, наркоманов, заключенных, всех после 60 и до 15 – и что вы получите? Женщины вынуждены бороться, во многих из них живет синдром самки, которая борется за самца, за желание создать гнездо. Это естественное желание, и я оправдываю их. Но критикую, потому что форма борьбы за счастье может быть разной. А наши женщины выбирают самые агрессивные, самые вульгарные формы. Я бы посоветовал современным женщинам позаимствовать у дам прошлого века в первую очередь ум. Это главное, но редкое качество женщины. Такое же, как у мужчин – красота. Женщины Владивостока – морячки, у них особый характер, эдакий «характер свойского парня». При этом они очень красивы. А сколько здесь обаятельных миллионерш! Я знаю, бываю здесь на балах, вижу элиту – она у вас шикарная, обриллианченная, вся в мехах… При этом если бы элита современной России столкнулась с ситуацией, в которую попала элита той России… Нет, нынешние бы не выжили. Их бы даже в кабаре не взяли. Как правило, эта элита обладает только одним знанием – как тратить деньги. А если бы пришлось выживать в положении «оказался без копейки», они бы не стали шить, вышивать, танцевать в кабаре, работать нянями и гувернантками, поварихами… Не смогли бы. Теперешние дамы и вообще новая знать полны снобизма, причем дешевого, ни на чем не основанного: «Я имею дачу в Монте¬Карло, вы должны целовать песок, по которому я ходила!». Смешно.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Город милых миллионерш
Город милых миллионерш

Историк моды прибыл во Владивосток с миссией красоты от русского Китая

В столице Приморья обнаружили радиоактивный мусор

Хозяин опасных отходов подкинул их в центр города, чтобы не платить за утилизацию

Приморцам определят штрафстоянки

Краевые депутаты приняли в третьем чтении закон, регулирующий эвакуацию и хранение автомобилей на штрафстоянках

Нелегалов приютят и полечат

В приморском крае будет создан спецприемник для иностранных нелегалов

Скоро покатаемся на новом катамаране

Два из трех скоростных пассажирских катамаранов для участников саммита АТЭС, построенных на предприятии «Восточная верфь», проходят швартовые испытания

Последние номера
газета
газета
газета
газета