Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Персона

Владивосток принял программу красоты

А Штирлицу в городе и приткнуться негде
Владивосток принял программу красоты
Не замечать, как изменился, как похорошел за последнее время Владивосток, может, наверное, только тот, кто живет в беспросветной тьме цинизма и негатива. Даже если не упоминать мощные объекты саммита, усиливающие потенциал столицы Приморья, то трудно не заметить ухоженные и аккуратные скверы, уникальные, необычные арт-объекты, на которые, что называется, не стыдно взглянуть. Впрочем, это только начало преображения… В отношениях случился саммит – Мы победили! – так начал разговор Павел Шугуров, начальник отдела дизайна городской среды администрации Владивостока. – Для меня это очевидный факт. Несколько лет назад наша небольшая группа энтузиастов начала будоражить город художественными проектами. Скажем честно, мы не были стопроцентно уверены, готовы ли горожане к изменениям, победим ли мы разруху в головах и нытье «все плохо и лучше не будет». Но нам удалось это сделать! И дело не столько в том, что мосты действительно достроились, серые фасады заиграли красками, появились благоустроенные места для отдыха, зажглись новыми фонарями улицы… Главное – люди стали совсем другие. Это уже не те пораженцы, которые канючат на кухнях и оправдывают свою бездеятельность тем, что ситуацию не изменить и что они «вообще скоро свалят отсюда». Люди изменили жизненную позицию – не все, конечно, но очень многие. Теперь горожане стали проявлять реальную активность в создании перемен. Они хотят жить лучше и готовы за это бороться: теребить свои УК, нас, чиновников, требовать приводить в порядок свои подъезды, дворы, крыши, фасады, дороги. Люди активно обсуждают перемены во Владивостоке. И пусть даже не всегда комплиментарно, но все высказанное – это желание участвовать в судьбе города, в своей судьбе. Поэтому «саммит» уже случился! Он уже выполнил свою основную, на мой взгляд, миссию – завел спящие силы горожан. Никакие федеральные субсидии и вливания не сделают Владивосток удобным для проживания, это сделаем только мы – горожане. И теперь у нас есть для этого коллективная воля. Только вот, на мой взгляд, как бы парадоксально это ни звучало, нашим чиновникам в некоторых случаях надо научиться говорить народу «нет». Надо сказать горожанам: нет, мы не будем за вас делать ваш район райским садом. Хотите, чтобы он таким стал, мы поможем, но только если вы будете работать над этим сами – контролировать процессы, участвовать в них, объединяться с соседями. Работа чиновников – создавать условия для реализации созидательной энергии горожан, модерировать общественный диалог. Украсить город «своим» памятником не возбраняется – Вот, кстати, пример того, что горожанам не безразличен облик их любимого города. В СМИ, в блогах люди мечтали об установке памятников и скульптурных групп, высказывали свои предложения, даже эскизы делали. Все хотели, чтобы во Владивостоке появлялись объекты, делающие город уникальным… На призывы стали откликаться меценаты. Люди с достатком, живущие не только сегодняшним днем, но и будущим Владивостока, начали выделять деньги на его преображение. Так появился Морячок на Океанском проспекте, Тигр на остановке «Академическая», Илья Муромец, МуравьевАмурский, Чужой… Сейчас инициативная группа собирает деньги на установку памятника Элеоноре Прей. Уже собраны финансы на памятник Юлу Бриннеру. Все это, подчеркну, делается на частные деньги. Со своей стороны, администрация города идет навстречу таким инвесторам в решении земельного вопроса – выделения земли под установку памятника. Но проблема таких инвестиций – в несистемности подхода к выбору мест и к выбору тем. Все хотят обязательно видеть «свой» памятник в центре города, а тот и так перенасыщен монументами. И сложно сказать человеку, приносящему городу дар и мечтающему, чтобы все это оценили, что «его монумент» лучше бы поставить, например, на Тихой, где арт-­объект действительно необходим. Главное – начать На днях была подписана программа об улучшении художественного облика городской среды Владивостока, рассчитанная на шесть лет. Мы писали ее всем отделом дизайна около года, было шесть версий программы, которые согласовывали 25 юристов и финансистов. Так что мы – художники – освоили еще и юридический, и финансовый аспекты. Впрочем, я всегда говорю друзьям: Владивосток – это Клондайк. Ели ты мечтаешь стать космонавтом, то здесь это реально! Только придется выкорчевать пни, устроить площадку и сделать самому ракету. В программе четыре направления. Первое – это памятники, которые увековечат память людей, внесших большой вклад в развитие Владивостока. Второе – монументально­-декоративные художественные объекты: абстрактные инсталляции, какие­-то вещи на мифологические темы, обыгрывающие местный колорит (паруса, цветы багульника и т. п.). Третье – временные проекты: росписи подпорных стен и фасадов, скульптуры из необычных материалов, которые недолговечны, но дают возможность понять, впишется ли памятник в окружение, примут его горожане или нет. Именно так надо сначала реализовать наиболее спорные проекты. Пример тому – подпорные стены, давно ожидавшие капитальной реконструкции и уже ставшие позором Владивостока. Но когда их расписали художники, они стали выражением городского творчества. Теперь мы знаем, что общество приняло роспись стен, а наши работы взбудоражили творческие силы Владивостока. Появилось даже несколько команд, нацеленных на работу для людей, а не для себя – за толстыми стенами уютной мастерской. Сегодня художники, занимавшиеся временными росписями, готовы выйти на новый уровень – работать с более долговечными материалами. А некоторые их идеи настолько прижились, что достойны после воплощения стать посланием нашего времени в будущее. Кстати, сейчас одна из наших команд вместе с известнейшими мировыми художниками­-граффити расписывает стену в Нью-Йорке. И четвертое направление принятой программы – перевод под муниципальный контроль тех художественных объектов, которые не считаются памятниками, но украшают город. К примеру, скульптуры и скульптурные группы Валерия Ненаживина на улице Давыдова, в сквере на Второй Речке, абстрактные композиции Алексея Онуфриенко. Сегодня эти объекты ничьи, находятся в ужасном состоянии, их нужно взять на баланс, вернуть им достойный вид. Пока в программу забит небольшой бюджет – дело ведь новое. Но лиха беда начало, и главное – начать грамотно работать. Корюшка с правым рулем – Горожане предлагают нам идеи для памятников. Например, ветераны Владивостока хотят видеть в городе памятник Катюше – героине известной песни, которая, если верить некоторым сведениям, была женой пограничника, служившего в Приморье. Проект в стадии переговоров. Мы надеемся, что этот памятник будет установлен на видовой площадке улицы Овчинникова – прекрасное место, центр микрорайона, рядом проходит гостевой маршрут и в то же время никаких художественных объектов здесь нет. Если к нам присоединится еще и управление по благоустройству, то установка памятника в этом месте даст толчок к развитию всего микрорайона. Общественная организация «Мемориал» подала заявку на установку памятника в районе, где находились пересыльные лагеря в годы репрессий. Члены «Мемориала» 10 лет бились, но никто не мог им помочь – не было предусмотрено средств на подобные работы. Теперь основания есть… Есть еще целый список идей, например, выраженных в тех же блогах и на форумах: тут и Корюшка, и Сонька Золотая Ручка, и Штирлиц, и Правый руль. Я отслеживаю все идеи, все вношу в список, который будет предложен на обсуждение общественности. Кстати, уже есть эскиз памятника Штирлицу, но не герою «Семнадцати мгновений весны», а разведчику вообще, человеку с двумя обликами. И это не столько памятник, сколько рельеф с подсветкой. Пока очень трудно найти ему в городе место. Гостиница «Версаль», чье здание волею писателя Юлиана Семенова оказалось связанным с Максимом Исаевым-Штирлицем, как и почти все здания в этом районе города, – памятник архитектуры, к которому, как выясняется, нельзя даже рельеф приставить… Краевые инстанции нам пока навстречу не идут. Но мы все же надеемся, что сможем найти место героическому персонажу. Варяги и антивандалы – Создавая проекты, мы сразу же учитываем и антивандальный аспект. Когда молодые художники приносят эскизы фигур, которые появятся на подпорных, к примеру, стенах, я сразу оцениваю: захочется ли здесь что­то подрисовать. Я не вандал, но если мне в голову пришла такая мысль, то придет и другим. То же самое касается памятников. Мы говорим авторам: вот этот изящно отогнутый пальчик у фигуры обязательно оторвут. Давайте менять эскиз, потому что не поменяем мы – поменяют другие. – Почему для создания объектов привлекаются не местные силы, а, так сказать, варяги? – Потому что варяг понимает сегодняшнюю рыночную ситуацию. Он готов, к примеру, делать бесплатно эскизы и ставить памятники без предоплаты. А наши мэтры, похоже, все еще живут во времена СССР, когда корифею приносили полную сумму, давали три года на обдумывание эскиза – пока его осенит – и пять лет на создание скульптуры. Рыночная машина не работает по принципу: сначала деньги, потом стулья. Художникам надо менять мышление, понять: чтобы получить отдачу, сначала придется много вложить. Приносите нам эскизы, коммерческие предложения, заваливайте ими чиновников. А если будете сидеть в башне из слоновой кости и ждать, когда к вам придут с поклоном… Не дождетесь. Уже сегодня конкуренция очень сильная. – Намерены ли вы добавлять художественности в обновленные скверы Владивостока? – А нужно ли? Зачем перенасыщать? У нас множество полностью забытых мест, которые надо оживлять. В чем радость, если люди пришли в красивый центр города, посидели на лавочке, а потом вернулись в свой унылый серый микрорайон без намека на художественную среду? Для меня Владивосток – это не центр, а отдаленные районы, заставленные покосившимися девятиэтажками в окружении хаотично припаркованных машин, где ни пройти ни проехать и невозможно жить. Но люди этого Владивостока уже готовы преобразовывать свою жизнь, и художники будут с ними! – Поддерживает ли ваши идеи глава Владивостока? – Конечно! Я работал в Питере с представителями тамошней администрации, так что могу сравнивать. Наша владивостокская команда намного прогрессивнее. Я уважаю Игоря Сергеевича за то, что он сумел переломить упаднические настроения в городе – не знаю, кто бы еще мог это сделать. Мои идеи находят поддержку и понимание, даже такие глобальные, как колористика Владивостока, сделанная с нуля. Думаю, к Новому году у нас будет колористический план Владивостока. Сейчас занялись рекламой, которая будет вписана в городской облик. Есть и более масштабные задачи. Надеюсь, что с поддержкой и опытом Игоря Сергеевича нам удастся полностью реорганизовать Владивосток – вплоть до сноса панельных домов, срок службы которых истек уже как лет десять назад, и постройки жилых домов по современным стандартам качества жизни… Речь идет о модернизации и перепланировании целых районов города, что необходимо сделать в ближайшее время. Если у кого и хватит воли, сил и опыта для такого масштаба мероприятий, то только у сегодняшнего главы. Саммит АТЭС был лишь катализатором грядущих перемен во Владивостоке. Он изменил сознание людей, но теперь это нельзя упустить. С этим надо работать.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Километры новых проводов на смену старым

Приморские электрические сети успешно выполняют ремонтную программу

Большим семьям ищут землю

Во Владивостоке продолжается подготовка земельных участков для предоставления их гражданам, имеющим трех и более детей

Строить, так сразу микрорайонами
Строить, так сразу микрорайонами

В воскресение, 1 июля, в поселке Трудовое, расположенном на территории Советского района Владивостока, торжественно заложили первый камень нового микрорайона Солнечная Долина

Владивосток принял программу красоты
Владивосток принял программу красоты

А Штирлицу в городе и приткнуться негде

Деликатный вопрос нижнего белья

Нижнее белье… То, что вплотную соприкасается с нашей кожей, с телом, то, что должно обеспечивать нам и комфорт, и красоту

Последние номера
газета
газета
газета
газета