Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Лично о публичном

Загадочные русские

Спектакль «Время женщин» – один из тех, что привозил во Владивосток знаменитый БДТ, – имеет подзаголовок «Ленинградская история» и рассказывает о временах самого что ни на есть СССР: от революции и до начала 60-х
«Не понравилось мне! – морщила носик милая студентка-филолог 20 лет. – Все штампы собрали: расстрелы 37го, никакого уважения к личности, нищета, давление системы на человека, нечеловеческие условия… Мы все это со школы знаем!». А я… Я подумала, что в 20 лет знала про те же времена совершенно другие штампы: «враги народа, от которых беспощадно избавлялись», «всестороннее развитие строителя коммунизма», «прежде думай о Родине, а потом о себе». Неужели мы росли в странах с разной историей?! Нет. История, как ни крути, одна и та же. Другое дело, что вот такие мы, россияне, загадочные зверьки. В Вашингтоне, в Нью-Йорке я видела памятники генералам, воевавшим и за Север, и за Юг во время Гражданской войны в США. Видела и бережное отношение к памяти и истории страны. А в южных штатах наблюдала не просто бережное – почти трепетное отношение к памяти тех, кто фактически проиграл ту войну. И мой вопрос, как вы относитесь к тому, что здесь повсюду стоят памятники тем, кто проиграл и кто – как учили опять же нас в советских школах – был как будто бы в той войне не прав, просто приводил в ступор и экскурсоводов, и жителей городов, в которых мы бывали. Они искренне не понимали, почему историю страны надо помнить однобоко и почему нельзя быть объективными. А у нас… собственная гордость. Кто покажет мне памятники Деникину, Колчаку, каппелевцам, Белой гвардии? Куда делся крест, поставленный в честь эскадры адмирала Старка, и помнит ли кто, с каким трудом удалось его установить? Да мне скорее покажут яростно жаркие дискуссии в Интернете (далеко ходить не будем, обратимся к местным реалиям): сносить ли памятник Сергею Лазо, потому что он «проклятый коммуняка», и что делать с «символами прошлой эпохи» на площади Борцов за власть Советов на Дальнем Востоке. Не навоевались. Все кроим и перекраиваем, все красим и перекрашиваем. Ну нет у нас полутонов. Арсений Северный, сын не слишком известного в сегодняшней России писателя Павла Северного, рассказывал, с каким трудом ему удалось найти средства, чтобы издать книгу своего отца – участника трагического похода армии Колчака через Байкал. Несовершеннолетние узники фашизма, живущие во Владивостоке, не могут наскрести 250 тысяч рублей, чтобы издать книгу своих воспоминаний. Мы не хотим ЗНАТЬ историю. Мы ее интерпретируем. А ведь у нас растут дети. Что будут о России знать они?

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Важное открытие: Рудневский мост вновь доступен для машин
Важное открытие: Рудневский мост вновь доступен для машин

Одним из первых по восстановленному полотну пытался проехать нарушитель-большегруз

Губернатор Приморья ищет самородков

Гражданский (консультативный) референдум, или «надпартийные праймериз», – вот что, по мнению губернатора Владимира Миклушевского, «поможет выявить новых лидеров» в рамках выборной кампании в Думу Владивостока, а также обеспечить «прозрачность и честность выборов»

Журналисты пытались сдать на права
Журналисты пытались сдать на права

Крепче за баранку держись, репортер!

С бэушных иномарок сняли ценники
С бэушных иномарок сняли ценники

Обесценивания рубля Зеленка не заметила. Почти

Последние номера
газета
газета
газета
газета