Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Подробности

Пусть море ему будет пухом

На Токаревской кошке 31 мая согласно завещанию был развеян прах известного фотографа
Пусть море ему будет пухом
ЖИЗНЬ Константина Обезьянова для журналиста – раздолье. Какие кричащие строчки просятся на ум: «бил краснокнижных золотых ершей на глазах у профессора Жирмунского», «был воспитан женщиной и гориллой в Сухумском зоопарке». Но повод, конечно, заставляет изменить интонацию. Константин Обезьянов – один из самых знаковых фотографов Дальнего Востока советской эпохи – ушел из жизни в 70 лет. Вряд ли бы он оценил в статье о себе тональность сухого некролога. Да и прощание с ним обладало романтикой Серебряного века. У присутствующих не было кислых мин. Шутка или интересная байка вписывались удачно и не воспринимались глумлением. – Он никогда не обижался на прозвище Обезьяна, – рассказывает его друг Александр Черан. – Мы познакомились в 1975 году. Я тогда был капитаном научно-исследовательского судна. Авантюристами были. В те времена интересы государства совпали с нашими интересами. Государству были нужны научные исследования и результаты, а нам было интересно это делать. Научные исследования подпитывались почти безграничным финансированием. – Карьеру он начал в качестве инженера гидротехнических сооружений. На Кубе строил причалы для Фиделя Кастро, – отметил художник и душеприказчик Обезьянова Всеволод Мечковский. – Когда стал нырять под воду, занялся фотосъемкой. Было дано задание снять морскую скотину в ее естественной среде. Звезды, рачки разные. Так и втянулся. Когда вынырнул, больше с фотографией не расставался. – С первого взгляда он произвел впечатление умнейшего мужика, толковейшего и здоровейшего, – говорит фотограф Юрий Васьковский. – Его отец работал в космическом городке, где подготавливали космонавтов. И Костя всю эту программу прошел по полной схеме, как будто ему лететь в космос. – Одно время Костины слайды были единственной возможностью для жителей Приморья познакомиться с обитателями морских глубин, – отмечает Виктор Серебряков, председатель Приморского отделения Союза фотохудожников России. – Тогда подводная съемка была своего рода колдовством. Все делалось экспериментально. В камере только 12 кадров. Израсходовал – надо всплывать и заряжать пленку заново. На символическое прощание с Константином Обезьяновым пришло более 20 фотографов, художников, представителей творческой элиты города. Было предложено сделать этот день, 31 мая, памятным и собираться на Токаревской кошке каждый год. Пусть море ему будет пухом

БАЙКИ

Как-то Константин Обезьянов вместе с профессором Алексеем Жирмунским и представителями творческой интеллигенции отправились на рыбалку. Решили сварить ушицу тройную. Костя набил краснокнижных золотых ершей, а Жирмунский – создатель Дальневосточного морского заповедника – чуть не повесился от горя. Дело было поздним вечером. Стали варить уху. Естественно, в сетке. Естественно, со спиртом. Наступило утро. Вынесли жбан. Открыли крышку – а уха в нем синяя. Сетка за ночь полиняла. Так на свет появилось блюдо «Голубая ушица». Название придумал Костя.

Автор : Сергей ПЕТРАЧКОВ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Пусть море ему будет пухом
Пусть море ему будет пухом

На Токаревской кошке 31 мая согласно завещанию был развеян прах известного фотографа

«Крокодил» не пройдет

Свободная продажа обезболивающих препаратов в аптеках запрещена

Морская потеря взывает о защите
Морская потеря взывает о защите

Даже в Золотом Роге есть жизнь. Пусть скудная и уродливая, но есть

Выборы в Думу Владивостока будут похожи на войну?

Желающих получить депутатский мандат предостаточно еще до официального начала избирательной кампании

Последние номера
газета
журнал
газета
газета