Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Подробности

Пусть море ему будет пухом

На Токаревской кошке 31 мая согласно завещанию был развеян прах известного фотографа
Пусть море ему будет пухом
ЖИЗНЬ Константина Обезьянова для журналиста – раздолье. Какие кричащие строчки просятся на ум: «бил краснокнижных золотых ершей на глазах у профессора Жирмунского», «был воспитан женщиной и гориллой в Сухумском зоопарке». Но повод, конечно, заставляет изменить интонацию. Константин Обезьянов – один из самых знаковых фотографов Дальнего Востока советской эпохи – ушел из жизни в 70 лет. Вряд ли бы он оценил в статье о себе тональность сухого некролога. Да и прощание с ним обладало романтикой Серебряного века. У присутствующих не было кислых мин. Шутка или интересная байка вписывались удачно и не воспринимались глумлением. – Он никогда не обижался на прозвище Обезьяна, – рассказывает его друг Александр Черан. – Мы познакомились в 1975 году. Я тогда был капитаном научно-исследовательского судна. Авантюристами были. В те времена интересы государства совпали с нашими интересами. Государству были нужны научные исследования и результаты, а нам было интересно это делать. Научные исследования подпитывались почти безграничным финансированием. – Карьеру он начал в качестве инженера гидротехнических сооружений. На Кубе строил причалы для Фиделя Кастро, – отметил художник и душеприказчик Обезьянова Всеволод Мечковский. – Когда стал нырять под воду, занялся фотосъемкой. Было дано задание снять морскую скотину в ее естественной среде. Звезды, рачки разные. Так и втянулся. Когда вынырнул, больше с фотографией не расставался. – С первого взгляда он произвел впечатление умнейшего мужика, толковейшего и здоровейшего, – говорит фотограф Юрий Васьковский. – Его отец работал в космическом городке, где подготавливали космонавтов. И Костя всю эту программу прошел по полной схеме, как будто ему лететь в космос. – Одно время Костины слайды были единственной возможностью для жителей Приморья познакомиться с обитателями морских глубин, – отмечает Виктор Серебряков, председатель Приморского отделения Союза фотохудожников России. – Тогда подводная съемка была своего рода колдовством. Все делалось экспериментально. В камере только 12 кадров. Израсходовал – надо всплывать и заряжать пленку заново. На символическое прощание с Константином Обезьяновым пришло более 20 фотографов, художников, представителей творческой элиты города. Было предложено сделать этот день, 31 мая, памятным и собираться на Токаревской кошке каждый год. Пусть море ему будет пухом

БАЙКИ

Как-то Константин Обезьянов вместе с профессором Алексеем Жирмунским и представителями творческой интеллигенции отправились на рыбалку. Решили сварить ушицу тройную. Костя набил краснокнижных золотых ершей, а Жирмунский – создатель Дальневосточного морского заповедника – чуть не повесился от горя. Дело было поздним вечером. Стали варить уху. Естественно, в сетке. Естественно, со спиртом. Наступило утро. Вынесли жбан. Открыли крышку – а уха в нем синяя. Сетка за ночь полиняла. Так на свет появилось блюдо «Голубая ушица». Название придумал Костя.

Автор : Сергей ПЕТРАЧКОВ

comments powered by Disqus
В этом номере:
Пусть море ему будет пухом
Пусть море ему будет пухом

На Токаревской кошке 31 мая согласно завещанию был развеян прах известного фотографа

«Крокодил» не пройдет

Свободная продажа обезболивающих препаратов в аптеках запрещена

Морская потеря взывает о защите
Морская потеря взывает о защите

Даже в Золотом Роге есть жизнь. Пусть скудная и уродливая, но есть

Выборы в Думу Владивостока будут похожи на войну?

Желающих получить депутатский мандат предостаточно еще до официального начала избирательной кампании

Последние номера
газета
журнал
газета
газета