Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Главное

Морская потеря взывает о защите

Даже в Золотом Роге есть жизнь. Пусть скудная и уродливая, но есть
Морская потеря взывает о защите
Всемирный день океанов самый молодой праздник на планете, но от этого не менее значимый. Хороший повод задуматься, что ты можешь сделать для жизни на Земле… Моя собеседница – доктор технических наук, кандидат географических наук, участница множества научных и общественных международных форумов по экологии, заведующая кафедрой защиты окружающей среды Института защиты моря и освоения шельфа МГУ им. Невельского Яна Блиновская. Накануне Всемирного дня океанов мы побеседовали на темы, в которых она как рыба в воде. Я пыталась задавать провокационные вопросы и получить жареные факты. Она мягко поворачивала беседу на планетарные проблемы и тему ответственности нас всех за судьбу Земли. Модная тема – Почему празднуется День океанов? – переспрашивает Яна Блиновская. – В настоящее время модно стало заниматься экологией. Эта тема эксплуатируется везде: и в политике, и в торговле. Действительно, перелов морских биоресурсов серьезный, идет беспощадное истребление других ресурсов океана. Если мы не будем предпринимать никаких мер, использовать ресурсы в соответствии с нашими потребностями, будем хищнически истреблять обитателей Мирового океана, то его чистоты и запасов хватит от силы на два-три столетия. Сегодня 30 процентов Мирового океана загрязнено нефтепродуктами. Треть океана! После разлива в Карибском бассейне, когда нефтедобывающая платформа потерпела аварию и бесконтрольно несколько недель пульсировала нефть из недр, недалеко от Америки образовался эмульсионный слой толщиной три метра, площадью 80 на 40 километров, и это пятно сейчас мигрирует по течению Гольфстрим. В Тихом океане есть целый мусорный остров. Пятно в Тихом океане заметили и заговорили о нем еще в 50-х годах прошлого века. Через 60 лет по этому «супу» из пластика, нефтепродуктов и бытового мусора на яхте можно плыть неделю! Великая мировая помойка разрослась до критических размеров. Это сотни квадратных километров. Но человечество в целом упорно пытается не замечать этой катастрофы… Ученые Дальневосточного отделения Российской академии наук, Гавайского университета, специалисты Японии, Китая изучают эту проблему. А какое оно, наше море? И все-таки возникает вопрос: у какого моря живем? Чистого или грязного? Оказывается, если брать весь залив Петра Великого с его грязной бухтой Золотой Рог и чистыми северными территориями, то состояние удовлетворительное, считает Яна Блиновская. Мониторить Золотой Рог и Амурский залив начинал Центр по оценке и предотвращению последствий техногенных процессов МГУ совместно с управлением гидрометслужбы. Больше всего специалисты концентрировались на нефтяном загрязнении и загрязнении мусором. Исследования проводятся плавучей лабораторией, которая базируется на яхте, принадлежащей МГУ им. Невельского. Ее переоборудовали специально для экологического мониторинга: пробы, анализы. В течение сезона она в Золотом Роге берет пробы. В толще бухты Золотой Рог растворено в виде эмульсии несколько тысяч тонн нефти в притопленном состоянии. На разной глубине берут пробы на поверхности, на полуметре и до двух метров. Более того, у нас не только углеводороды. А еще и поверхностно-активные вещества, которые сбрасываются в виде стоков в воду: дают знать себя 150 преды-дущих лет жизнедеятельности города. Важно не только увидеть эти загрязнения, считает Яна Блиновская, не только узнать, что это за грязь, а еще и выяснить источник – откуда пришло это? Кому предъявить претензии? Это еще одна проблема. Дело в том, что акватория невероятно подвижна: все это переносится из одной части в другую. И то, что находится у причальной стенки Владивостокского морского порта, необязательно результат деятельности предприятия. Это могло принести течение или ветром прибить. В Золотом Роге нельзя купаться и есть выловленную там рыбу – это знают все. По нормативам, разработанным министерством природных ресурсов, в Золотом Роге превышение норм наблюдается по всем показателям: начиная с органики и заканчивая нефтеуглеводородами и тяжелыми металлами во всех слоях – и в поверхностном, и в толще, и на дне. – Дно мы изучали очень слабо, – говорит Яна Блиновская. – Мы сосредотачиваемся на изучении толщи воды и поверхностных вод. И здесь превышение норм от 50 до 140 раз по загрязнению нефтепродуктами. Предельно допустимые нормы содержания нефтеуглеводорода в воде – 15 сотых миллиграмма на литр, а у нас оценивается в десятки граммов. Кто в этой воде может жить? Мы говорим: бухта Золотой Рог мертва. Неправда. Там есть жизнь, она приспособлена, скудна и уродлива. Морские рыбы и звезды, а также множество червей. Напротив рыбного порта видели морской гребешок. Там проводили исследования энтузиасты подводного клуба «Восток». Они делали подводную видеосъемку, и мы удостоверились, что жизнь в якобы мертвой бухте имеется: там водится амурская звезда, морская потеря – это все виды звезд. Самая чистая вода в Приморье на севере и на юге. На севере – Приморское холодное течение, на юге – ветвь теплого Цусимского течения. Встречается все это в районе залива Посьет. Здесь самый всплеск жизни и самая красота подводная. Откуда у нас взялись акулы? – На самом деле акулы в Приморье были всегда, – говорит Яна Блиновская. – Они заходили сюда в теплые годы, когда их заносило Цусимское течение. Прогретая вода, обилие пищи… А нынешние трагичные случаи произошли из-за того, что акулам стало нечего есть. У нас из-за ухудшения качества окружающей среды живность уходит. Кто будет жить в стоках? Да, красноперка кишит в тех местах, где органика. Благородные рыбы типа корюшки ищут более чистые воды. Например, бухта Новик около острова Русского. По этим видам можно судить, грязная или чистая вода. А кто живет в заливе Петра Великого постоянно (камбала, навага, красноперка, терпуг, окунь), привыкает к загрязненной воде. Почему буксует «Чистый порт»? Итак, болевые точки Приморья – Золотой Рог, Амурский залив. Они требуют немедленного вмешательства. Хотя разные административные организации так или иначе пытаются эти вопросы решать. Но не всегда они могут действовать согласованно, прийти к компромиссу. Кроме того, у нас есть неразрешимые нормативные противоречия. С одной стороны, то, что омывает наши территории, – это федеральная собственность и федеральная компетенция. А то, что творится на территории, – компетенция субъекта федерации. Но вмешательство властей субъекта в федеральные владения недопустимо. По закону. В МГУ им. Невельского имеется программа, она разработана в Институте защиты моря под руководством к.т.н. Сергея Монинца. Называется «Чистый порт». Коммерческие структуры, администрации города и края высказывали желание сотрудничать, но, к сожалению, нормативная база не позволяет в полной мере это все реализовать. Средства краевого бюджета не могут быть потрачены на очистку акваторий Приморского края, деньги бюджета муниципалитетов, например Владивостока, тоже не могут быть потрачены на очистку акваторий Амурского залива, Золотого Рога. Портовые службы также заинтересованы в том, чтобы экологическое состояние бухты привести в должное, но это противозаконно. Комитет Законодательного Собрания по природопользованию прошлого созыва актуализировал проблему очистки бухты Золотой Рог. Были обращения и от граждан, и от образовательных учреждений. В трех резолюциях экологического форума «Природа без границ» говорилось об очистке приморских акваторий. Директор Института защиты моря МГУ им. Невельского Сергей Монинец лично писал письма президенту, премьер-министру и в Министерство природных ресурсов РФ. Письма ходили по кругу… и приходили ответы, что администрация края не имеет на это полномочий. Местные активные На шестом по счету форуме, который проводится ежегодно, краевой администрацией Приморского края «Природа без границ» на 17-20 июля анонсирована актуальная тема: «Трансграничное загрязнение». Что может сделать общественность? За эти шесть форумов что-нибудь сдвинулось? Главное, считает Яна Блиновская, у нас продвигается программа мониторинга морских портов, развивается экологическое просвещение школьников, студентов, жителей Приморского края. Из положительных сдвигов – строительство очистных сооружений во Владивостоке, рекультивация свалки на Горностае, строительство специализированного завода, причем частного, по утилизации очень опасных биоотходов. Японский пример напоследок Токийский залив у берегов Японии в начале 80-х годов по состоянию был хуже, чем наша бухта Золотой Рог. Те меры, которые правительство Японии в содружестве с бизнесом и общественными организациями предприняло для очистки залива, привели к тому, что сейчас акватория представляет собой «цветущий сад». Там разводят марикультуру, стоят яхты, оборудованы рекреационные зоны для отдыха. Тридцать лет усилий и триллионы иен сделали свое дело: состояние моря в Токийском заливе не узнать.

Автор : Нателла ТЕРЕЩЕНКО

В этом номере:
Пусть море ему будет пухом
Пусть море ему будет пухом

На Токаревской кошке 31 мая согласно завещанию был развеян прах известного фотографа

«Крокодил» не пройдет

Свободная продажа обезболивающих препаратов в аптеках запрещена

Морская потеря взывает о защите
Морская потеря взывает о защите

Даже в Золотом Роге есть жизнь. Пусть скудная и уродливая, но есть

Выборы в Думу Владивостока будут похожи на войну?

Желающих получить депутатский мандат предостаточно еще до официального начала избирательной кампании

Последние номера
газета
журнал
газета
газета