Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Главное

Ни дня на свободе

Двухлетняя жительница Владивостока пребывает в тюремных стенах из-за преступления, совершенного родителями
Ни дня на свободе
Накануне Дня защиты детей руководитель фонда «Участие» Светлана Морозова и сотрудники администрации Владивостока пришли в гости к несовершеннолетним заключенным. Вместе с ними в СИЗО №1 побывал и корреспондент «В». Признаться, поездку в следственный изолятор изначально я расценивала как нечто запрещенное и по-своему увлекательное. Но мой оптимистичный настрой пропал с первой же минуты пребывания за решеткой. Сдав личные вещи, телефоны, паспорта и пройдя, как мне показалось, сквозь десяток дверей, мы с сотрудниками правоохранительных органов оказались в корпусе, где содержатся женщины и дети. Вместе с папой и мамой… в СИЗО Первой, кто встречал нас на «малолетке», оказалась очаровательная белокурая девчушка примерно двух лет от роду. Голубые глаза на милом детском личике смотрели на нас недоверчиво, исподлобья, но с любопытством. – Алена у нас с самого рождения, – объяснила начальник отдела по воспитательной работе СИЗО №1 Оксана Кораблева, – ее родители сидят здесь же, мама вместе с ней, а папа – в отдельном корпусе. Мы, можно сказать, все вместе растим ее, она тут уже хозяйка. Родители Алены – «черные» риелторы. Наталью вместе с мужем «закрыли», когда она была беременна. Суд шел полтора года и признал их виновными, теперь мамаша обжаловала решение суда в кассационную инстанцию. В связи с предстоящим периодом отпусков судебных работников дело затянется еще примерно на полгода. Ребенка можно было бы отдать бабушке – вот только у пенсионерки и так на руках есть внук, а двоих она просто не потянет. Так что придется ребенку «сидеть» вместе с мамой, пока их не переведут в исправительную женскую колонию в с. Заозерное, что в Хабаровском крае. Там отбывают наказание женщины вместе с детьми, пока тем не исполнится 3 года. Дальше Алену ждет детский дом. Признаться, ничего бы не выдало в ней ребенка тюрьмы, но огромные мешки под глазами и буквально фарфоровая кожа наводят на мысли, что свободы малышка никогда не видела. И все-таки они – дети Но пора было приступать к делу. Вручать юным арестантам подарки вместе с председателем Совета почетных граждан, почетным гражданином г. Владивостока и главой фонда «Участие» Светланой Морозовой приехали представители администрации Владивостока. Уже много лет они сотрудничают с председателем благотворительного фонда и навещают запутавшихся в жизни детей. Я выдохнула и вместе со всеми зашла в первую камеру поздравлять ребят. На удивление, в комнате было не так, как представлялось в моем воображении – никаких серых обшарпанных стен, переполненных камер и зловонной дыры не обнаружилось. Камеры приведены в соответствие с международными стандартами: в каждой по четыре человека, есть обеденный стол, стулья,  пол – ламинат, окна пусть с решетками, но пластиковые, есть даже цветной телевизор и холодильник. Туалет такой же, как и у всех нормальных людей. В каждой комнате – душевая кабинка. Пока разглядывала камеру, ребята как по команде выстроились вдоль шконок. – Я занимаюсь благотворительностью вот уже 22 года, – рассказывала Светлана Морозова малолетним подследственным, – всегда на праздники навещаю таких же, как вы, оступившихся ребят, дарю подарки и хочу заметить, что ни разу не пропустила ни одного «красного дня календаря» – ни Нового года, ни Дня защиты детей, ни 1 сентября. Нашему фонду «Участие» очень помогает глава Владивостока Игорь Сергеевич Пушкарев. Мы все надеемся, что вы одумаетесь, ведь вы сами понимаете, что сидеть не хочется, когда столько разных приятных вещей на свободе – и девушки, и друзья, и семья. Если вдруг у вас неудачно сложится жизнь во взрослой колонии, я могу написать, попросить, чтобы вас там не обижали, потому что все вы вроде бы как мои подопечные. Но и от вас многое будет зависеть. Также я могу помочь оформить документы, отправить в больницу полечиться, на работу устроить либо к родителям отправить – только обращайтесь. Я заметила, что в основном вы подаетесь влиянию взрослых, причем дурному. Потому хотелось бы, чтобы у вас была своя голова на плечах. – Да, они такие, – соглашается Оксана Кораблева. – Куда ветер, туда и дым – идут на поводу у старшего поколения. Один из присутствующих – участник группового преступления. Зачем это сделал – вообще непонятно. Уже здесь они начинают понимать, какую глупость сделали. Вот Ваня, например, – Кораблева показывает на щупленького парнишку, скромно стоящего у окна, – уже 2 года здесь, давно все понял и осознал. Наконец его дело закрыли, дали семь лет. Скоро он получит аттестат и отправится первым этапом в детскую колонию во Врангель. По достижении совершеннолетия его отправят во взрослую колонию. Он стойко воспринимает свое наказание и, конечно, жалеет, что так перевернул свою жизнь. Но если он хорошо себя зарекомендует, будет работать, не будет нарушений, то срок ему могут снизить. Глядя на эти понурые, но совсем детские лица, с трудом осознаешь, что все они – насильники, убийцы, грабители. Как признался директор по воспитательной работе Роман Чинцов, за мелкие преступления подростков уже давно не сажают, чаще всего ограничиваются условными наказаниями. Так что у всех малолетних сидельцев статьи очень даже серьезные. ЕГЭ и в СИЗО ЕГЭ Идя по узким, серым, но сверкающим чистотой коридорам, я недоумевала: как же дети, уже по определению подвижные и энергичные, могут целыми днями находиться в четырех стенах? – Они не сидят без дела, – возражает Роман Чинцов, – ребята всегда чем-­то заняты. Учатся, с ними занимаются психологи, ходят в спортзал, тренируются на тренажерах, у них есть видеозал, теннисный стол. По возможности общаются с родственниками. Конечно, не так часто, как им хотелось бы, ведь в большинстве случаев сидящие здесь – приезжие и родители не могут навещать их чаще. Также им разрешаются прогулки – не один час, как взрослым, а два часа в день. Посылки им шлют без ограничений. В основном возраст малолетних «клиентов» СИЗО – 1617 лет. Как и их сверстники на воле, они в этом году будут сдавать ЕГЭ в установленные правительством сроки. Как показывает практика, все подследственные выходят с аттестатом. В следственном изоляторе три учебных класса, и преподавательский состав не меняется здесь уже в течение многих лет. Обеспечение детского отделения – особая забота руководства ГУФСИН. Классы в соответствии с требованиями учебных программ оборудованы современными техническими средствами обучения, снабжены учебниками. Как признаются сотрудники СИЗО, были и такие дети, которые, попав в изолятор, не умели ни читать, ни писать, приходилось учить их, начиная с азов. Бывает, сюда попадают иностранцы, их тоже нужно учить – для начала хотя бы говорить по-русски. 20 лет вместе В ходе визита в детский корпус следственного изолятора гости с удовлетворением отмечали, как много было сделано за этот год для улучшения коммунально­-бытовых условий содержания ребят: отремонтированы камеры, появился новый компьютерный класс и т.д. – Сегодня исполнилось 22 года, как я занимаюсь этой деятельностью, – рассказывает Светлана Морозова. – Когда я пришла сюда в первый раз, здесь было 200 детей, а сейчас почти в 4 раза меньше. Таких результатов удалось добиться благодаря активной профилактической работе. Во Владивостоке благодаря деятельности главы города Игоря Пушкарева уделяется большое внимание детскому спорту, увеличилось число детей в художественных, музыкальных школах. Все это очень эффективно отвлекает несовершеннолетних от влияния улицы. Также ведется профработа со стороны сотрудников изолятора, которые делают все, что в их силах, и больше, чтобы ребята не попадали сюда снова. Детей здесь любят и хотят им помочь. Рассказывая о своих подопечных, сотрудники изолятора сетуют: мол, бывают и такие дети, которые поступают к ним с теплотрасс, ведут себя как настоящие зверята, порой даже не знают, что такое постельное белье. Здесь их учат буквально всему, и постепенно ребята приучаются к более­-менее нормальному быту. Много поступает наркоманов, токсикоманов, их приходится вытягивать из этого состояния. Они то храбрятся, то плачут – психика все-­таки детская… Так мы и уходили из изолятора – в ушах стоял скрип закрывающихся дверей, звон ключей, а перед глазами был образ белокурой девочки, которая еще ни разу не была на свободе. Кстати Благотворительный фонд «Участие» и его бессменный руководитель почетный гражданин Владивостока Светлана Морозова занимаются не только несовершеннолетними, находящимися под следствием, но и детьми, родители которых погибли при исполнении служебного долга. Для них подбирают опекунов, которые берут на себя все функции родителей. Организуют медицинскую помощь, всевозможные праздники и т.д. Также фонд оказывает помощь лицам без определенного места жительства.

Автор : Катерина МАТВЕЕВА, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Ни дня на свободе
Ни дня на свободе

Двухлетняя жительница Владивостока пребывает в тюремных стенах из-за преступления, совершенного родителями

Море полномочий
Море полномочий

получает полпред Виктор Ишаев, соединив свой пост с министерским

Не летайте самолетами в начале сентября
Не летайте самолетами в начале сентября

Напоминаем, что ваши слухи вы можете прислать на проверку в адрес редакции обычной почтой, факсом (4232) 415615 или по е­mail: news@vladnews.ru

Гастроли БДТ – первая ласточка звездного десанта
Гастроли БДТ – первая ласточка звездного десанта

Владивосток оставил Питер без лучших спектаклей

Подпорные стены украсят лианы винограда и лимонника
Подпорные стены украсят лианы винограда и лимонника

Улицы Суханова, Гоголя и Маковского сотрудники Горзеленстроя решили сделать экспериментальными – здесь впервые в истории Владивостока начнется оформление подпорных стен и надземных пешеходных переходов лианами

Последние номера
газета
газета
газета
газета