Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Море

Удочка в руках любителя

Рыбная отрасль запуталась в сетях, расставленных некомпетентными менеджерами
Юрий Диденко – человек хорошо известный. На рыбопромысловом флоте с 1957 года, прошел все ступени служебного профессионального роста: от матроса и помощника мастера добычи до президента крупнейшего рыбацкого предприятия в СССР и России, заслуженный работник рыбного хозяйства, трижды орденоносец, лауреат премии Совета Министров СССР, почетный профессор Дальрыбвтуза, почетный гражданин города Владивостока. Юрий Григорьевич рассказал «В» об основных проблемах рыбной отрасли. Надо обновлять флот – Россия может и должна вернуть себе статус крупнейшей рыболовной державы. Но сделать это не просто, у нас в открытом океане серьезные конкуренты. Борьба за пищу давно идет, поэтому выиграть ее можно, только опираясь на современные технологии, современные технические решения, которые должны быть реализованы в современном флоте нового поколения. Других путей не существует. Здесь одна из главных проблем отрасли заключается в том, что последние 20 лет, когда нет советской власти, никто не строит новых судов. 90 процентов техники, которую сейчас эксплуатируют рыбаки, имеет возраст 3035 и более лет при нормативном сроке эксплуатации 25 лет. Больше, чем физически, наш флот устарел морально, ведь это суда, которые спроектированы 4050 лет назад. Они рождались на моих глазах: государство строило, мы получали эти суда, радовались. Конечно, сейчас с позиции своего опыта строительства современных судов, а Дальморепродукт строил современные суда самостоятельно, понимаю, что тот флот, что у нас был и который используется нашими рыбаками до сих пор, был очень затратным с самого начала. Но в условиях того времени, холодной войны и железного занавеса, мы не могли строить иные суда. У нас не было современного оборудования, современных технологий. Поэтому рыбную промышленность государство вынуждено было дотировать, поскольку себестоимость производства продукции была высокой, а на прилавках рыба стоила копейки. Тогда для государства главным было накормить рыбой народ – каждый человек должен был съедать по меньшей мере 18 килограммов рыбы в год. Государственные деньги вкладывались в здоровье людей – чем не пример разумного использования госсредств? Вполне понятно поэтому, что, как только Советский Союз прекратил свое существование и прекратились госдотации, наши суда сразу ушли из всех районов Мирового океана. Потому что хоть сколько-­то эффективно работать в открытом океане они не могли. Все крупнотоннажные суда пришли в нашу экономическую зону, где рыбаков спасает то, что объекты добычи, тот же минтай, удельно дорогие. И добывая их, эти физически и морально устаревшие суда еще могут сводить концы с концами. Из­-за такого флота мы не используем свои ресурсы надлежащим образом, не используем тот потенциал, который заложен в наши рыбные богатства – мы берем из них только самое ценное, остальное просто выбрасываем. Не случайно о бережном использовании наших ресурсов и природосберегающих технологиях в своем приветственном обращении к недавнему съезду рыбаков говорил Владимир Путин. Для рыбаков же использование такого флота означает еле сводить концы с концами и требовать от государства дополнительных дотаций, которые, кстати сказать, и сейчас немалые – десятки миллиардов рублей. Современные суда по типу американских траулеров­-процессоров позволяют получать с каждой тонны квот минтая прибыль до 800 долларов, а наши рыбаки на старых судах сегодня получают максимум 200300 долларов. Надо обновлять флот. Другого пути повышения эффективности промысла нет. Забывчивый министр Для того чтобы предприятия строили новые современные суда, их необходимо стимулировать. Ведь государство просто обязано иметь интересы по самому эффективному использованию тех богатств, которые дала нам природа. Государство обязано вводить новые стандарты промысла, которые бы с неизбежностью привели к появлению нового класса техники – современных судов нового поколения. Конечно, вводиться они должны постепенно, загодя предупреждая о введении в таком­-то году в действие таких­-то новых стандартов. И обновление флота будет неизбежным. Сегодня не видно государственной политики в области рыболовства: раздали квоты – и все на этом, все свои задачи выполнили. Дальше – полная беспомощность, флот стареет, квоты не осваиваются даже в своей экономической зоне, иностранцы хозяйничают, ни о каком возврате в открытый океан никто из рыбаков и не задумывается, теряем миллионы тонн ресурсов открытого океана, которые мы, именно мое поколение рыбаков, нарабатывали для будущих поколений россиян. Но посмотрите на руководителя Росрыболовства Андрея Крайнего – какие красивые победные рапорты, отрасль растет! Чем же гордиться, тем, что минтая больше уродилось, или тем, что лосось подошел? Так это простым рыбакам нужно гордиться, чьими руками это фактически сделано. А то, что с трибуны Совета Федерации Крайний обещал в 2009 году вылов в открытом океане 1,5 млн тонн, уже забыл? Что «каленым железом» грозился вывести иностранцев из нашей экономической зоны – тоже забыл, как и практически все многочисленные «прожекты» по развитию отрасли последних лет? Несколько раз я присутствовал на совещаниях, которые проводил г­н Крайний, – исключительно непрофессиональная говорильня с непониманием глубинной сути многих вопросов. Самое главное – не направленная на получение какого-либо конкретного позитивного результата. Представить себе такое министерство и такого министра во времена СССР совершенно невозможно. Я могу об этом судить со всей ответственностью – много работал с прежними министрами. Именно в этом и корень плачевного положения дел в отрасли. Руководят непрофессионалы. Именно поэтому руководители и владельцы рыболовных компаний и не напрягаются – флот им достался практически бесплатно, сейчас квоты закрепили на 10 лет, говорят, закрепят на 20 лет, они по чуть-чуть зарабатывают, получают дотации и, конечно, не хотят вкладывать в новый флот. Ну чем плохо живется? Без смеха, но с большим сожалением наблюдаю иногда, как наши новые полуграмотные в профессиональном плане руководители – президенты (!) компаний творят уж совсем непонятное. Прочитал недавно, как Преображенская база тралового флота достроила себе на Украине новый 103метровый БАТМ и очень этим горда. Большей глупости придумать трудно. За 50 миллионов евро покупать судно, которое спроектировано 50 лет назад, пусть и с новым оборудованием? Что, за это время мировая судостроительная индустрия не произвела ничего нового? Это судно и окупаться будет 1015 лет! Что, на банк все это время работать? Да хоть возьмите 8090метровые американские траулеры-процессоры, которые мой Дальморепродукт арендовал у американцев десять лет назад. Они же по всем характеристикам – и техническим, и, главное, производственным – показывали результат в три-­четыре раза выше БАТМа. Шесть-девять линий разделки минтая, годовой вылов минимум 3540 тыс. тонн, выпуск продукции под 50 млн дол., окупаемость два-­три года – и стоит сегодня будет не дороже тех же 50 млн евро. И ведь самое главное: когда появятся новые стандарты в части полного использования сырья, а они неминуемо появятся, что они со своим новым, но, по сути, старым БАТМом делать будут? И ведь не продашь его за эти деньги. Неликвид. Неоправданные потери Как тут не вспомнить об эффективных собственниках? Например, в США в начале 80х годов, когда они начинали освоение своего минтая, чтобы найти этих эффективных собственников сначала устроили жесточайшее соревнование. Ввели олимпийскую систему добычи: участвовали все, кто хотел, но, как только ОДУ вылавливался, промысел закрывали. Эта система действовала несколько лет. Благодаря этому и выкристаллизовывались эффективные собственники: те компании, которые использовали новую технику и технологии. У нас же не было системы, которая бы позволила таким эффективным собственникам появиться. Была попытка – попробовали ввести аукционы, но поднялась шумиха, и квоты закрепили за всеми предприятиями, которые вели промысел и имели историю. Действительно, современное судно за очень короткий срок не только окупается, но если взять горизонт планирования пять-шесть лет, то он за это время принесет компании существенно большую прибыль, чем при эксплуатации старых судов. Один современный пароход заменяет несколько старых, у него меньше удельный расход топлива, кратно меньше вся затратная часть на единицу продукции. Если у наших рыбаков сейчас затраты достигают 70 процентов доходной части, то на современных судах этот уровень около 30 процентов. Государство в будущем, возможно, при новом руководстве отрасли, поскольку нынешнее просто некомпетентно, неизбежно поставит ту задачу, которую уже решили все развитые в рыболовном отношении страны, – эффективное использование наших национальных ресурсов. А эффективно – это значит больше продукции и больше налогов из каждой тонны квот (за счет большей зарплаты, объема производства, большей прибыли), полная переработка всего поднятого на борт. Ведь только переход на другую систему – прямого учета вылова – увеличил выпуск продукции на промысле минтая в США в 1,5 раза. Вдумайтесь в эти цифры – выпуск продукции вырос в полтора раза из того же самого объема квот! При выбросах за борт 0,50,7 процента улова – в десятки раз меньше, чем выбрасываем мы. Неужели нам этого не нужно? Эти меры невозможно реализовать на существующем флоте в силу его технической отсталости. Ввести эти требования сейчас – значит поставить весь флот на прикол, чего мы позволить себе не можем. Поэтому вводить эти прогрессивные и природоохранные требования нужно заранее и постепенно, чтобы рыбаки приготовились к ним. Только одно такое простое и логичное требование, заметим, в интересах не только государства, но и рыбаков, неизбежно приведет к обновлению нашего флота за пять-семь лет полностью. Ну и, конечно, обязательно нужно ввести четкий многоуровневый контроль процесса добычи и выпуска продукции, иначе ничего не поможет. Но государство мирится с такой ситуацией. Наш старый флот определяет все показатели отрасли. Спросить со всей строгостью Неправда, что рыбаки не могут без государственной поддержки обновлять свой флот. Могут. Особенно крупные рыбодобывающие предприятия. Возьмите, например, Находкинскую БАМР, которая выплачивает акционерам ежегодные дивиденды в размере 1,2 млрд руб. Конечно, кощунство получать от государства дотации и выплачивать такие дивиденды. Это то же самое, что собрать со всех нас, включая пенсионеров, и отдать некоторым известным товарищам. Но если потратить эти 40 млн дол. на обновление флота, то можно заказать и построить три современных траулера-завода (поскольку при заказе за рубежом 25 процентов аванса достаточно, чтобы получить новое судно, остальные 75 процентов вам выдадут в виде экспортного кредита на 12 лет), которым квот минтая нужно 100120 тысяч и которые вам заменят 1012 старых БАТМов, а предприятие будет иметь прекрасную экономику. Рыбаки без работы не останутся, появление таких суперсовременных судов, совсем других финансовых потоков изменит менталитет. Тогда начнут думать и об открытом океане и о прибрежных ресурсах, о необходимости освоения которых говорим со времен СССР. Что касается возможного строительства рыболовных судов в России, то это тема отдельного разговора. Замечу, что Россия, как морская держава, обязана иметь собственное современное судостроение. Но эту проблему необходимо решать постепенно, на основе не просто привлечения инвестиций, а стратегических инвесторов, владеющих современными технологиями строительства технически сложных судов, которые сегодня строятся на европейских верфях Норвегии, Испании и Германии. В Советском Союзе мы, дальневосточные рыбаки, добывали 5,5 миллиона тонн рыбы, а вся страна ловила 11 миллионов тонн. Сейчас у нас чуть больше четырех миллионов на всю Россию. Только современный, конкурентоспособный флот, который сможет работать на относительно дешевых объектах промысла, позволит существенно увеличить вылов, вернуться в открытый океан, вернуть те ресурсы, которые мы открыли и осваивали.

Автор : Карина ПОЗДНЯК

comments powered by Disqus
В этом номере:
В Казани «взяли» ЖКХ
В Казани «взяли» ЖКХ

Приморцам рекомендовано перенять опыт Татарстана, где нашли управу на нерадивых коммунальщиков

Сколько будем без горячего?
Сколько будем без горячего?

С 14 мая тепловые сети Владивостока начали испытывать на прочность и ремонтировать, сообщили в филиале «Приморские тепловые сети» ОАО «ДГК»

За воровство ответят и ТСЖ, и УК

Прокуратура Приморского края только за 2012 год выявила более 700 нарушений закона в сфере жилищно-коммунального хозяйства

«Спартак-Приморье» впервые завоевал серебро Кубка России
«Спартак-Приморье» впервые завоевал серебро Кубка России

Борис Ливанов: понятно, что устали, но и серебро – хороший результат

Приморские яхтсмены победно выступили в Южной Корее
Приморские яхтсмены победно выступили в Южной Корее

С 4 по 6 мая в Пусане (Республика Корея) проходили соревнования Busan Super Cup

Последние номера
газета
газета
газета
газета